Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
21:09 

Возврат долгов

Лёