21:09 

Возврат долгов

Лёль
Трудно быть совершенством... Но ведь можно! (с) Драко Л. Малфой
Название: Возврат долгов
Автор: Лёль (Liolya, Лёля, Лёль) liolya@walla.com
Бета: reisende
Рейтинг: НЦ-17 (NC-17)
Пейринг: ГП/ДМ слеш
Жанр: Романс/Приключения/немного Юмора, OC, PWP
Размер: Миди, 14 глав
Статус: Закончен
Спойлеры: Пять первых книг
Саммари: Гарри и Драко попадают в западню. Как после этого поведёт себя каждый из них? И захочет ли остаться в долгу у другого?
Дисклаймер: Пара-тройка главных героев, Хогвартс, оранжерея и волшебные зелья – принадлежат госпоже Роулинг. Рецепт зелий, дополнительные герои и больная фантазия – мне. Никакой материальной выгоды я с этого не имею. А хотелось бы…
Примечания № 1: Довольно открытое НЦ, хотя, может, это только я так считаю…
Примечания № 2: Это мой второй фанфик вообще. Но в категории НЦ - первый. Так что чтение – на Ваш страх и риск : )
Спасибо: моей дорогой Бете, reisende, за то, что вот уже во второй раз она проверяет мои каракули и ошибки. Борется с бредом и плодами моей бурной фантазии. И тратит на всё это свои нервы. Спасибо тебе дорогая : )
Условия размещения/архивирования: Конечно можно! Сообщите мне. Порадуюсь.

*****

@темы: Фанфики, Слэш, Моя Муза, ДМ, ГП, Romance, NC-17, Midi, Humour

URL
Комментарии
2010-11-05 в 22:24 

Лёль
Трудно быть совершенством... Но ведь можно! (с) Драко Л. Малфой
-П-п-поттер… - прошептал Малфой дрожащими губами. – Ты хочешь взять меня силой? – его глаза заблестели, а на пышных ресницах мелькнула слезинка.
-Что я тебе сказал по поводу обращения ко мне, Драко? – прорычало дикое животное, всего несколько минут назад бывшее Гарри Поттером.
Злить одержимого мага показалось аристократу не самой блестящей идеей, и он постарался выдавить из себя более-менее членораздельное: "Г-гарри"…
Возбуждаясь, необузданный брюнет ещё больше навалился на свою жертву, подминая её под себя.
-Да, Драко?
-Ты обещал, что не сделаешь мне больно… А мне больно! – в голосе парня зазвучали страдальческие нотки, а глаза, широко распахнутые, закрылись вуалью слёз. Гарри шумно выдохнул ему в лицо:
-Просто ты так вырываешься, будто серьёзно думаешь, что я тебя отпущу! – он скатился на пол и сгрёб Малфоя в охапку. – А меня это так возбуждает!
Блондин поперхнулся собственной слюной. Он уже пожалел, что вообще открыл рот. Жутко захотелось умереть, или хотя бы потерять сознание. Может, попросить Поттера сломать ему пару рёбер?
Не успел Драко оформить свой гениальный план, как почувствовал рывок и сообразил, что уже лежит на животе, уткнувшись носом в капюшон собственного плаща, а обе руки блондина вывернуты за спину и опять связаны. На этот раз – рубашкой гриффиндорца и сильнее.
-Мерлин милосердный! Лучше нашли на меня "круциатус", – застонал Малфой.
-Нет, что ты, – на полном серьёзе, заявил Поттер, – это будет намного приятнее, вот увидишь!
Драко хотел, было, подумать, как может быть приятнее изнасилование, но тут же вздрогнул и напрягся, потому что-то мягкое, горячее и гибкое коснулось его зада и прошлось пару раз по ямочке между ягодицами.
Одну руку Гарри устроил на бедре блондина, другую положил ему на задницу и, легонько раздвинув упругие полушария, запустил туда свой проворный язык.
Слизеринец встрепенулся, но тут же вспомнив, что может сделать только себе хуже, затих. Тем более что ощущения были не такими уж и неприятными.
Заметив, что блондин утихомирился, и не предпринимает попыток к самоубийству, Поттер ослабил узлы, удерживающие кисти парня, и освободил его руки. Тот сразу же прижал их к груди, боясь, вдруг охотник передумает.
-Поднимись на колени, – шёпотом скомандовал гриффиндорец, приподнимая Драко за бёдра. Красный, как полотна Дома великого Годрика, Малфой послушно поднял зад вверх, опираясь на колени и локти.
-Г-га-арри! Будь ты проклят! Что ты делаешь? – простонал в складки плаща слизеринец.
-Риминг! – как ни в чём не бывало, ответил наглец, лишь на долю секунды прервав своё увлекательное занятие. С энтузиазмом, он аккуратно ещё больше раздвинул половинки упругой задницы парня и принялся делать неторопливые движения языком вверх и вниз, вдоль его анальной ложбинки. Полизывая нежную кожу, которая никогда раньше не знала таких прикосновений, брюнет добрался до заветного кольца мышц и, наконец, сконцентрировался на анусе.
Драко подумал, что кончит прямо сейчас же. Такого ему ещё никогда не представлялось испытать. –"У этого что, ещё и название есть?"
Лаская небольшое отверстие, Гарри заставлял парня вздыхать и стонать, каждый раз, когда его язык скользил по нежной коже, или проталкивался в упругий проход. Малфой еле удерживался, чтобы самому не толкнуться задом навстречу лицу Поттера, до чего же ему хотелось чувствовать этот язык глубже в себе.
-Я могу?.. Войти, пальцами? – задыхаясь от возбуждения, спросил гриффиндорец.
-Да… Пожалуйста, медленно, – блондин услышал свой собственный голос, как издалека, и не поверил, что он только что это сказал. – Гарри, нежно… - взмолился парень, осознавая, что сошёл с ума, если просит такого.
Коварный обольститель вернулся к первоначальному делу, но теперь, кроме его подвижного языка, у немного расслабленного прохода в анус, появились пара гибких и нежных пальцев. Неторопливо они проскользнули внутрь, погладили стеночки, нащупали заветное выступление, однако не торопились его задевать. Язык искусителя тем временем старательно вылизывал мошонку парня, щекоча нежную кожицу и яички. Слизеринец застонал во весь голос и, не в силах более сдерживаться, двинулся назад, насаживаясь на пальцы Поттера.
Язык оторвался от разгорячившийся плоти, пальцы вынырнули, и Малфой почувствовал, как нечто большее по размеру прикоснулось к его заднему проходу.
-Расслабься, – приказал Гарри. Странно, но от самого слова уже хотелось напрячься. Однако парень сделал пару глубоких вдохов и почувствовал, как отпускают скованные мышцы. Одной рукой брюнет придерживал любовника за бедро, второй направлял головку своего члена. На этот раз фаллос легко проскользнул внутрь. Поттер позаимствовал вазелина из аптечки мадам Помфри, и Драко замер, переваривая ощущения.
Гриффиндорец устроил руки у блондина на талии и постепенно стал вгонять член глубже и глубже в тело Малфоя. Тот сдавленно вскрикнул, однако ничего не сказал, только поднялся с локтей, упираясь в пол ладонями, и раздвинул пошире ноги, пропуская Гарри ближе к себе и глубже в себя. Поттер начал двигаться вперёд назад, подбирая нужный темп. Слизеринец выгнул спину, вскинул голову. Светло-золотистые локоны раскачивались, в такт движений двух тел. Взгляд брюнета упал на ступни Малфоя – они напряглись, а пальцы вытянулись – Гарри понял, что тот сейчас кончит, а ему самому не хватало чуть-чуть. Словно назло прочитав мысли мага, парень коснулся своего возбуждённого члена, и этого стало достаточно, чтоб струя белой горячей спермы, будто обжигая пальцы, излилась на мантию, под ноги блондина.
Поттер остановилс и хотел, было, вынуть член, но Драко повернул к нему разгорячённое лицо:
-Ты же… Ещё нет?..
-Нет, – ответил Гарри, не дожидаясь продолжения вопроса.
-Подожди, – блондин подался назад, пропуская в себя всё ещё упругий член парня. – Не выходи… Я хочу… Ещё…
Малфой отвернулся и опустил голову, зарываясь лицом в складки мантии. Гарри заметил, что даже уши блондина пылали красным, соревнуясь окраской с гобеленами в гостиной Гриффиндорцев.
-Только помоги мне немного, – донёсся удушливый голос из недр материи плаща.
Поттер ничего не ответил. Наклонившись, он припал животом к спине парня, обхватил пальцами член партнёра и начал методично водить по нему рукой. Эрекция появилась, как по волшебству. Блондин застонал.
-Знаешь, ты бы мог сам помогать себе, так было бы удобней, – мягко произнёс гриффиндорец и, нежно ухватив кисть парня, уложил его пальцы ему на член. Драко тут же обхватил возбуждённый орган и продолжил работу, начатую брюнетом, а сам учитель вернул руку на бедро Малфоя и ускорил темп движений. Через минуту он уже со скоростью вколачивался в задницу слизеринца, по самые яички, задевая простату парня и вызывая в нём волны эмоций, наполненных наполовину болью, наполовину удовольствием.
Послышался сдавленный крик, и Драко снова забился в судорогах оргазма. На этот раз Гарри присоединился к нему, богато изливая сперму в содрогающееся тело.
Не в состоянии больше себя держать, слизеринец рухнул на уже порядком помятую мантию на полу. Такой же обессиленный рядом завалился его партнёр, выскальзывая из дрожащего блондина и окончательно пачкая его плащ остатками своего семени. Оба парня тяжело дышали, постепенно успокаиваясь.
-Чёрт, По… Гарри, где ты научился таким вещам? Такое преподают в Доме доблестных гриффиндорцев?
-Да,чтобы доставлять наслаждение и удовольствие прекрасным слизеринцам, – в шутку унизился брюнет. Ну, ещё бы, не рассказывать же Серебряному принцу, как он пытал Финигана, чтобы тот достал ему соответствующую литературу. Драко повернул голову и наткнулся на изумрудные чистые глаза, которые с интересом разглядывали его.
-Дьявол тебя разберёт, Поттер, – проворчал блондин, закрывая глаза.
Гриффиндорец приподнялся и накрыл его губы своими, нежно провёл по ним языком. Перешёл на висок, изучил ушную раковину, старательно вылизывая всё по пути. Куснул за мочку, перебрался на шею, лизнул подрагивающую венку, поцеловал ключицу…
-Поттер! – позвал Драко.
-Ум! – не отрываясь от своего увлекательного занятия, отозвался Гарри.
-Поттер!! – Малфой отодвинул от себя парня за плечи. – Мадам Помфри больше не отпустит тебя погулять!
-Угу! – радостно согласился охмелевший брюнет, кивая головой.
-Она будет волноваться! – отчеканил слизеринец. – Тебе пора идти!!
-Да, Драко… - но блондин смерил Гарри таким убийственным взглядом, что парень тут же перестал сиять и протрезвел:
-Да, Малфой…
-Быстренько! Прямо в палату! В кровать!! – глаза слизеринца сузились в две тонкие щёлочки.
-Да, Малфой! – Поттер подскочил, как укушенный Пикси, и начал носиться по этажу, впопыхах собирая свои вещи.
Драко улёгся на бок и подпёр голову рукой, совершенно не стараясь хоть как-то прикрыться. Рядом, на рубашке слизеринца, покоилась его волшебная палочка, и в её присутствии парень чувствовал себя уверенней. Однако он не торопился ею воспользоваться, спокойно наблюдая за мельтешившим Поттером. Гриффиндорец нарезал круги лёгкой пробежкой, струхивая солому с рубашки и натягивая кроссовки.
-Ты ещё здесь? – надменно, с угрозой спросил блондин.
-Нет, Малфой, – пискнул в ответ Гарри. – Я уже ушёл! – и, не оглядываясь, прижимая к себе свою школьную мантию и второй кроссовок, парень бросился через дверь вон.
В следующую минуту на лестнице раздался шум чего-то падающего, сопровождаемый нецензурными выражениями и даже отборным матом - Поттер катился вниз по ступенькам.
-Я в порядке! – раздался истошный вопль, когда Гарри, судя по всему, приземлившись, достиг очередного лестничного пролёта. – Я пошёл!
-Я схожу с ума, – ужаснулся вслух Драко, накрывая лицо своей зелёной рубашкой и тщетно пытаясь удушиться ею…

URL
2010-11-05 в 22:38 

Лёль
Трудно быть совершенством... Но ведь можно! (с) Драко Л. Малфой
** 11 **

-Почему тебя не было на станции? Почему ты не поехал с Рейвенкловцами? Почему ты ещё в больнице? Ты опять упал с метлы? Или всё-таки ты подрался? С кем? Это слизеринцы? Почему у тебя такой вид? А как же неделя профессий? – и так далее, и тому подобное.
Гарри лежал на больничной койке и мысленно считал до ста, в надежде что Гермиона и Рон замолчат до тех пор. Когда же этого не произошло, он начал сначала.
-Отреагируй уже как-нибудь, Гарри! – девушка выбилась из сил и опустила руки. Незамедлительно умолк и Рон, доселе голосивший в унисон с подругой. "Наезжать" же на друга в одиночку ему не хотелось. Повисла раздражённая тишина. Поттер, наконец, удостоил друзей своим вниманием, возвращаясь из астрала.
-Ребята, всё нормально. Как я уже рассказывал, я свалился с метлы. Вчера вечером, подумав, что я чувствую себя уже лучше, я отпросился прогуляться и поскользнулся на лестнице. В результате мадам Помфри опять пришлось отпаивать меня "Костеростом". На сей раз, я поклялся, что не встану с постели целый день.
-А как же твоя неделя профессий? Ведь это же обязательно для каждого старшекурсника? – вопросительно посмотрела на рассказчика Гермиона. Ей вообще не нравилось то, что здесь происходило. В последнее время что-то явно шло не как всегда.
-Я уже говорил на эту тему с Дамблдором. – Гарри поник – Он настаивает, чтоб я ехал завтра, с факультетом Слизерин.
-Что-что? Директор заставляет тебя ехать в министерство с этими змеями? – челюсть Рона норовила отвалиться и упасть на пол.
-Ага, – нахохлился Поттер.
-Ну и что? – ввинтилась в разговор Гермиона. – Главное, чтоб Гарри поехал! Это же очень важно! И потом, это повлияет на его оценку!
-Герм, ты с ума сошла! – завопил Рон. – Это же слизеринцы!!! Там будут Снейп и Малфой!!!
Валяющийся на кровати больной закатил глаза от улыбающейся ему альтернативы. Гулять по Министерству Магии с этими типами!
-Глупости! – каменным голосом заявила Грейнджер. – Я считаю, что профессор Дамблдор прав. Гарри, не важно, с кем ты едешь туда! Важно, что ты всё же посетишь министерство!
-К твоему сведению, я там уже был, – потухшим голосом произнёс Поттер.
-Да, Гарри, я знаю, – девушка погладила друга по руке. – И мы уже обсуждали эту тему. Ты должен идти дальше. Ради Сириуса. Ради своего будущего. Именно поехав на эту экскурсию, ты докажешь всем, и себе, что ты не слабак, ты можешь пережить какую-то школьную поездку. И ты не побоишься вновь там оказаться! И если надо будет, то поедешь туда ещё раз! Неужели ты не хочешь бросить вызов своему страху? Ты же хотел поехать с нами?
-Ну не со Снейпом же? – взвизгнул рыжий.
-Да какая разница! – рассвирепела Гермиона. – Ему же не придётся ходить с ним по министерству в обнимку? Будет себе идти в конце группы, а потом пойдёт навестить мистера Уизли. Да и Фадж там будет, не оставит его одного. Не многие могут похвастаться, что лично знают премьер-министра магического сообщества!
Гарри и Рон единодушно уставились на префекта гриффиндорцев. Рот Уизли изогнулся в нервно-истерической гримасе, а у Поттера забилась жилка под правым глазом. Парень представил себя вальяжно прохаживающимся по коридору министерства под ручку с Корнелиусом Фаджем, непринуждённо болтая о погоде и посылая улыбки направо и налево, а позади них гогочущую толпу слизеринцев, во главе с фыркающим и давящимся от смеха профессором зельеделия. Гарри передёрнуло.
-У меня вообще биография - обзавидуешься! – гневно заявил гриффиндорец. – Я не поеду. И точка.


На следующее утро гордый факультет серебряно-зелёных отправлялся в Лондон. Но в это хмурое осеннее утро Дом родовитых магов и волшебников облачился в простую маггловскую одежду, того требовала профессиональная этика и конспирация. Поглазеть на это зрелище собрались почти все ученики школы чародейства и волшебства. Однако отпрыски аристократической элиты, на удивление, чувствовали себя довольно неплохо в дорогих кожаных куртках и меховых тёплых шубках. Радостно переговариваясь, слизеринцы толпились у ворот. Рядом маячила высокая худая фигура декана факультета, как и всегда, облачённая в чёрное. На профессоре был строгий костюм с длинным пиджаком-фраком, а на голове красовалась невысокая твердая шляпа цилиндрической формы с узкими полями. В руках зельевар держал портфель-дипломат, и всем свои видом походил на строгого Лондонского учителя какой-нибудь академии для мальчиков.
Драко Малфой тоже был одет подобающе. На нём были чёрные плотные джинсы, туфли на высокой подошве и ослепительно-белая рубашка с длинным рукавом. Поверх сорочки тёплая шерстяная безрукавка, тёмно-синего цвета. Завершали картину маслом чёрный кожаный плащ, длинный, почти касавшийся земли, с широкими лацканами и серебряными застёжками, и белый атласный длинный шарф, накинутый поверх плаща и ниспадавший из-под воротника. Конечно же, он был неотразим, и ученицы со всех курсов, находившиеся неподалёку, не отводили от него восторженных взглядов. Блондин сидел, грациозно закинув ногу на ногу, церемонно улыбался и кивал головой на оклики окружавших его людей. Зато взгляд его холодных серых глаз беспокойно скользил по фигурам учеников, стоящих во дворе. Он заметил что Снейп, проворчав себе что-то под нос, вдруг устремился в сторону школы и, проследив за его движением, наконец, нашёл то, что искал. К группе студентов, собравшихся на заднем дворе Хогвартса, приближались две известные персоны: победитель Гриндевальда, в лице старца Альбуса Дамблдора, и надежда всего магического мира, в лице Гарри Поттера. Последний выглядел так, словно оправдать надежды всех магов и ведьм ему предстояло прямо сейчас. Видимо, перспектива ехать в Лондон с вражеским факультетом его не очень забавляла.
-Не могу поверить, что позволил вам втянуть себя в это, – проворчал Гарри, пряча руки в карманы и ежась от холода.
-Но ты же хочешь стать аврором? – мягко ответил директор. – Вот и познакомишься поближе с департаментом. Я послал сову с уведомлением, тебя пропустят в закрытый отдел, под присмотром мистера Уизли. И, к тому же, визит в министерство - это прямая обязанность каждого ученика шестого курса.
-Но профессор! Вы же понимаете, кто я? И, после того, что произошло в министерстве, я еду туда со слизеринцами!
-Ну, во-первых, так же сложились обстоятельства, что ты не поехал туда со своими друзьями, так ведь? – Дамблдор блеснул стёклышками очков, Гарри ещё больше съёжился в куртке. – А во-вторых, профессор Снейп всё время будет рядом и присмотрит за тобой, я всецело доверяю этому человеку.
-Не разделяю ваших взглядов в этом плане, – себе под нос пробормотал Поттер.
-И потом, – как будто не расслышав замечания юноши, продолжил маг, – в министерстве все предупреждены о вашем прибытии. Возгласов "Ах, да это же Гарри Поттер" – не будет, – "обрадовал" гриффиндорца директор.
-Предупреждены? – Гарри рисковал получить удар. – В каком смысле?
-В том смысле, что всё пройдёт прекрасно, – покивал головой Дамблдор, – здание охраняется отрядом авроров, специально приглашённых для этого.
-О, я не говорю о нападении Пожирателей, – простонал Гарри. – Просто, я еду туда с слизеринцами…
-Тем более, нет повода для беспокойства, – хитро улыбнулся старик.
-Ну, если вас не смущает возможность, что по возвращении в школу у вас не будет хватать одного студента, а семейство Малфоев лишится единственного наследника и потомка, то всё просто восхитительно! – зашипел гриффиндорец. – Если кто-то из них что-то выкинет, я за себя не ручаюсь!
-Что-то подсказывает мне, что вы разберётесь, мистер Поттер…

URL
2010-11-05 в 22:48 

Лёль
Трудно быть совершенством... Но ведь можно! (с) Драко Л. Малфой
Восторженные ученики разбились на небольшие группки, по два-три человека, и выстроились в небольшой отряд. Малфой, как префект своего факультета, встал во главе слизеринской молодёжи, возле декана курса. Панси,староста девочек, на пару с Милисентой закрывали строй.
Снейп, крепко сжав челюсти и рукоятку своего портфеля, уже добрался до компании директора и гриффиндорца. По группе учеников пробежал возбуждённый гул. Слухи, что золотой мальчик едет в Лондон с слизеринцами, оправдались. Малфой обернулся к одноклассникам.
-Господа. Мистер Поттер сегодня присоединится к нашему факультету, для нанесения визита в министерство магии. Прошу вас содействовать нашему декану, который благородно согласился на эту просьбу директора. От вас требуется проявить снисхождение и терпение, всё как всегда, господа. Думаю, мне нет необходимости напоминать вам, как к нашим фамилиям относится министерство, давайте же не будем давать им лишнего повода косо смотреть в нашу сторону. Факт, что мальчик, который выжил, едет именно с нами, как раз играет нам на руку, и не в наших правилах не использовать это. Покажем этим безмозглым представителям и чиновникам нашу добродетельность и благородность. Благодарю, и желаю всем приятного дня.
Некоторые чинно закивали, некоторые поджали губы. Но ни один студент не проронил ни слова в ответ. Маленькая тирада блондина была обращена только к его сокурсникам, и она не была услышана другими учениками, мелькавшими на улице. Слизеринцы, как ни в чём не бывало, вернулись к своим разговорам, но косые взгляды, летевшие в сторону странной троицы, прекратились.
-Северус! – радостно поприветствовал подошедшего директор. – Я вижу, вы уже готовы! Ну что ж, передаю в ваши руки мистера Поттера. Мы уже всё обговорили.
Снейп, прошипев что-то вроде "безумно рад по этому поводу", приказал Гарри следовать за ним.
Дамблдор похлопал юношу по плечу:
-Передавай привет Артуру Уизли. И приятно провести время! – добродушно пожелал старец вслед уже удаляющейся паре.
-Так как вы полностью на моём личном попечительстве, – сквозь зубы прошипел профессор зельеделия, когда они отошли на безопасное расстояние от глупо улыбающегося директора, – я приказываю вам следить за своим поведением и очень хорошо думать, прежде чем говорить что-либо. Я знаю, это вам не под силу, но сегодня уж постарайтесь. И если вы затеете дешёвую потасовку с одним из моих студентов – я даже и не подумаю вмешиваться, а затем признаю виновным вас, мой бесценный герой. И если с вами что-то произойдет, из-за вашего стремления всё разрушать и везде вмешиваться, ответственность за это будет лежать только на ваших плечах, мистер Поттер. Я надеюсь, я выражаюсь довольно чётко?
-Кристально! – смело парировал "бесценный герой".
-Поверьте, я не наслаждаюсь вашим обществом, – процедил Снейп.
-О, профессор, наконец, я с вами хоть в чём-то солидарен. Мне тоже прискорбно, что целые сутки из моей увлекательной жизни я проведу, терпя ваше присутствие.
-Десять баллов с Гриффиндора. Двойное эссе по ядовитым зельям и ядам ко мне на стол, к субботе. Внеклассная работа.
-Прекрасно, профессор. Я почерпну много нового. Как вы думаете, как скоро мне представится случай применить мои знания на практике?
Мастер зельеделия зашёлся в приступе немого гнева. Он совершенно не узнавал того мальчишку, вернувшегося после его последнего визита в министерство, в прошлом году. Когда погиб Сириус Блэк, Гарри Поттер был забитым истеричным подростком. А теперь…
-"Доигрались", – подумал Северус. – "Вырос.Озверел. Может, надежда на то, что он победит Тёмного лорда, не так уж и призрачна"?
Препираясь, эти двое подошли к группе учеников, уже порядком продрогших из-за холодной погоды. Вдруг Снейпа осенило.
-Мистер Поттер. Встаньте рядом со старостой факультета. От мистера Малфоя не отходить ни на шаг, беспрекословно слушаться и выполнять все его требования касательно безопасности проведения экскурсии. Не волнуйтесь, он не попросит вас сигануть под колёса паровоза. К сожалению.
Гарри хотел, было, что-то съязвить, но Серебряный принц смерил его таким обжигающим взглядом, что гриффиндорец поспешно проглотил слова, чуть не сорвавшиеся с его уст. Гордый собою декан только самодовольно хмыкнул.
-"К каждому котлу найдётся крышка", – пронеслось у Северуса в голове. Профессор вздохнул и направился к воротам школы. Студенты поспешили за ним, переговариваясь и хихикая.

Впервые "Хогвартс-Экспресс" показался Гарри таким большим и пустым. Непривычно было видеть так мало учеников, поднимающихся на платформу. Радостные Рейвенкловцы замахали им вслед руками, когда поезд тронулся со станции. Гарри занял свободное купе в конце вагона, и его не потревожили ни разу за всё время поездки. За что он был особо благодарен чванливым слизеринцам.
С платформы девять и три четверти до центра Лондона добрались тоже без приключений. Дул холодный северный ветер, все ученики школы чародейства и волшебства ёжились в одеждах, поднимая воротники и натягивая посильнее шапки. Гарри молча вышагивал возле Драко, ещё больше выделяя из группы шикарного блондина своим видом.
Сегодня Поттер наотрез отказался облачаться в одежду друзей, зная, что всё равно будет смотреться грязным пятном на фоне дорого одетых слизеринцев. С воплями - "Да, я хочу, чтоб в этом меня видели в Министерстве и запечатлели в "Пророке" – Гарри впихнулся в свои старые потёртые джинсы, клетчатую рубашку и в связанный миссис Уизли оранжевый свитер. На ногах героя магического мира были его старые кроссовки, а на плечах – жатая коричневая куртка. На шею ничего не оставалось одеть кроме школьного длинного шарфа. И единственное, что по-настоящему согревало душу парня, так это то, что он так "выгодно" оттенял идущего рядом блондина. Элегантно одетый Драко, должно быть, уже мысленно перепробовал на Потере все существующие и несуществующие заклятия пыток за то, что тот осквернял его общество своим видом.
Однако, как оказалось, Малфоя совершенно не заботил внешний вид золотого мальчика, больше напоминавшего лондонского беспризорника. Слизеринец периодически оглядывался на ряд студентов, проверяя, все ли в порядке, смотрел по сторонам, отмечая движение маггловского транспорта, и вообще вёл себя довольно серьёзно и беспристрастно. Наконец, впереди показалось серое здание Министерства, и все с облегчением вздохнули.
Получив значки посетителей и пройдя проверку, Хогвартские ученики оказались в атриуме здания. Многие здесь уже бывали, поэтому они просто спокойно стояли в ожидании встречи со своим гидом.
В холле показался краснолицый низкорослый мужчина с блестящей лысой головой. Маг торопился навстречу группе, постоянно потирая короткие пухлые руки.
-Добрый день, молодые люди, – радостно поприветствовал их толстячок. – Меня зовут мистер Бонто, и я буду сегодня вашим провожатым по удивительному миру министерства! Уверен, вы все найдёте сегодня что-то интересное для себя!
Гид обернулся к декану молодых людей, взиравшего на него сверху вниз:
-Северус? Как добрались?
-Прекрасно, Амирам, вот только вас мы прождали целых семь минут, да и пока прошли все эти проверки. Неужели это все так необходимо? – надменно произнёс профессор.
-О, приношу свои извинения, – без тени раскаянья в голосе закудахтал Бонто. – Но ты же знаешь, сегодня удвоенная охрана, повышенное внимание… - и маг покосился в сторону переминавшегося с ноги на ногу Поттера.
-Мне надо было просить прибавки к жалованию, за то, что подвергаю себя и своих студентов такой опасности, как общество национального героя, – вздохнул маг.
Предвидя реакцию гриффиндорца, Малфой развернулся к парню, приготавливая морально-уничтожающий взгляд, но его уже опередил лысый проводник:
-Мистер Поттер! Добро пожаловать в министерство магии! Министр после обеда присоединится к нам, чтобы поздороваться с вами лично! – гид опять радостно потёр руки. Он, наверно, пребывал в полной уверенности, что сделал молодому магу огромнейший комплимент и польстил его самолюбию.
-Час от часу не легче! – прошептал гриффиндорец. – Лягни меня гиппогриф, только Фаджа мне не хватало…
Гарри вжал голову в плечи, ожидая взрыва смеха и издёвок от стоявших за спиной слизеринцев. Но ответом ему был лишь монотонный говор студентов и гул министерства. Похоже, студенты не обращали на него внимания, совершенно не выделяя его из группы учеников Хогвартса.
-Странно, – пробормотал Поттер, и впервые в жизни профессор Снейп разделил с гриффиндорцем внезапное изумление, окидывая подозрительным взглядом своих подопечных.

URL
2010-11-05 в 22:52 

Лёль
Трудно быть совершенством... Но ведь можно! (с) Драко Л. Малфой
Экскурсия началась с центрального кафе-ресторана, где юных магов и ведьм напоили кофе и горячим шоколадом и накормили булочками с корицей. Крэбб и Гойл набрали с собой печенья и пряников в коробочку из картона, а Паркинсон, кокетливо улыбаясь Драко, подкладывала в тарелку блондина сдобные изделия.
-Дорогой, ты в последнее время вообще не уделяешь должного внимания своему здоровью. Ты практически ничего не ешь!
Малфой молча размешивал свой кофе маленькой мельхиоровой ложечкой, внимательно разглядывая густой напиток.
-Хочешь заменить профессор Трелони в дальнейшем? – с другой стороны от Драко сидел Блейз Забини. – Не думаю, что тебе стоит, у тебя такое перспективное будущее!
Не удержавшись, Малфой фыркнул:
-Гадать я не собираюсь. Я лишь пытаюсь определить свежесть молока, добавленного в этот кофе.
-О, с ним всё в порядке! – поспешила заверить друга Панси. – Вон, Винсент и Грегори уже по третьей чашке выдули, и вроде бы всё нормально…
-По-моему, у этого пойла, смеющего называть себя гордым именем Кофе, есть побочные эффекты. Или это ты называешь "нормально"? – блондин указал на весело размахивающих своими волшебными палочками парней, которые пытались наложить на коробочку "всёвмещающие" чары. Девушка хихикнула, а Блейз подавился глотком горячего шоколада.
-Джентльмены, вы же помните о приказе, запрещающем использование магии студентами в пределах министерства? – усмехаясь, обратился к парням Драко, протягивая им ещё одну бумажную упаковку. Сообразив, слизеринцы закивали.
Наблюдавший за всем этим Гарри только подивился, как же Малфой влияет на окружающих его. Истинный лидер. Если захочет – поднимет до небес. А захочет – испепелит одним лишь словом. Как же много лиц было у этого утончённого загадочного молодого мага. Как много граней.

Наконец, слизеринское общество соизволило закончить полдник, и группа продолжила покорение департаментов и отделов. Доблестные ученики, в принципе, вели себя очень подобающе своим фамильярным рангам. Несмотря на юный возраст, они не галдели и смеялись, а негромко переговаривались и задавали разные вопросы. И опять же, совершенно игнорировали Поттера. Последнего это начинало бесить.
В сопровождении Амирама Бонто, Слизеринцы посетили Большой архив (библиотеку) и Отдел магических игр и спорта (Гарри и Драко, как по команде, рванули в штаб-квартиру Британско-ирландской лиги квиддича). Выудить парней, да и весь факультет, из павильона оказалось делом выполнимым, но трудным. Затем направились в Отдел магического транспорта и Отдел международного магического сотрудничества. Здесь задержались на короткое время, получили краткий курс на тему магического законодательства и права и даже посетили британский филиал Международной конфедерации магов.
Покинув пятый уровень здания, и набившись, как сардины в консервную банку, вместе со студентами в лифт, декан и провожатый заспорили, куда же следует направиться дальше. Мистер Бонто настаивал на посещении Отдела наблюдения за магическими тварями и контроля над ними, так как департамент находился на следующем уровне, и гид придерживался строгого плана. Профессор зельеделия же выразил горячее желание отправиться в Отдел обеспечения магического правопорядка, на втором уровне здания. Так как это подходило по теме магического законодательства, департамент которого они только что посетили. Нажимая на все кнопки подряд, маги не заметили, как лифт уже вызвал кто-то другой. Железные створки открылись, приятный голос дикторши оповестил о прибытии в подвальные помещения Министерства магии, и, продолжая спорить, волшебники, а за ними и вся группа, поспешили оставить тесную кабинку, пропуская вместо себя в лифт людей в длинных серых плащах.
-Амир, а вы уверенны, что должны здесь быть? – окликнул лысого толстяка один из магов, зашедших в лифт, прежде чем железная дверца закрылась. Снейп и Бонто замерли и оглянулись.
В отличие от других этажей – этот был совершенно безлюден и холоден. По коридору не было ни одной двери, только в самом конце виднелась тёмная арка, ведущая в следующий коридор. Совершенно чёрные стены и такие же чёрные потолки визуально меняли пространство, создавая гнетущее впечатление. У Гарри закружилась голова. Он мгновенно узнал это место. Здесь его впервые судили за применение волшебства летом прошлого года. Здесь же находилось и пророчество, спрятанное в Отделе тайн. Перед глазами пролетели вспышками события прошлого лета. Хрустальный шар с предсказанием. Бой с Пожирателями Смерти. Волдеморт. Сириус.
-Сириус… - стон сорвался с застывших губ гриффиндорца, и, не удержавшись на ногах, парень рухнул на пол.
-Поттер! – не отдавая себе отчёта в своих действиях, Драко поспешно кинулся к лежащему студенту.
-Дементор! – выругался Снейп, следуя примеру Малфоя. Тут же оказался и провожатый.
-Какого тёмного? – Бонто вцепился в плечи юноши. – Что с ним?
Поттер был без сознания.
-У него шок. Надо убрать его отсюда, – взмахнув волшебной палочкой, Северус приподнял тело Гарри, поставил его в вертикальное положение и левитировал его к лифту.
-Прошу вас, все за нами! – позвал Амирам слизеринцев. – Вам нельзя оставаться здесь одним!
Створки кабинки отворились, и группа вновь ввалилась в узкое помещение.
-Мистер Малфой, помогите мне, – профессор начинал потихоньку закипать. Палочка в его руках дрожала.
Драко кивнул, подхватывая расслабленного Поттера и прижимая его к стене своим телом. Сокурсники сохраняли гробовое молчание, проникшись важностью ситуации.
-Отдел магических происшествий и катастроф, – объявил приятный женский голос. Лифт остановился на третьем уровне, и живописная группа вырвалась в широкий просторный коридор. Здесь располагалась штаб-квартира стирателей памяти, к офису которых прилагалась небольшая комната отдыха. На этом же этаже был кабинет по производству зелий, Снейп надеялся найти там успокоительное. Оставив остальных учеников Хогвартса в коридоре, Снейп, Бонто и Малфой занесли обмякшего Поттера в министерскую гостиную и уложили на серый диванчик.
-Я вызвал колдомедика, – хлопотал гид. – А нам надо идти! Дорогой Северус, нам надо вернуться к остальным студентам, их нельзя оставлять в министерстве одних!
-Поттера тоже нельзя оставлять одного, пока не прибудет врач! – возразил профессор, так некстати вспоминая, что поручился за парня директору.
-Пусть этот молодой человек останется с ним! – тут же волонтировал Драко в добровольца мистер Бонто. – А мы обязаны поспешить, ты же знаешь, как министр щепетилен…
-Кому остаться? Мне? – возмущённо запротестовал блондин против гениального решения проблемы. – Я не собираюсь становиться сиделкой Поттера!
-Я надеюсь, вы не подумали, что ею стану я? Сделайте одолжение, мистер Малфой, подождите здесь, пока я не вернусь, – блеснув разъяренными глазами, декан развернулся и вышел из комнаты. За ним, всё время потирая руки, засеменил провожатый.
Подавленный слизеринец остался наедине с бессознательным телом Золотого мальчика. В первую очередь он перенёс подальше от дивана подушки, пуфы и всё остальное, чем Поттер бы смог в него запустить по возвращению в сознание. Затем, скинув тёплый плащ, и оставив только белый шарф на шее, Малфой уселся в глубокое кресло рядом и стал ждать.

URL
2010-11-05 в 22:54 

Лёль
Трудно быть совершенством... Но ведь можно! (с) Драко Л. Малфой
** 12 **

-Сириус! – послышался сдавленный стон. Драко встрепенулся, прогоняя лёгкий сон, которым забылся, сидя в кресле.
-Сириус, осторожно! Сириус! – стон усилился, превращаясь в сдавленный крик.
Малфой в недоумении уставился на хрипящего гриффиндорца. Поттер мотал головой, яростно сжимал в кулаки руки и прерывисто дышал.
-Сириус, нет! Не-е-ет! - сдавленные крики перешли в истошные вопли. Глаза парня были плотно зажмурены, на лбу появилась испарина.
-Так вот оно что… - пробормотал Драко. – Это же случилось в Отделе тайн…
Так как все события, произошедшие в министерстве прошлым летом, держались в строжайшем секрете – о них знали практически все маги и ведьмы. Узник, сбежавший из Азкабана два года назад, оказался крёстным мальчика, который выжил. И были такие, что уверяли даже, что он был невиновен. Блэк выдержал двенадцать лет в самой страшной тюрьме для волшебников, чтобы сбежать и, спустя пару лет, умереть от руки приспешников Тёмного Лорда, здесь, в самом сердце Министерства Магии.
-"И старина Дамблдор всё равно настоял, что бы Поттер приехал на эту дурацкую экскурсию? У директора явно не все дома", – подумал Малфой. Его взгляд бесцельно блуждал по мечущейся на диване фигуре брюнета. Состояние гриффиндорца явно ухудшалось.
Чёрные волосы парня прилипли к мокрому от холодного пота лбу. Вопли стали затихать и постепенно перешли на всхлипы, гриффиндорцу было трудно дышать.
Драко подошёл поближе и нагнулся над пострадавшим. Его белый шарф соскользнул с шеи и, накрыв бледное лицо Поттера, тут же намок.
-Вот же ж чёрт, – проворчал Малфой. Протянув руку, он потянул за край шарфа, как вдруг рука лежачего взметнулась, и Гарри крепко вцепился в его кисть.
Блондин оторопел и попытался вернуть руку себе. Но не тут-то было – Поттер бессознательно держал Драко мёртвой хваткой. Сильно рванув руку на себя, так, что слизеринец под натиском бухнулся перед ним на колени, он прижал её к груди.
-Сириус, нет! Стой, Сириус! – всхлипы стали ещё жалостливее, и, не открывая глаза, Гарри зарыдал.
Драко ошарашенно смотрел на трясущегося в истерике брюнета. Он по-прежнему стоял перед ним на коленях, его рука всё так же покоилась в стальных объятиях на груди парня. Шарф, пропитавшись потом и слезами гриффиндорца, соскользнул на пол. Но Малфой уже не обращал на него внимания. Круглыми от ужаса глазами он смотрел на бьющегося уже в истерике Поттера.
-Колдомедика сюда! Помогите! Скорее, позовите колдомедика!!! – блондин повернул в сторону двери голову и закричал что было сил.
На его крик в комнату ворвалось сразу несколько человек. Они обступили диван и принялись разглядывать человека, лежащего на нём.
-Это же Гарри Поттер! Поттер? Ему плохо! – раздались перепуганные голоса.
-Чёрт, вы заметили? Надо же! Кретины! – прошипел Драко. – Чего уставились?
Наконец, через толпу, которая уже успела собраться в гостиной, протолкались двое магов в белых плащах.
-Отойди-ка, приятель, – мягко положил руку на плечё слизеринца один из них.
-Я не могу, – выдавил из себя Малфой, стараясь не смотреть на окружавших его людей.
-Не переживай, парень. С твоим другом всё будет в порядке. Ты останешься здесь, будешь рядом с ним. Нам нужно только проверить его, – неправильно расценив обстановку, "успокоил" Драко врач.
-Да нет же, чёрт. Я физически не могу! Он меня держит! – выругался блондин сквозь зубы, но маги в белых мантиях уже переключили своё внимание на пациента. Обступив студента с двух сторон, они занялись больным. А Малфой в первый раз в жизни пожалел, что имеет такую яркую внешность, так как сейчас привлекал к себе столько же внимания, как и мальчик, который-норовил-не-пережить-приезда в министерство.
Высушивающее заклинание, из саквояжа колдомедика появился горячий компресс. Один врач светил огоньком люмоса со своей палочки в глаза Поттера, немного приоткрывая их и проверяя реакцию зрачка. Другой колдомедик готовил какое-то зелье. В воздухе запахло палёным, Гарри закашлялся.
Приоткрыв ему рот, маг влил в парня лекарство. Ещё несколько минут гриффиндорец бился в судорогах, сжимая руку Драко так сильно, что Малфой уже хотел попросить зелья и для себя. Затем всё стихло. Постепенно дыхание брюнета восстановилось, сердце ровно билось в груди. С изнурённым лицом, склонив голову на бок, Поттер спокойно заснул.
Маги облегчённо вздохнули.
-Ну, всё. Теперь ему нужен покой. Вы же здесь с экскурсией из Хогвартса? Я сообщу вашему провожатому, что вы на какое-то время задержитесь здесь. Мистеру Поттеру надо отдохнуть и прийти в себя. Его не желательно сейчас тревожить. Он перенёс шок, его психика расстроенна. Так что я попрошу всех остальных удалиться, – колдомедик закончил разговор с Драко и повернулся к толпе волшебников. Последняя фраза была адресована им.
-А моя психика? Эй, куда вы? – ошарашенно залепетал вслед уходящим людям Малфой.
-Кто этот юноша, возле Поттера? – услышал слизеринец обрывки разговоров. – Какая преданность! Он отказался покидать его!
-Да, какая забота, какая поддержка! Не каждый день можно наблюдать такую привязанность…
Не решив окончательно, белеет ли он от злости или краснеет от стыда, лицо Драко стало покрываться пятнами. Сцепив зубы так, что на висках выступили бугорки, он злобно уставился на мирно посапывающего гриффиндорца.
-Нет, это просто невероятно…
Устав стоять на коленях, а в этой непривычной для слизеринца позе Малфой стоял уже довольно долго, блондин плюхнулся задом на пол и, обессилев, уронил голову на плечо Поттера.
-Святые небеса, – застонал Драко. – Снейп меня заавадит. Точно. Когда обо всём этом узнает. Даже в школу обратно не отвезёт. Зачем зря таскаться? Он прикончит меня где-нибудь здесь, на просторах министерства. А потом меня разыщет Дамблдор, оживит и убьёт ещё раз. Только за то, что я стал свидетелем истерики его дражайшего золотого мальчика! Что с моим трупом сделает отец – вообще думать не хочется. Вот тебе и проявил благородство. А что, ко всем дементорам, обо мне теперь думает пол-Министерства? "Какая забота, какая поддержка"… Кретины! Все вокруг! И ты, в первую очередь! – Малфой ткнул головой плечо Поттера.
-Драко… - вдруг прошептал тот. Блондин встрепенулся. Но нет, гриффиндорец не пришёл в сознание. Он по-прежнему лежал с закрытыми глазами. Однако губы его тихо шевелились, и маг вновь, очень чётко, услышал своё имя.
-Драко… - опять позвал Гарри.
-Святой Мерлин! – слизеринец предпринял попытку побиться головой об подлокотник широкого дивана. – Этого ещё не хватало!.. Здесь я, здесь…
Поттер замотал головой, почему-то принюхиваясь. Блондин наклонился к нему поближе, и Гарри тут же уткнулся носом ему в светлую макушку, шумно вдохнул.
-Драко, – довольно прошелестел он.
-"Может, позвать Снейпа прямо сейчас? Чтобы он прикончил меня поскорее, без мучений с последствиями?" – подумал Малфой, расслабляясь, и уже полностью уронив голову на плечо гриффиндорца, задремал.

-И вы, наверно, надеетесь получить зачётные баллы для Дома Слизерина, за свою добродетельность? Или у вас есть другие, более веские причины для этого?
Драко вздрогнул, ему приснился кошмар, в котором его декан отчитывал префекта за проявление альтруизма и гуманности. Сонно моргая, он пытался вспомнить, где находится.
-Профессор?
-Мистер Малфой, разрешите полюбопытствовать, что вы себе позволяете?
Наконец проморгавшись, блондин приподнял голову, чтобы проверить, что же себе он такого позволял.
Его ноги затекли, он до сих пор продолжал сидеть на полу, тогда как грудь его прекрасно устроилась на низком диванчике, а голова покоилась на плече мирно спящего Поттера. Запястье блондина было свободно, а вот плечи нашли пристанище в объятиях Гарри. Наглый гриффиндорец нежно прижимал к себе своего охранника.
Малфой подскочил как ужаленный, затекшая нога подвернулась, и юноша с грохотом вновь повалился на пол, приземляясь в двух шагах от гостеприимного диванчика, аккурат на свою пятую точку. Снейп, призывая всю сдержанность, завис над ним, как грозовая туча.
-П-п-профессор… Поттеру стало плохо, а вы не пришли... Меня попросил колдомедик остаться с ним…
-Я всё знаю, – прервал его сбивчивую речь Северус. – И, по-моему, даже больше, чем хотел бы! – он пристально уставился на своего ученика, но в этот момент оба услышали недовольное бурчание. Это Гарри, обнаружив пропажу источника тепла и ароматного запаха ромашек, заворчал и начал крутиться на диване.
-Профессор, прошу… Пусть этот инцидент останется между нами… - еле выдавил из себя слизеринец. Снейп закатил глаза, удручённо вздохнул.
-Я не должен быть свидетелем таких вещей. Это не входит в мою компетенцию, – проворчал маг.
Поттер потянулся на своём ложе и сел. Разминая затёкшую шею, он стал озираться по сторонам. Наконец, он сфокусировал взгляд на стоявших поодаль людях, Драко к тому времени уже принял вертикальное положение.
-Профессор Снейп? – сделал для себя блестящее открытие гриффиндорец.
-Единственный и неповторимый, собственной персоной, мистер Поттер. Хорошо отдохнули? Ну и славненько. Теперь оба приведите себя в порядок. Вы оба проспа… Пропустили обед. Экскурсия вас, естественно, не ждала. Мистер Малфой, вы сейчас же присоединитесь к нашей группе, мистер Поттер останется здесь и подождёт министра – Фадж лично решил засвидетельствовать вам своё почтение, – скривился в усмешке зельевар. – Мистер Малфой, поторопитесь.

URL
2010-11-05 в 22:55 

Лёль
Трудно быть совершенством... Но ведь можно! (с) Драко Л. Малфой
Дверь за профессором закрылась с грохотом, норовя если не развалиться, то хотя бы слететь с петель.
Гарри обхватил голову руками, опустив локти на колени. Наверняка, вспоминая произошедшее. В этой же позе его застал Драко, когда вернулся из туалета. Не нарушая удручённого молчания, слизеринец накинул свой плащ, поднял с пола испачканный шарф и, на мгновение задержав взгляд на Потере, вышел.
Оставшуюся часть экскурсии Малфой видел, как во сне. Просто молча, тенью, следовал за Снейпом, мрачнея всё больше и больше. К концу осмотра достопримечательностей Министерства декан и студент могли спокойно соревноваться за звание "самый угрюмый и мрачный посетитель столетия". Остальные слизеринцы постоянно перешёптывались и бросали косые взгляды на своего префекта. Но это были взгляды удивления и непонимания, так как проходящие мимо них маги и ведьмы, работники министерства, дружелюбно улыбались молодому человеку, скользящему лёгкой походкой во главе группы студентов. Некоторые чиновники и клерки даже подходили и пожимали юноше руку (Драко вслух не посмел спросить, по какой причине). А Поттера нигде не было видно.
На ужин он тоже не появился. Экскурсионная группа учеников школы чародейства и волшебства поглощала пищу почти в гробовом молчании. Поддавшись настроению своего старосты, они даже не крутили головами, разглядывая одиноких магов, спешащих отужинать в столовой и убраться восвояси. Винсент и Грегори, тихо посапывая, старательно набивали карманы печеньем и конфетами. Натан и Витас хмуро переглядывались, размышляя, как бы им выбраться из здания и погулять в городе. И даже Панси, никак не ожидавшая такого экстримального происшествия от безобидной экскурсии, хмурила бровки и надувала губки. Удручённо вздыхая, она переключила своё внимание на Забини, так как обожаемый Серебряный принц был сейчас где-то вне зоны реальности.
Драко уныло ковырял вилкой в тарелке. Перед глазами до сих пор стоял вид мечущегося в истерике Поттера. Холодный пот на лбу юноши, слёзы и крики отчаяния… Но не это пугало Малфоя. Те чувства, которые вызвал вид несчастного, страдающего лица гриффиндорца, тревожили сейчас Драко. Тревожили и злили. Злили потому, что он не понимал происхождения этих эмоций, не находил источника этих терзаний. Он определённо переживал за Гарри, беспокоился и совершенно не мог понять – почему.
После ужина студентов отправили в какую-то захудалую комнату отдыха.
-Здесь нам не отдыхать, а подыхать. От скуки, – проворчала Милисента, плюхаясь на маленький диванчик мышиного цвета. Сбежать в город не представлялось возможным, из-за охранных чар: Шурро и Сидд уже проверили, за что незамедлительно получили выговор и лишились двадцати баллов, каждый. Колдовать запрещалось категорически. В ожидании распределения по комнатам на ночлег, оставалось лишь играть в магические карты и шахматы и читать. Слизеринцы разбрелись по гостиной и занялись кто чем мог. А Поттер до сих пор так и не появился.
-Умер он, что ли… - проворчал Драко. Он стоял у магического окна комнаты и нервно курил. За стеклом мигали огни ночного города – волшебная иллюзия, призванная создать ощущение реального вида из окна. Но Малфой ничего не замечал. Ни блефа фальшивых фонарей, ни гомона товарищей по заключению в здании министерства. Сосредоточенно он изучал своё отражение.
-Драко… - на плечё парня легла холёная женская ладошка. – Могу я отвлечь тебя на минуту, от твоих серьёзных размышлений?
Малфой вздохнул. Девушка провела пальчиком по бледной коже на шее слизеринца, пробираясь под атласный шарф. Блондин так грациозно смотрелся в своих чёрных джинсах, белой рубашке и безрукавке, с этой мягкой полоской атласной материи на шее, что Панси не выдержала и прижалась грудью к спине парня, обнимая его сзади. Драко даже не шелохнулся.
-А раньше ты не так реагировал на моё внимание, милый… - грустно улыбнулась Паркинсон. – Это из-за него?
Ответом ей стали нахмуренные брови и плотно сжатые губы:
-Ты же понимаешь, нас могут обвинить в случившемся, – наконец произнёс блондин.
-Дорогой, за кого ты меня принимаешь? – девушка прижала лоб к его плечу. – Ты изменился не за сегодняшний один вечер…
Малфой повернул голову, опуская ресницы взглянул на подругу:
-Панс, изумрудная моя, на тебя пагубно повлияла эта "экспедиция". Уверен, она на всех нас завтра отразится негативными последствиями.
-Драко, к чему всё это? Не в моих принципах читать кому-либо нотации. Нравоучения, это больше по части Милисенты. Но ты мне дорог. Ты высокомерный, респектабельный и расчетливый, истинный Малфой. Но всё это клевета, наружная оболочка, соответствующая рамкам аристократических нравов. Отвлекающие чары, так сказать. Ведь я знаю тебя с шести лет. Внутри, под всем этим лоском и пафосом, ты чуткий, ранимый и очень нежный. Ты только ждёшь, пока тебя не встряхнут хорошенько, чтоб всё это вырвалось наружу. Ты боишься этого, так как долгое время жил под холодной сталью, сдерживая чувства. О, нет, я не имею в виду те эмоции, которые ты испытывал с очередной девушкой, встречая её ночью, и с которой поутру, провожая её, приходили одиночество и пустота. Ты слишком своенравен, и тебе нужен достойный противник. Может быть, тебе нужен кто-то, кто, наконец, просто завоюет тебя, хоть на короткое мгновение, сбивая с тебя спесь, и ты, наконец, сможешь расслабиться, хоть только и перед этим человеком. Ты сможешь позволить себе прекратить играть в чванливого, хладнокровного и неприкосновенного, гордого отпрыска древней фамилии Малфой. Сможешь наконец-то расслабиться, зная, что тебя хотят такого, кто ты на самом деле, а не того, кого они видят и боготворят…
Поражённый слизеринец аккуратно высвободился из объятий девушки и развернулся к ней:
-Миледи, вы не прекращаете меня эпатировать. За столько лет нашей дружбы… Пожалуй, сегодня моё отношение и уважение к тебе достигли апогея, Панси Паркинсон. Мне, правда, надо ещё немного времени, чтобы осознать всё сказанное тобой и не заавадить тебя после проведённого осознания… Но я признателен вам, миледи, за то, что почтили меня своим вниманием, – дружелюбно улыбнулся Драко. – И, да, нравоучения, это, несомненно, больше по части Милисенты…
-Ох, сэр Малфой, как же иногда хочется наложить на вас парочку заклятий, – засмеялась слизеринка. – Однако, как же жалко, что не я буду тем счастливым человеком, который всё же сумеет дать тебе хорошего пинка под твой прекрасный зад, чтобы ты очнулся… У меня просто не хватит силы. По-моему, физической…
Девушка наигранно вздохнула. Блондин приобнял её за плечи:
-Вот так, сдаёшь завоёванные позиции?
-Ну, я же не рыба, биться об лёд. Растопить твой айсберг, величественно называющий себя сердцем, сможет только дерзкий, не унимающийся огонь. Какого-нибудь неуравновешенного, а главное, не боящегося самой смерти человека. А почему не боящегося смерти? Да только посмотреть на тебя, нельзя не вздрогнув. А посметь посягнуть на твоё самолюбие… Наверно, отважиться на такое только храбрейший человек!
-Или отчаянный безумец, который думает, что ему уже нечего терять…
Панси придвинулась к лицу Драко, и легко прикоснулась губами к его устам:
-Ну же, Малфой! Ты же слизеринец, чёрт возьми! Наш девиз – бери, всё что захочешь! – и чуть тише добавила. – И ничего не бойся…
-Вот так просто? – прошептал юноша.
-Вот так просто, – улыбнулась девушка.
Какое-то время они ещё постояли молча. Окно, возле которого курил Драко, располагалось в самом конце комнаты, и во время всего разговора молодых людей никто не потревожил. Наконец, Паркинсон отодвинулась.
-Блейз пригласил меня завтра в Хогсмид, на свидание, – кокетливо пожала плечами брюнетка.
-Печально, – театрально вздохнул Малфой. – И даже лучшие из нас падают жертвами на алтарь любви… Ах ты, искусительница!
-Так ты не против? – в голосе подруги слышались серьёзные нотки.
-Нет, моё очарование, я только "за". И даже посоветую вам одно замечательное тихое местечко. Ты же знаешь таверну "Приворот"?

URL
2010-11-05 в 22:57 

Лёль
Трудно быть совершенством... Но ведь можно! (с) Драко Л. Малфой
После нескольких часов заточения, в комнате отдыха, наконец, нарисовался чёрный, как туча, профессор Снейп.
-Наверно, попало декану за то, что угораздил Поттера притащить на этаж отдела тайн! – заговорщицким шёпотом произнёс Забини, наклоняясь к уху Паркинсон. Они с Панси, Драко и Грегори играли в покер, и последний уже проиграл всей компании весь запас печенья и лакомств, которые он с Винсентом вынес из столовой после ужина.
-Вот Поттер расклеился, как лакричная барышня, – поддержал его Гойл. – А нас, наверняка, обвинят в бессердечности и равнодушии!
-Неправда, если б не ответственность и благородность Драко, всё было бы намного хуже! – зашипела Панси.
-Да, золотой мальчик теперь у меня в долгу, – закусывая нижнюю губу, произнёс Малфой. – Но как истинные джентльмены, мы этого никому не расскажем…
-Нужны ли такие жертвы, Драко? Слава безвкусна, когда она не предана огласке… - покивал головой Блейз.
-Оповестить весь мир о спасении будущего спасителя всё того же мира мне не позволяет гордость, – драматично возвёл глаза к небу Серебряный принц. – Тем более, что благодарные рыдающие объятия, плавно переходящие в ползанье у моих ног, всех фанатиков мальчика, который опять таки выжил, меня не прельщают.
Компания зафыркала, давясь смехом, каждый представляя себе, в меру своей распущенности, картинку спасающегося бегством аристократа от толпы поклонников, норовящих от радости облобызать ему руки, ноги, и всё прочее…
-…И не смейте лгать мне о том, что покинули свои комнаты в приступе лунатизма! – продолжил рассыпать гневные тирады декан факультета. Только сейчас ребята обратили на него внимание. – И даже мифам о применение на вас "империо" я не поверю! Во избежание наказаний и снятие баллов, – Снейп "зыркнул" глазищами на Шурро и Сида, – просто воздержитесь от острого желания выйти прогуляться. Вы же не самоубийцы, в конце концов!
Комнаты, выделенные студентам Хогвартса, располагались на этаже выше, поближе к "свежему воздуху". Для спален, в срочном порядке, выделили несколько гостиных, превращая их в жилые помещения, в которых с относительным удобством могли бы переночевать участники экскурсии. После "Недели Профессий" хоромы превращались обратно в обычные пыльные рабочие кабинеты. Снейп проводил учеников на верхний уровень здания, а сам скрылся в неизвестном направлении, пригрозив исключением из школы любому, кто покинет этаж в течение ночи. Судя по рычанию профессора, он был довольно серьёзен в своих словах и намереньях.
Как префект, Малфой выбирал комнату первый, и ему приглянулась самая дальняя по коридору. Слизеринцам предстояло спать по три человека в комнате, но, окинув взглядом свою спальню, Драко с чистым сердцем вытолкал Крэбба и Гойла наружу, так как здесь обнаружилась всего одна кровать. Правда, был ещё небольшой диванчик, который по желанию раскладывался в очень неудобную на вид кровать, не вмещавшую в себя долговязую фигуру Грегори, и коврик, на котором Малфой предложил устроиться габаритному тяжеловесу Винсенту. Осознав поражение, парни поддались на провокацию и удалились в соседнюю комнату. А Драко остался осматриваться по сторонам.
Судя по всему, палаты предназначались для декана факультета (как же иначе объяснить факт наличия лишь одной кровати на троих студентов?). Но Профессор Снейп явно дал понять, что не разделит прискорбной участи своих подопечных, и отправился, наверняка, в место, куда приятней этого пыльного этажа. Поэтому слизеринский староста принялся располагаться, насколько это было возможно, поудобнее. В принципе, комната была довольно ничего. Ничего хорошего – по определению Его Высочества Серебряного принца.
В смежную с соседней комнатой стену комнаты был встроен небольшой камин, перед ним на полу был расстелен коврик, полинявший от времени. Напротив камина, у противоположной стены – кровать. Рядом – небольшой комод с зеркалом, на стенах несколько полок с ничтожно жалким количеством книг. Письменный стол, диванчик и дверь в ванную комнату. Да, ещё картины с блеклыми пейзажами Англии, хорошо, что не с говорящими портретами – юному магу очень хотелось побыть в тишине. Окна в спальне отсутствовали, наверно, на них у дизайнеров министерства уже не хватило фантазии.
-Как современно, – хмыкнул аристократ, брезгливо разглядывая старенькие простыни, застеленные на кровати. – Ох, Мерлин терпеливый. По-моему, сегодня я точно не высплюсь.
Извлекая из своего небольшого дорожного саквояжа полотенце и зубную щётку, и, ворча по поводу неоправданных надежд на комфортабельность министерства, уставший постоялец побрёл в ванную комнату.

URL
2010-11-05 в 23:00 

Лёль
Трудно быть совершенством... Но ведь можно! (с) Драко Л. Малфой
** 13 **


Быстрой, лёгкой походкой Гарри летел по коридору здания Министерства. Он был в ярости. В руках не хватало лишь плаката с надписью "Временно не на месте, вышел из себя, скоро вернусь". Давно никто не доводил до такого бешенства небезызвестного гриффиндорца, отличающегося скромностью и кротким, беззлобным нравом. Но в этот момент Гарри Поттер совершенно не следовал критериям мирового героя. Он рвал и метал, готовясь в любую минуту сорваться с цепи здравого смысла и начать расшвыривать непростительные заклинания во все стороны. Мало того, что он полностью опозорился перед слизеринцами, как последняя истеричка, потеряв сознание в отделе тайн, так потом ещё к нему привязался министр, доканывая последние остатки гордости. Фадж затаскал его по отделам и департаментам, кичась перед чиновниками и промывая ему мозги уверениями, что он и министерство всегда верили ему, просто не всегда могли это выразить правильно. А то, что в прошлом году он обвинял Поттера во лжи о возвращении того, кого нельзя называть – так это всё бюрократия политики, это ничего, главное, что мальчик снова выжил и теперь наверняка победит тёмного Лорда, конечно, с поддержкой Корнелиуса…
Гарри зацепил ногой край ковра, покоившегося на полу коридора, споткнулся и громко нецензурно выругался. Ко всем его бедам прибавилась ещё одна: по окончании личной экскурсии с министром и обменом любезностей с деканом змеиного факультета, гостившего в здании, гриффиндорец выяснил, что теперь ему ещё и негде спать.
-Чёртово министерство, с его чёртовыми постановлениями о ночлеге студентов! Почему я должен бороться ещё и с этим, в моём возрасте?
Поттер плохо помнил, сколько времени прошло, как Малфой вышел из той злосчастной комнаты отдыха, где очнулся Гарри, и как там появился министр. Фадж довольно долго приносил свои извинения за инцидент, больше походившие на обвинения в адрес самого участника тогоже инцидента. Объяснял, что они должны соблюдать политкорректность по отношению к, так сказать, виновникам случившегося – мистеру Бонто и мистеру Снейпу. Уверял, что ни у одного из них не было злого умысла и намерения. Гарри же от этого легче не становилось.
В какой-то момент к несчастному страдальцу, в виде мальчика со шрамом на самом видном месте, пришло спасение, в виде рыжего мужчины в старом потёртом пиджаке. Корнелиус так неосмотрительно провёл Гарри мимо Отдела по ограничениям применения волшебства к изобретениям магглов, (и к самим магглам. Тут-то их и перехватил Артур Уизли. Хогвартский ученик вцепился в мага, как хищник в добычу, и наотрез отказался оставлять руку мужчины. Министру пришлось отпустить Поттера продолжить знакомство с подразделениями министерства в сопровождении отца близкого друга мальчика. Мистер Уизли отвёл Гарри в штаб-квартиру Отдела обеспечения магического правопорядка, познакомил с некоторыми аврорами, показал разные магические артефакты. Затем они зашли в Сектор борьбы с неправомерным использованием магии, пошушукались с работающими там ведьмами. Заглянули к хорошим знакомым Артура, посидели в крошечном кабинете, поговорили о старом, прошлом. Только Гарри пришёл немного в себя от "нашествия" Фаджа и стал получать удовольствие от экскурсии, как ему сообщили, что время ужина он пропустил, мистеру Уизли пора было возвращаться домой, а популярный Поттер вновь попал в когти к неугомонному министру. Все клерки уже расходились со своих рабочих мест, а Корнелиус, видимо, решив сегодня доконать Гарри окончательно, никак не унимался и даже выразил желание присоединиться к мальчику за ужином. Наскоро перекусив бутербродами с горячим чаем, гриффиндорец заявил, что устал и хочет спать. Искренне удивившись услышанному (как будто мировые герои не должны хотеть спать), Фадж, с явной неохотой, всё же отпустил несчастного на отдых, инструктируя его, как ему найти профессора Снейпа.
Невзирая на обстоятельство, что декан Слизерина был сегодня ответственный за гриффиндорца, Северус явно не горел желанием помогать Поттеру. На безобидный вопрос, где ему сегодня предстоит провести ночь, зельевар ответил, что ему не важно, лишь бы на этаже, отведённом для спален студентов Хогвартса.
-"По мне, так хоть в коридоре, на коврике", – подумал профессор, а вслух сказал:
-Свободных комнат не осталось, так что присоединитесь к кому-нибудь из учеников. – И обойдя назойливого парня, прошествовал дальше.
Поднявшись на указанный этаж, Гарри быстро узнал сложившуюся ситуацию, (вместо трёх человек в некоторых спальнях было немного больше), и, не задумываясь над дальнейшим, уверенно зашагал по направлению к самой дальней комнате в коридоре.

Драко стоял перед зеркалом в ванной и старательно вытирал волосы полотенцем. Намного легче это можно было сделать с помощью магии, но колдовать строго запрещалось и приходилось справляться собственными силами. Почему-то именно сегодня светлая шевелюра была непослушная, локоны капризничали и не хотели укладываться. Ещё бы. После такого денька. Что там волосы, сам хозяин чувствовал себя разбитым и несчастным. Не снимая полотенца с головы, Малфой вышел в спальню и направился к своему саквояжу с одеждой. Выудив из недр дорожной сумки нижнее бельё и лёгкий спортивный костюм, он повернулся к камину и замер в оцепенении. Сидя по-турецки на некогда пушистом ковре, на него взирал снизу вверх мистер Гарри Поттер, лично победитель сами-знаете-кого, взявшись в спальне слизеринца неизвестно откуда.
Драко сморгнул. Несколько мгновений понадобилось, чтобы он осознал, что это не видение. Ещё несколько – чтобы оценить ситуацию. И ещё один миг для того, чтобы вспомнить, что из одежды на слизеринце лишь влажное полотенце, причём намотанное на голову.
-Мантикору тебе в задницу! Поттер! Что ты здесь делаешь? – заорал Малфой, отбрасывая штаны, зажатые в руках, и стягивая с головы полотенце, пытаясь прикрыться им. Озарённый догадкой, что надо наоборот, отшвырнул полотенце и кинулся к брюкам, натягивая их прямо на голое тело.
Гарри беспристрастно наблюдал за нервной потасовкой слизеринца с одеждой. Справившись, наконец, с облачением в штаны, блондин, чуть не упав, кинулся на отрешённого от мира сего, непрошеного гостя.
-Я спросил, какого дементора ты здесь делаешь? – зарычал он.
-Я пришёл спать, – спокойно заявил Гарри. – Мне же надо где-то переночевать…
-Но не в моей же спальне! – завопил Драко.
-Мне Снейп приказал, – пожал плечами гриффиндорец.
-Снейп приказал тебе ночевать со мной??? – ошарашенно выпалил Малфой.
-Ну, не совсем… - недоумённо покосился на оравшего Поттер, но, видно, слизеринец до сих пор так и не понял, что ляпнул. – Он сказал присоединиться к кому-нибудь…
-Ну, так и проваливай отсюда! Присоединяйся к кому-нибудь! – оратор норовил охрипнуть от всех этих воплей.
-Я уже присоединился. К тебе…
-ЧТО??? – волосы блондина моментально высохли и пропитались магнетическим зарядом. Иными словами, они встали дыбом, и сейчас Драко стал похож на растрёпанный одуванчик-переросток. – Какого лешего???
-Ты один в большой комнате, а все остальные спальни заняты. В некоторых спят даже больше, чем по три человека! – брюнет поспешил охладить пыл парня вескими доводами. – И потом, из всех слизеринцев, ты, пожалуй, единственный, с кем я общаюсь…
Обычно сообразительный мальчик-одуванчик молча глотал ртом воздух, пытаясь переварить поступавшую информацию. Вот это нонсенс! А в "Ежедневном Пророке" это уже писали? Великий и Невозмутимый Гарри Поттер, оказывается, с ним общается!
-Но тут всего одна кровать, – не найдя более серьёзных аргументов, выдавил из себя Малфой.
-Ничего, поделимся, – вздохнул Поттер. Он поднялся с ковра и поплёлся к кровати, волоча за собой по полу пыльный рюкзак. – Если ты не возражаешь, я приму душ, – устало добавил он.
-Я сейчас же приволоку сюда Снейпа, и он выгонит тебя вон! – не совсем соображая, что он несёт, пискнул Драко и, подхватив с пола кофту от спортивного костюма, ринулся к двери.
-Делай что хочешь, Малфой, а я пошёл в душ, – безразлично махнул рукой Гарри, скрываясь в ванной комнате.
Словно скоростная метла, слизеринец вылетел из спальни и, соревнуясь в скорости с магическим транспортом, помчался по коридору.
-"Да что он о себе думает? Вообще напыщенность из головы все мозги вытеснила? Или это похвальба Фаджа так действует, что безвредный честный гриффиндорец становится глумливым нахалом! Хотя, в свете последних событий, назвать Поттера невинным не повернулся бы язык даже у Лонгботтома. Чего стоит только наглое противостояние золотого мальчика и мастера зельеделия. На каждом уроке алхимии факультет Гриффиндор мужественно терял баллы за доблестный отпор новоявленной язвы, по имени Гарри Поттер. А как последний "познакомился поближе", начав своё трепетное "общение" со слизеринцем? Малфой никак не мог окрестить того зверя, который похотливо рычал на него в спальне - милым щенком...
Очнулся беглец только когда добрался до широкой лестницы, в противоположном от его комнаты конце коридора. Впереди зиял чернотой лестничный пролёт. Лишь оказавшись на краю ступеньки, ведущей в тёмное никуда, Драко утихомирился и, боязливо озираясь по сторонам, прислонился спиной к стене.

URL
2010-11-05 в 23:01 

Лёль
Трудно быть совершенством... Но ведь можно! (с) Драко Л. Малфой
Оборвав свою демагогию, он задумался о другом. По одной, в голове стали формулироваться мысли иного характера.
И куда он так помчался? Он даже не знает, где спальня декана, если тот вообще ночует в министерстве. А даже если префект и встретит своего ценного профессора? Поттер прав, Малфой один в комнате, вместо трёх положенных человек (факт, что там всего одна кровать, видимо, не должен был смущать троих взрослых парней). Потом ему, да и всем слизеринцам достанется от Фаджа, что не приютили его бесподобного гостя. Драко шатается по коридору во время отбоя, а Снейп отчётливо дал понять, что подвергнет наказанию любого, кто нарушит предписанные для студентов правила… Северус и так весь день был на нервах, из-за припадочного гриффиндорца, а злить ещё больше своего декана Малфой не рискнул. Может, отправиться спать к Панси?
Укутавшись поплотней в довольно тонкую кофтёнку, Драко повернул назад. Остановившись у дверей женской спальни и услышав девичий смех, блондин положил руку на дверную ручку, и тут же резко отдёрнул пальцы, обжигаясь о заколдованный металл. Ну конечно, заклятие "прайвеси" – чары неприкосновенности частной жизни, охраняемые интимную сферу человека. Теперь никто не мог проникнуть на территорию, защищённую этим волшебством, без особого приглашения хозяев. Девушки, должно быть, наложили это заклинание, чтоб, наконец, получить покой от назойливых сердцеедов – мужской половины слизеринского факультета. И почему Малфой не наложил его у себя в спальне, сразу же после прихода? Наплевать на запрет использования магии. Даже на улице несовершеннолетним магам можно колдовать, если что-то угрожает их жизни. Правда, Поттер не совсем угрожал. Он, скорее, молил об убежище… Кстати, о Потере…
Раздумав стучать к слизеринкам и звать Панси, Драко тихонько прошмыгнул по коридору и ужом скользнул в свою спальню.
Комната была освещена лишь пламенем, мерцавшим в камине. Оно приятно согревало и частично наполняло комнату красными отблесками.
Примостившись на краешке кровати и чуть ли не с головой накрывшись пуховым одеялом, Поттер тревожно спал, иногда вздрагивая и вздыхая.
-"Он что, действительно думал, что мы вот так спокойно разделим одну постель на двоих?" – изумился Малфой, проходя мимо и снимая с комода пачку сигарет. Развернув упаковку, блондин извлёк одну папироску и прикурил. Затянувшись, и выпуская тонкие струйки серого дыма, парень облокотился бедром о комод и уставился на спящего брюнета.
-"Ты же слизеринец, чёрт возьми! Наш девиз – бери, всё что захочешь!"… - в голове прозвучал гордый лозунг в исполнении Панси Паркинсон.
Машинально стряхивая с сигареты пепел, Драко вспоминал, как провёл свою первую ночь в обществе Поттера. Ту ночь, в Запретном лесу, когда растрёпанный пылкий гриффиндорец впервые прикоснулся к нему. Не в драке, и не в случайной ситуации. А прикоснулся по-настоящему, тепло и страстно…


Драко было холодно лежать на дне сырой ямы. Болела рука, постепенно немея и теряя чувствительность.
-"Наверняка сломал", – подумал слизеринец. С носа текло что-то жидкое, и заливало горло. – "Моя собственная кровь погубит меня", – усмехнулся про себя парень, закашлявшись. – "Утопит"…
Но тут вдруг, совершенно неожиданно, на землю возле него уселся Поттер, приподнял голову парня и устроил её у себя на коленях. Прошептал какое-то заклинание, проводя своей палочкой по испачканному носу блондина. Драко, конечно, мог и сам наложить заживляющее заклятие, но оно требовало концентрации внимания, а это не представлялось возможным в положении лёжа на спине, давясь собственной кровью. Любой другой просто перевернул бы пострадавшего на бок, но Поттер, как всегда, нашёл более оригинальное решение. Ну и на том спасибо. Противная жидкость перестала заливать горло, и Малфой облегчённо вздохнул.
Потом Поттер развёл костёр, а они опять поссорились… Как глупо… Разъярённый гриффиндорец ни за что не поможет теперь слизеринцу, как бы благороден он не был. Малфой бы не помог.
Но необъяснимый брюнет опять удивил его. Пожертвовав свой ремень и тряпку, обозначавшую футболку, Гарри перевязал сломанную руку Драко, фиксируя её на брусочке дерева и подвязывая к шее. Тогда-то слизеринец впервые увидел довольно неплохую фигуру гриффиндорского ловца, накачанный торс парня, широкие плечи, развитую грудь, мускулистые руки. И как он не видел всего этого раньше? Хотя, глупый вопрос, где, собственно, он мог бы всё это увидеть…
Постепенно становилось всё холоднее и холоднее. Поттер заснул у скудного костёрчика, который смог соорудить из той трухи, что валялась на дне этой плесневелой ямы. Малфой прикидывал в уме выгодные и достойные варианты смерти. Конечно же, Золотого мальчика. Потому что, если никто не спасёт их от лютого холода в течение ближайших пары часов, Драко наплюёт на всё и начнёт посылать в небо снопы красных искр, дабы привлечь внимание учителей, которые их наверняка ищут. А потом заавадит Поттера. Из принципа. А если на них нападут магические твари – слизеринец предоставит Гарри ещё раз блеснуть в лучах героизма, защищая собою покалеченного и страждущего. И этот вариант, естественно, имел летальный исход, в виде трагической смерти героя нации. Ну ещё бы, ведь защищать Драко, Поттеру предстояло бы всю ночь, до прибытия тяжёлой артиллерии…
Неизвестно, сколько времени провёл слизеринец, придаваясь таким идеям и мыслям. Руку что-то пощекотало, Драко непроизвольно дёрнулся, сгоняя раздражение. Однако через какое-то время досадное чувство вернулось, и Малфой, обозляясь, перевёл взгляд на землю подле него, разыскивая источник, потревоживший его. Присмотревшись получше, блондин оторопел от страха.
Прямо возле него, потирая мохнатыми лапками, устроился паук, размером с небольшую болонку. Один взгляд вокруг, и парня бросило в дрожь. Земля в овраге шевелилась, наполняясь разной живностью, которая жужжала и шипела. Простыми заклинаниями левитации Драко не мог противостоять натиску животных, силы его были на исходе. Ужас и холод сковали горло, и вместо крика о помощи у Малфоя вырвался жалобный плач.
Поттер не замедлил появиться. Расшвыряв тварей ногами, он выхватил свою волшебную палочку и, наклоняясь к земле, что-то прошептал. Это было какое-то странное, незнакомое заклинание, которое гриффиндорец произнёс вперемешку со свистом. Подобное произношение Драко где-то уже слышал, и даже из уст самого Поттера. Но сейчас не это было важно. Главное – это подействовало, твари отступили. Но внутри слизеринец почувствовал прилив настоящей паники.
Это был реальный испуг, не испытываемый юношей никогда ранее. Малфой, не признаваясь самому себе, знал, что не боится крыс и пауков только на уроках зельеделия, когда грызуны уже были неопасны. Здесь же, в лесу,наполненным этими тварями, Драко чувствовал, что ингредиент для зелья – он. И в этот момент слизеринец не собирался оставаться один на один со своими страхами.
Поттер говорил что-то, затем отвернулся, вознамериваясь уйти. Но, подпуская проблески безумия, блондин не собирался дать ему это сделать. Почти окоченевшими пальцами, он вцепился в брючину гриффиндорца, не отпуская его от себя. Всё, что угодно, лишь бы не в одиночку. Запретный лес, с его стонами и придыханием, нависал над несчастным школьником, пытаясь проглотить его целиком. И Драко не смог этого вынести.
У юноши закружилась голова. Своих ног он уже почти не чувствовал, постепенно переставали слушаться и пальцы. Холод пронизывал его насквозь, сжимая ледяной хваткой сердце.
Поттер уселся рядом и притянул к себе. Его свитер почету-то был мокрый в том месте, где его коснулась щека Драко. Понемногу сознание стало затуманиваться, очень захотелось спать. Где-то вдалеке слизеринец услышал своё имя, кто-то звал его, но откликнуться уже не было сил…
Малфой медленно погружался в чёрную бездну. Вокруг была пустота, наполненная стенанием и ропотом. Холодная безызвестность. Драко не мешала темнота. Но холод… Холод, леденящий кровь в венах, стужа, сковывающая руки и ноги, озноб, с треском ломающий кости изнутри… Парень не хотел здесь больше оставаться, он заметался, словно стараясь всплыть на поверхность… Но у него ничего не вышло, его тело больше ему не принадлежало. Камнем он падал в ледяную пропасть…
Внезапно он услышал лёгкий шорох. Больше напоминавший шелест листвы. Этот шорох доносился изнутрии его тела, Драко услышал его в низу живота. Что-то приятно зашептало внутрии и затрепетало, как в предчувствии чего-то радостного, светлого. Как в преддверии тепла поутру просыпаются цветы, распуская бутоны и поворачиваясь к солнцу. Юноша замер, боясь шелохнуться и спугнуть это лёгкое, почти неощущаемое чувство. Он и так не мог шевелиться, но теперь он боялся ещё и дышать. Однако приятное чувство не ушло, как призрачный мираж. Оно осталось, наполняя Драко изнутри теплом и светом. Оно наплывало, как морской прибой, накатывая волнами и накрывая парня, врываясь в сознание и оживляя тело. Поняв, что уже может спокойно дышать, не спугнув горячий океан, появившийся так внезапно и неизвестно откуда, Малфой разомкнул губы и шумно выдохнул, выпуская наружу чувство облегчения. Сквозь завесу шума прибоя он стал различать другие звуки, и чтоб показать, что он их слышит, парень попытался ответить, произнося что-то несуразное. Губы ещё плохо слушались, но блондин уже мог их чувствовать, так же появилась чувствительность в теле, и лёгкое, приятное покалывание опять же в животе. Вздрогнув, парень двинулся навстречу этим волнам тепла, всем телом стараясь прочувствовать их, насладиться этим волшебным мгновением. Мелкая дрожь, пульсировавшая в теле, перебралась в ноги, маленьким салютом врываясь во все вены, добралась до пальцев на ногах и рассыпалась яркими искрами, чуть ли не обжигая. Пальцы онемели, а по всему телу прошла волна, превращающаяся в цунами тепла и покалывания, оживляя окоченевшее тело и возвращая разум на поверхность страшного омута беспамятства.

URL
2010-11-05 в 23:02 

Лёль
Трудно быть совершенством... Но ведь можно! (с) Драко Л. Малфой
Драко мог почти свободно дышать. Губы пересохли, это мешало наполнить грудь воздухом, как чашу, до краёв. Не зная, чего он жаждет больше – кислорода или влаги, юноша инстинктивно подался вперёд, к спасительному источнику, который вернул его к жизни, выхватывая из цепких тисков холода. Его просьбу благосклонно4 приняли, и вот уже спасительная влага, нежно и осторожно, словно боясь утопить, аккуратно накрывает измученные губы и поднимает над поверхностью водной глади того омута, из которого только что вынырнул Малфой. Наконец юноша смог сделать глубокий вздох, полной грудью. И холодная земля, покоившаяся под молодым телом слизеринца, начавшая напоминать о себе в реальном мире, вдруг из-под него, так и не успев сформироваться. Мозг функционировал, чувства и ощущения обострились, а глаза приоткрылись, но лишь на долю секунды. Но всего этого было более чем достаточно.
Вокруг распласталась темнота, но она уже не была ужасающей и неприятной. Она не давила на глаза и, сжалившись, дала парню возможность увидеть…
Источником спасительного тепла оказались сильные мужские руки, а мягкие робкие губы вернули Драко в сознание.
Малфой приоткрыл рот, пропуская язык своего избавителя в себя. Изнывая от истомы и страсти, благодетель принимал дар, честно заслуженный и такой желанный. Горячие руки парня, продолжая источать тепло, изучали изгибы фигуры слизеринца и расточали жар по расслабленному телу. Блондин хотел впитать в себя как можно больше этой волшебной энергии, прижимаясь к источнику и поддаваясь ласкам. Он почувствовал, как его крепче сжимают в объятиях, как прижимается к нему чужая плоть. И понял, как же он хочет ощущать это, какое наслаждение это доставляло. Драко не хотел, чтоб это чувство чужого тела рядом, такого горячего, сильного и властного, прильнувшего к нему, как будто стараясь испить его, когда-либо прекратилось.
Но через какое-то время спаситель расслабился, легонько приподнял парня со своего плеча и, уложив его на землю, отвернулся.
-"Что он делает?" – сквозь вуаль прикрытых ресниц Малфой разглядывал лежащего рядом парня. Рука того равномерно задвигалась, послышались лёгкие стоны. Человек устроился поудобнее, и только по звукам движения и сбивчивому дыханию слизеринец догадался об истинном занятии своего героя. Умелые руки парня теперь ласкали своего хозяина, и Драко не мог оторвать глаза от содрогающегося тела рядом. Он плохо видел происходящее, но прекрасно знал, что тот делает. Сознание того, что парень свободно онанирует при нём, дико возбуждало.
Наконец, юноша протяжно выдохнул и затих. Какое-то время он полежал на земле, затем встал и принялся собирать со дна ямы остатки хвороста для костра. Пламя не разгоралось, в золе лишь горели красные огоньки. Но и они грели душу, успокаивая. Малфой заворочался, стараясь расшевелить части тела, лёгкий холодок вновь попытался прокрасться под одежду. Но к нему вновь прильнуло чужое тело, согревая блондина своим дыханием и теплом. А Драко закрыл глаза и вдохнул, стараясь впитать в себя как можно больше этого мгновения, изучая и запоминая запах, такой волшебный, присущий только одному гриффиндорцу…
Драко проснулся к утру, понимая, что всё это время Поттер не выпускал его из кольца своих рук, сохраняя между ними спасительное тепло. Где-то вверху замерцал рассвет, повеяло свежим дыханием ветра, и слизеринец почувствовал лёгкую вибрацию в воздухе, присущую только магии. Его тело плавно оторвалось от земли, выскользнуло из объятий гриффиндорца и поплыло вверх. Рядом так же парило тело брюнета. Нелепо выгнувшись, парень из последних сил выбросил руку и вцепился в пальцы Драко. В таком виде, словно державшихся за руки, Хогвартских учеников подняло на поверхность земли заклинание левитации.
-Хвала Великому Мерлину, они живы! – раздался облегчённый вздох профессора МакГонагалл. Она спешила к парням, переступая через сломанные ветки и хватаясь за деревья. Малфой повернул голову, напротив него с палочкой в руках маячил Снейп, в упор разглядывая своего студента.
-Минерва, будь добра, позови сюда Рубеуса, пожалуйста, – раздался с другой стороны мягкий голос директора Хогвартса.
-"Силы небесные, Поттер! Нашёл, когда вырубаться! Отпусти меня!" – завопил про себя слизеринец, тщетно пытаясь освободить пальцы из руки Гарри.
Проламываясь, словно неуклюжее животное, сквозь лесную чащу, к собравшимся спешил Хагрид. Подставив руки, он поймал висевшего в воздухе Поттера, Малфой приземлился на руки своего декана. Придерживая свои ноши, профессора стояли в замешательстве друг напротив друга, пока Дамблдор аккуратно разжимал бессознательную хватку гриффиндорца.
-Мистер Малфой, – растягивая каждое слово, подражая обожаемому ученику, процедил декан. – Не смейте притворяться спящим. Вам ещё объясняться. Вначале – перед директором, затем – передо мной. Советую вам очень тщательно всё обдумать вначале.
-Да, сэр…
МакГонагалл возглавляла шествие, вооружившись волшебной палочкой и грозно всматриваясь в лесную чащу. За ней шли Снейп и Хагрид, с уставшими учениками на руках. Замыкал строй Дамблдор, ухмыляясь и весело теребя кончик своей бороды.
Найденных студентов доставили в больничное крыло, прямо в распростёртые объятия перепуганной мадам Помфри. Профессор Спраут помогала ведьме с лекарствами – Поттеру решили дать снотворного, помимо обычной лечебной настойки. А от Малфоя потребовали объяснений.
Пребывая ещё в лёгком шоке от происходящего, (медсестра, не замолкая, твердила, что это просто чудо, что слизеринец не подхватил воспаление лёгких, с его слабым здоровьем), Драко промямлил, что-то о домашнем задании, лесничем и об ошибке, которая произошла из-за непогоды. На удивление, директор не настаивал на более логичном и правдоподобном объяснении и очень быстро отпустил студента отдыхать. Все были заняты Поттером – ему становилось хуже.
На ночь Малфоя освободили из палаты, а на утро он как бы случайно заглянул в больничное крыло школы. Возле спящего гриффиндорца сидела с книгой в руках Грейнджер, потом, толкнув блондина плечом, проходя через дверной проём, в комнату прошёл рыжий Уизли. Тихо выругавшись, Драко ретировался.
Полдня он провёл как во сне, бесцельно слоняясь по школьным коридорам и даже не снимая баллы сучеников младших курсов, попадавшихся ему на пути. Наконец, к полудню, он заметил высокую сухую фигуру директора школы, направляющегося в сторону больничных палат. Слизеринец украдкой проследил за магом. Ему нужно было расспросить о некоторых вещах очнувшегося гриффиндорца.
Дамблдор и Поттер тихо разговаривали, затем профессор ушёл, оставив ученика в глубоком замешательстве. Малфой потоптался немного на месте и, удостоверившись, что "больной", в принципе, ещё не пришёл в себя, решил учинить допрос попозже. Тем более что лёгкая мантия почему-то стала слишком жаркой, а брюки – тесными.
Но вопросы остались и мучили его. Новые чувства, незнакомые доселе эмоции... Мучили тогда и не давали покоя сейчас. Драко уже порядком надоело, что последний месяц он только и делал, что пытался найти разные ответы и объяснения. И не находил…

URL
2010-11-05 в 23:04 

Лёль
Трудно быть совершенством... Но ведь можно! (с) Драко Л. Малфой
** 14 **

-Нет, Сириус, нет! – раздался в тишине знакомый страдающий голос.
Драко моментально очнулся, прогоняя нахлынувшие воспоминания. Сигарета в руках давно истлела, засыпая пеплом старенький неказистый комодик. Парень раздавил её в пепельнице и подошёл к кровати.
-Нет, Сириус! – снова душераздирающий стон.
-Нет, только не это… - мысленно взмолился Малфой, усаживаясь на разостланную постель рядом с гриффиндорцем:
-Эй, Поттер, проснись, – тихо позвал он.
Гарри открыл глаза. Они были затуманены. Вздрогнув и не раздумывая ни мгновения, парень бросился на шею обомлевшему слизеринцу.
-Эй, эй, ты что? Отпусти меня, припадочный! – попытался вырваться Малфой, привставая, но, соскользнув, Поттер крепко обвил руками талию Драко и уложил голову ему на колени, тем самым усаживая слизеринца обратно.
-Пожалуйста, – умоляюще прошептал Гарри. – Не уходи! Останься со мной! Я не могу быть сейчас один. Ты… Ты нужен мне, Драко…
Юноша повернул голову, зелёные глаза встретились с серыми, и Малфой почувствовал комок, подступающий к горлу и перехватывающий дыхание.
Глаза Поттера, широко распахнутые, изумрудно чистые – постепенно становились малахитовыми, затягиваясь пеленой… Слёз…
Не было никакого другого Гарри Поттера со страшными, тёмными глазами. Никогда не было другой, чужой личности. Это всегда был один и тот же, бесшабашный, необузданный гриффиндорец, поддающийся настроению… И порыву чувств…
Драко смотрел в глубочайший омут этих зелёных глаз и понимал, что летит вниз. Безудержно. Стремительно. В головокружительном падении.
Эти глаза, как он не замечал этого раньше? Они о стольком говорили, наполняясь страхом, болью, тревогой, желанием, страстью… Они темнели, как волшебное зелье, которое уже приготовилось и ждало, ждало, чтобы его испили до дна…
Сколько чувств имел и хранил в себе обладатель этих глаз, как долго сдерживал их, опасаясь, не понимая, томясь… И как же точно эти магические глаза передавали эйфорию чувств, поднимавшихся прямо из сердца юноши…

Щёки Малфоя намокли от дорожки лёгких, почти невесомых слёз, пробежавших по лицу. Пальцы аккуратно проскользнули в чёрные локоны волос, и, склонившись, слизеринец крепко прижал парня к груди:
-Гарри…
-Да, Драко?
-Всё уже хорошо.
-Ты останешься?
Блондин легонько усмехнулся:
-Куда же я денусь, мне же негде ночевать по-другому…
Гордому аристократу оставалось винить лишь себя. Он просто не мог все эти годы простить Поттеру того, что был отвергнут, протягивая руку и предлагая дружбу. С самой первой встречи с мальчиком, который выжил, Драко знал, что хотел быть рядом с ним, сидеть за одной партой, учить вместе уроки. И если Гарри предпочёл дружить с нищим Уизли – то Малфой получал своё внимание другим способом, цепляя и обижая гриффиндорца.
Но детское решение не приносило ожидаемого, и спустя годы скверное отношение, переросшее в привычку, стало надоедать. Многое изменилось, слизеринец быстро повзрослел, понимая, что детская вражда не будет длиться вечно и что этого "вечно" может вообще и не быть…
Так или иначе, но он нуждался в Гарри. Он, во что бы то ни стало, хотел быть неотъемлемой частью его жизни. Но надменный слизеринец никогда бы не признался в этом, никому. И, в первую очередь, себе. Он исподтишка интересовался его похождениями, старался следить за ним. Как и той ночью…
А вот Поттер был не спесив. И ни на минуту не задумался о своих действиях. Он делал то, что говорило ему сердце…
Малфой вспомнил, как Гарри обливал его лицо своими горячими слезами, как крепко прижимал к себе. Драко знал, что окажись он на месте гриффиндорца, он поступил бы точно так же. Он не хотел потерять Гарри. Просто не мог.

-"И ничего не бойся"... – опять всплыл в памяти приятный голос верной подруги детства:
-"Вот так просто?"
-"Вот так просто…"

Затихший брюнет, удобно устроившись на коленях слизеринца, тихонько вздохнул, обвивая талию парня покрепче. Малфой, смущённо улыбаясь, погладил парня по волосам:
-Не знаю, Гарри, пожалуй, это не к месту, но я тебя хочу… - прошептал он, – прямо сейчас…
Поттер в замешательстве уставился на него:
-К месту, – и слизеринец увидел, как потемнели от желания и страсти зелёные глаза. – Я думал о тебе…
-Да? – Драко мягко отстранил брюнета от себя и уложил его на кровать. – И что же ты думал обо мне?
-Я думал о той ночи, в Запретном лесу. И о том, что не пережил бы, если б с тобой что то случилось, – серьёзно ответил гриффиндорец.
Малфой тем временем расстегнул кофту, обнажая гладкую грудь и плоский живот. В долю секунды стянул с себя штаны и оказался полностью нагим. Гарри молча, с трепетом наблюдал за ним.
Блондин юркнул под одеяло. Нащупав на бёдрах Поттера тонкую ткань боксеров, он принялся высвобождать парня из плена материи. Гриффиндорец всё ждал, когда Драко вынырнет из-под одеяла, но тот не спешил. Лишив Гарри нижнего белья, он положил ему руки на бедра, и брюнет вдруг почувствовал горячее дыхание у себя в паху.
-Драко… Ты не обязан этого делать… - выдохнул парень.
-Но я хочу! – уверенно заявил слизеринец из недр постели.
Малфой неловко обхватил член Поттера пальцами и провёл по нему языком. Затем накрыл губами головку и постарался вобрать в себя побольше. Возбуждённый орган был уже наполовину во рту, когда блондин стал неумело вращать вокруг него языком. Гарри улыбнулся в кулак. Было понятно, что в этом плане гриффиндорец у него первый. И сама эта мысль чертовски возбуждала. Драко же, тем временем, понемногу набирался опыта, расслабившись и начав двигать головою вверх-вниз. Он сжимал разгорячённый член у основания, не пытаясь даже вобрать в себя весь размер целиком, поднимал и опускал голову, обволакивая фаллос губами и немного царапая зубами. Язык юноши скользил по головке, описывая круги вокруг нежной кожи.
Дыхание Поттера участилось, сердце застучало быстрее, и вот он уже в нетерпении комкает пальцами простыни. Наконец, не выдержав больше этой сладкой пытки, он запустил руки под одеяло и, вцепившись в плечи Драко, выудил его наружу.

URL
2010-11-05 в 23:05 

Лёль
Трудно быть совершенством... Но ведь можно! (с) Драко Л. Малфой
Лицо слизеринца раскраснелось от возбуждения и старания. И он был благодарен Гарри за то, что тот сам прервал акт. Так как от неопытности у него уже заболела челюсть, а от нехватки кислорода закружилась голова. Но сам Малфой ни за что не прекратил бы начатое. Из гордости. Хоть и не был готов к кульминации деятельности, из принципа шёл бы до победного конца. Чего бы это ему не стоило, и каких бы усилий не пришлось бы приложить. Мерлин, как же он был сейчас благодарен Поттеру. Мысли он читает, что ли? Или панический страх Драко – Гарри ощущал кожей?
Гриффиндорец притянул Малфоя к себе и нежно поцеловал в губы. Светлые волосы блондина рассыпались, обрамляя тонкое лицо и щекоча щёки Поттера. Парень шумно вздохнул опьяняющий запах цветов, пропитавший мягкие локоны.
-Ты потрясающе пахнешь ромашками, – прошептал брюнет. – Я чувствую твой запах, даже если ты уже вышел из комнаты. Я всегда знаю, если ты в ней был…
Его руки проворно гуляли по спине Драко, иногда сжимая объятия чуть сильнее, в порыве страсти. Но тут же разжимая их, боясь причинить боль этому нежному худому телу. Тонкие пальцы Гарри скользили по линиям тела Драко, повторяя изгибы фигуры. Изучали впадинки и рельефы, мягко касаясь и нажимая. Нежно, успокаивая, умоляя…
-Подожди, я сейчас, – блондин покраснел до корней волос. Поттер не смог удержать улыбки, расползающейся по лицу:
-Ты такой милый, когда краснеешь…
-Сам ты милый, – разнервничался Малфой. Он протянул руку за своей волшебной палочкой и лёгким взмахом призвал из ванной комнаты флакон с маслом для тела, который видел там ранее. Гарри тоже заметил этот флакон, когда принимал душ, богатое воображение тут же нарисовало пару картинок сочетания масла и блондина. Не веря, что мечты могут осуществиться, парень застонал.
-Поттер, ты можешь быть хоть на минуту серьёзным? – волновался по пустякам слизеринец.
-Могу, – и брюнет прищурил тёмно-зелёные, полные похоти глаза, и хищно облизнулся. Малфою, естественно, сделалось сразу хуже:
-Хорошо. Ты меня испугал. А теперь прекрати, – прошипел он.
-Ну вот, видишь? – улыбнулся Гарри и взял из рук Драко бутылочку. – Можно?
Блондин отстранился, увлекая парня вглубь кровати. Затем, когда гриффиндорец закончил обильно смазывать свой член маслом, взобрался тому на живот:
-Я хочу попробовать так, – возбуждённо прохрипел Малфой.
-Ты уверен? – озабоченно спросил Поттер, на что получил незамедлительный ответ:
-Да! – а потом смущённое: - Поможешь мне?
Гарри взволнованно кивнул головой. В отблесках пламени, пылавшем в камине, бледная кожа слизеринца казалась девственно-розовой, отливавшей перламутром. На щеках блондина по-прежнему играл румянец, от чего они напоминали бархатную кожицу спелого фрукта, покрытую нежным мягким пушком. Казалось, сам юноша источал слабое сияние, словно ауру, а на золотых локонах мерцали и переливались яркие блики огня. Поттер перестал дышать, боясь вздохом прогнать столь прекрасное видение. Пропустив руку между ног своего наваждения, он плавно ввёл в парня сразу два пальца.
-Гарри… – выдохнул мираж, закрывая глаза и опрокидывая голову назад. Кольцо мышц жадно сомкнулось вокруг уже трёх пальцев, и Драко заёрзал в нетерпении. Опираясь руками о согнутые колени Поттера, он приподнялся, пропуская вторую руку гриффиндорца. Гарри поднял набухший член и направил головку к заднему проходу блондина, по дороге высвобождая свои пальцы. Медленно, опуская упругую задницу навстречу возбуждённому органу, слизеринец плавно насаживался на фаллос, полностью вбирая его в себя.
-Подожди, малыш, тебе может быть больно, – застонал Поттер, придерживая блондина за бёдра и вынимая руку из-под него. Но парень уже уселся полностью, накрывая живот брюнета своим подрагивающим членом.
-Кажется, я кончу прямо сейчас, – прохрипел Поттер.
-Дай мне пару минут, – выдохнул Малфой, жмурясь и свыкаясь с острыми ощущениями, в буквальном смысле наполнявшими его.
-Мерлин, хоть вечность, – прошептал Гарри, вжимаясь в тело парня и обхватывая его за талию. Слизеринец отдышался:
-Ну же, двигайся, - тихая мольба.
-Как я могу двигаться, когда ты сверху? Приподнимись немного…
Драко привстал, вновь опираясь о колени Гарри, а тот начал медленно поднимать таз, двигаясь под ним и напрягая пресс. Со временем он усилил толчки. Поттер хотел больше и сильнее входить в это хрупкое худое тело, чтобы Малфой чувствовал его глубже в себе. Не выдержав, он снял блондина с себя и уложил рядом, на бок, спиной к себе.
Слизеринец не протестовал, так даже было удобнее. Гарри приподнял его ногу, проскальзывая членом обратно в узкий и жаркий проход, и всем телом приникая вплотную к Драко. Блондин чувствовал, как яички Поттера касались его собственных, возбуждая мошонку. Ногу, что оказалась сверху, он согнул в колене, и парень повторил его позу, как кусочек мозаики, вклиниваясь и дополняя.
Одной рукой гриффиндорец обвил талию Драко, другой подпирал своё тело. Уткнувшись носом в макушку блондина, он вдыхал, как наркотик, сладковатый запах цветочного шампуня.
Толчки стали быстрее и сильнее. Слизеринец извивался на простыне, замкнутый между постелью и рукой брюнета. Ухватившись пальцами за свой возбуждённый член, он сжал его у основания, одновременно толкаясь навстречу бёдрам Поттера.
-Да, малыш, ты всё правильно делаешь, – прошептал ему в ухо гриффиндорец, а затем прошелся по ушной раковине языком. Перешёл на бледную шею, припадая к ней губами и посасывая нежную кожу. Юноша застонал ещё больше.
Почувствовав, как напряглись ноги Малфоя, Гарри стал с силой вколачивать свой член в пульсирующее анальное отверстие, сковывая блондина в стальной хватке и вбивая его в матрац. Драко вскрикнул, до боли сцепляя пальцы, и кончил, выгибаясь и сжимаясь. В этот же момент оргазм настиг и Гарри, и, насаживая на себя блондина в последний раз, он выдохнул его имя и, наконец, отпустил.
Выскользнув из содрогающегося тела, он развернул слизеринца, сгребая того в охапку и крепко прижимая к себе. Уткнувшись в шею парня, Драко тут же впился в неё резким и грубым поцелуем, всасывая кожу и лаская языком.
-Малыш, отпусти, – простонал Поттер, откидываясь назад. – Ты и так сводишь меня с ума…
Какое-то время они молча лежали, переводя дыхание и прислушиваясь к биению сердец и треску поленьев в камине.
-А почему ты решил вернуть мне долг именно таким извращённым способом? – тихо полюбопытствовал Гарри, припоминая о ночи в "Привороте".
-Потому что я был уверен, что буду лучше тебя в этом, – немедля ответил Драко. – А почему ты продолжил? – парировал блондин.
-Потому что в оранжерее, на Хэллоунской вечеринке, я понял, что ты чертовски сексуален, и что я хочу тебя… Я просто не мог забыть той ночи в Запретном лесу. Узнав однажды вкус твоего тела, я захотел ещё и уже не мог остановиться… Может, нам почаще заходить в лес по ночам?
-Ну уж нет, спасибо! – слизеринца передёрнуло от мысли о повторном посещении затхлой ямы и страшных тварей. – Одного раза хватило!
-Да, одного раза действительно хватило, – улыбнулся Поттер, вновь притягивая блондина к себе и вовлекая его в страстный поцелуй.

Перешёптываясь, усмехаясь, вспоминая разные старые обиды и тут же забывая их, Гарри и Драко провели в ласках ещё пару часов и, наконец, заснули, всё-таки разделив одну постель на двоих. Но они спали, так тесно прижавшись друг к другу, что, наверное, смогли бы уместиться даже на раскладном диванчике.
-"Всё-таки хорошо, что здесь была всего одна кровать" – засыпая, подумал Малфой.

URL
2010-11-05 в 23:06 

Лёль
Трудно быть совершенством... Но ведь можно! (с) Драко Л. Малфой
Наутро он проснулся один. Ни Поттера, ни его вещей не было видно. Зато раковина в ванной комнате ещё не высохла, напоминая о недавнем использовании, а на полу виднелись следы мокрых ног. Вздохнув, Малфой полез в душ.
Маленькая армия Серебряного принца ожидала его в коридоре. Командир и кавалерия спустились в столовую, где уже расположились почти все слизеринцы.
В самом дальнем углу стола, в гордом одиночестве сидел Гарри Поттер. Малфой хихикнул, наблюдая, с какой скоростью гриффиндорец поглощал свой завтрак. Впихнув в рот целиком всю булочку и осушив залпом чашку кофе, поперхнувшись, запив ещё одной чашкой, он подскочил со своего места, и, просияв счастливой улыбкой, промчался ураганом мимо остальных, застывших в шоке, участников поездки в министерство.
-Кто-то хорошо провёл время этой ночью, – услышал возле себя Драко женские голоса. Группка слизеринок, намазывая джем на тосты, завистливо вздыхала, глядя Поттеру вслед.
-Ну конечно! Это же "Гарри Поттер", – передразнила одна шатенка, кивая головой подруге.
-Он-то наверняка сбежал ночью в город, и хорошо повеселился, – поддержала её спутница, блондинка с мелкими кудряшками. – И не торчал здесь всю ночь, как мы!
-И ведь ему за это ничего не будет, – поддакнула длинноволосая брюнетка.
-Судя по его довольной физиономии, даже если ему и дадут нагоняй, его это мало беспокоит, – откликнулась шатенка, откусывая огромный кусок от жареного хлебца. - Столько счастья в глазах…
-Наверняка игра стоила свеч, – наматывая на палец светлую кудряшку, вздохнула блондинка. – Он же гриффиндорец, всегда такой правильный! А тут – такой риск! Авроры и всё такое…
-Да, интересно, ради кого же стоит так рисковать, и что же принесло столько радости золотому мальчику, – мечтательно заморгала брюнетка.
Отвернувшись от сплетниц, Драко уселся за стол. На щеках заиграл лёгкий румянец, гордо выпрямившись, Серебряный принц прикрыл глаза и окинул столовую томным взглядом. Он-то прекрасно знал, что, а вернее кто, смог наполнить безумным счастьем эти зелёные глаза.
Поттер действительно мог сбежать ночью в город. И ему действительно ничего существенного бы не сделали. Лишили бы пары сотни баллов, подумаешь. Зато сколько эффекта! А вместо этого Поттер смело пришёл к нему. Ну кто бы мог подумать…
-Драко, позволь узнать, что развеселило тебя в это хмурое осеннее утро, – Блейз уселся рядом, придвигая к себе тарелку с овсянкой.
-Эта каша, – хмыкнул Малфой, пряча румянец.
-О. Если это слишком личный вопрос, то не отвечай, – приподнял брови Забини, покосившись на тарелку с потенциальным завтраком.
-Я это тоже чувствую, – по другую руку префекта факультета расположилась Паркинсон.
-Что, восторг? – выглянул из-за плеча друга Блейз.
-Нет, чувство тошноты, – протянула Панси. – Но в отличие от Драко, сие меня не веселит…
Ребята рассмеялись, а Малфой украдкой бросил взгляд на дверь, в которой недавно исчез Поттер
-"Интересно, что наш золотой мальчик расскажет о поездке своим друзьям?"…

Гарри мчался по коридору министерства, едва задевая проходящих магов и ведьм. Он хотел успеть попрощаться с Артуром Уизли перед отъездом. Рыжеволосый мужчина сидел в своём маленьком кабинете и что-то писал. Юноша деликатно кашлянул, привлекая к себе внимание.
-О, Гарри! – радостно воскликнул Артур. – Как хорошо, что ты зашёл. Я уже хотел дописать письмо и идти тебя искать сам. Вот, Молли передала тебе и ребятам в школу.
Маг вытащил из-под стола большой коричневый свёрток шелестящей бумаги и вручил его обомлевшему студенту.
-Мистер Уизли… - поставив пакет на стол, замялся Гарри. – Я хотел у вас кое-что спросить… Что бы вы делали, если б рискнули сделать нечто неординарное необдуманно, но решительно, и у вас бы всё получилось как нельзя лучше? – Поттер чувствовал, что краснеет, как младшекурсник. Мужчина приблизился к парню и положил руку ему на плечо:
-Я бы радовался, Гарри. И продолжал бы смело действовать. Ты молод, силён и должен добиться того, чего хочешь!
-"Или кого" – улыбнувшись, подумал гриффиндорец, а вслух добавил:
-Спасибо, сэр…
-Мистер Поттер! Я знал, что найду вас здесь! – сзади раздались раскаты грома, исходящие из грозовой тучи – профессора Снейпа. – Вся группа готова к отъезду, почему я должен бегать за вами по всему министерству?
-Вы не должны были, сэр, – невинно заморгал беглец, подхватывая коричневый пакет со стола. – Вы же сами только что сказали, что знали, где найдёте меня. Сразу бы сюда и пришли, вместо того, что б сломя голову переворачивать всё министерство в поисках, – совершенно не утрировал ситуацию студент.
-Десять баллов с Гриффиндора, – отчеканил мастер зельеделия. – За неуважение и грубость к преподавательскому составу…
Но Поттер его уже не слышал. Проскочив мимо мага, он снитчем бросился вперёд по коридору, прижимая к груди шуршащий свёрток. Даже сто Снейпов не могли испортить ему сегодня настроения.
-Ну же, Северус, – склонил голову на бок Артур. – Прости мальчику пылкий нрав.
-Я дам ему адрес, пусть язвит, Сам-Знаешь-Кому, – прищурился слизеринский декан и, развернувшись, вышел из кабинета.
Слизеринцы, одетые в плащи и вооружённые дорожными сумками и полученными в министерстве знаниями, столпились в Атриуме. Мистер Бонто раздавал всем небольшие пергаменты с адресами и именами отделов, в которые ученики могли написать для получения дополнительной информации о работе. Невдалеке от группы неловко переминался с ноги на ногу одинокий гриффиндорец, расправляя на себе мятую куртку и косясь по сторонам.
Подошёл Снейп, обменялся парой фраз с провожатым. Ему явно не терпелось покинуть назойливое шумное здание, и профессор поторапливал гида.
-Мистер Поттер, место! – окликнул зельевар студента, и Гарри встал в строй, рядом со скучавшим Малфоем, равнодушно разглядывающим окружающих. Экскурсия покинула магическое здание и двойная охрана авроров, так и не появившаяся на глаза перед Хогвартскими учениками, отправилась охранять студентов до станции 9 и три четверти.

URL
2010-11-05 в 23:07 

Лёль
Трудно быть совершенством... Но ведь можно! (с) Драко Л. Малфой
Гарри удобно устроился на мягком сидение в купе Хогвартс - Экспресса. Он опять выбрал последний вагон и теперь, расположившись со всеми удобствами, рассматривал содержимое пакета, полученного от мистера Уизли. Только пару минут назад поезд отошёл от станции, а Поттеру уже не терпелось приехать в школу.
За дверью послышались голоса, раздался стук, и, не дожидаясь ответа, в купе чинно вошли три слизеринки, которые накануне обсуждали его за завтраком. Устроившись на скамье напротив, они продолжили прерванный разговор:
-Я же говорила вам! Посмотрите! – указала одна из них пальчиком на обомлевшего гриффиндорца,куда-то в район шеи.
-Да, действительно, – согласилась с подругой кудрявая блондинка. – Невероятно!
-Ээээ…Эммм… Я могу вам чем-то помочь? – наконец смог сформулировать целое предложение оторопевший Гарри.
-А я не верю! Он же гриффиндорец! – проигнорировав парня, воспротивилась подругам длинноволосая брюнетка. – Чтоб кто-нибудь из наших!
-Да нет же, сама посмотри! – встрепенулась шатенка, тыкавшая в Поттера пальчиком.
-Я могу узнать, что вам от меня надо? – не оставлял попыток вмешаться в разговор Поттер.
-Вчера этого не было, – протянула блондинка, играясь со светлой кудряшкой, в упор не замечая гриффиндорца.
-Ну, мало ли что? – не унималась недоверчивая брюнетка.
-Послушайте, это неприлично, в конце концов! – замахал руками Гарри.
-Что значит "мало ли что"? – опять ноль внимания на мирового героя со стороны девиц. – Засос на шее, он сам себе поставил?
-Чтоооо? – багровея, плюхнулся на сидение Поттер и принялся яростно заматываться школьным шарфом, попутно пытаясь удушиться.
-Мистер Поттер, попытки суицида оставьте на потом, - окатил холодным взором потенциального самоубийцу слизеринский префект, вдруг нарисовавшийся в дверном проёме. – А вы, милые дамы, соблаговолите объяснить, зачем вы пытаетесь призвать народного героя этого века к применению к себе насилия и нанесения тяжких телесных повреждений?
Девушки как по команде вздёрнули носики. Шатенка, судя по всему старшая, ответила:
-Малфой, вмешательство в частную жизнь мистера Поттера не является преступлением и не карается сроком в Азкабане. Мы все имеем право обсуждать новости, связанные с героем магического мира. Всё равно "Пророк" и так этим всё время занимается…
-Не думаю, что синяк на шее или ссадина на колене является новостью мирового масштаба, – прищурился Серебряный принц. – Однако если вас интересуют именно такие интимные детали доблестного гриффиндорца, то я могу попросить мистера Поттера, в качестве одолжения, сообщать вам каждый раз, когда у него начнётся зуд или появится тошнота. Уверен, такая информация придётся вам по вкусу, ибо разводить грязные сплетни подобает вашему уровню развития и самооценки. Будут ещё блестящие идеи?
-Нет, – фыркнула шатенка,– в сфере наших интересов не лежат препирательства с префектом факультета. Мы выше этого. Можешь запретить нам покидать остальных студентов группы, пока мы находимся вне Хогвартса. Можешь следить за порядком. Всё же остальное для тебя, Малфой, вне досягаемости.
Дёрнув плечом, слизеринка вышла из купе. За ней, поджав губки и поднимая носы ещё выше, поспешили подруги. Драко посторонился, давая им проход:
-Я сообщу мисс Паркинсон, что у вас, юные дамы, полно свободного времени, и вы с радостью возьмётесь выполнять какую-нибудь факультативную работу, на которую она подыскивала добровольцев, – порадовал уходящих девушек на прощание староста, проходя в купе и захлопывая дверь.
-Как ты собираешься победить Тёмного Лорда, если ты испугался трёх мелководных змеюк? Хотя нет, не открывай мне этой тайны, я не выдержу груза ответственности…
Малфой подошёл к столу, на котором сиротливо покоился забытый Гарри пакет, и принялся невозмутимо копаться в его содержимом.
-Я не испугался, я разозлился!.. Эй, это подарки, всем, в школу…
-Ну, а я не "все"?
-Нет, – вдруг смущённо улыбнулся Поттер. – Ты один единственный, особенный… - гриффиндорец протянул руки и, обхватив Драко за талию, усадил его себе на колени.
-Наконец-то ты понял, что я самый неотразимый и неповторимый, – устраиваясь поудобнее, блондин спокойно вытирал об школьный шарф Гарри красное яблоко, которое он выудил из бумажного пакета миссис Уизли. Поттер поперхнулся. Он только хотел назвать слизеринцу поставщика этого яблока, являющегося в глазах аристократа одним из "нищих рыжих", но вовремя остановился. Изменения в поведении очень шли Малфою.
-Спасибо, что спас меня от этих фурий, – он покрепче обнял слизеринца.
-Угу, – рот Драко был забит яблоком. – Ты мой должник!
Гарри сидел молча, прижимая к себе блондина, невозмутимо жующего яблоко, и наслаждался запахом его волос.
-Знаешь, сегодня пятница… - задумчиво произнёс слизеринец. – Наверняка все наши отправятся в Хогсмид. А у меня отдельная комната в слизеринских подземельях, с мягким ковром и небольшим камином…
-И только с одной кроватью? – улыбнулся Гарри.
-Да, только с одной, но достаточно большой, – Драко развернулся к гриффиндорцу:
-Почему ты ушёл так рано утром?
-О, а ты был готов сделать эту новость народным достоянием? – засмеялся брюнет.
-Нет, пожалуй, ещё не готов…
-Ещё нет? Значит, когда-нибудь всё-таки – да? – и, не давая парню опомниться, он притянул Малфоя к себе и припал губами к мягким губам собеседника. Почувствовав сладкий вкус яблока, Гарри застонал и ворвался в рот к слизеринцу, стараясь языком слизать как можно больше вкусного сока.
Руки блондина легли на плечи Поттера, и он вцепился пальцами в чёрные локоны. Наконец, оторвавшись от уст парня, глубоко вздохнул:
-Я научусь, и буду лучше тебя и в этом!
-Так мне можно прийти сегодня?
-Ну, думаю, что да… - Драко нехотя встал на ноги.
-А зачем? – лукаво улыбнулся брюнет.
-Как зачем? Отдавать долги! – Малфой схватил ещё одно яблоко и проворно отпрыгнул к двери, чтобы Поттер не успел поймать его:
-И прихвати яблоки! – радостно прокричал Драко, и дверь купе с лёгким стуком закрылась за ним…





КОНЕЦ.

:lala2:

URL
2012-08-16 в 07:00 

Обалденно.....

URL
2012-12-07 в 05:40 

LaAIRIN
Узнать что либо у женщины невозможно в любом возрасте. Девичья память, плавно переходит в женские секреты, а затем в старческий склероз)))))XD)))))
С удовольствием прочитала второй раз!
первый - на Домиане полгода назад))

Спасибо!:red:

2015-01-10 в 16:47 

Спасибо, было и романтично и весело : )

URL
     

Особая Страничка

главная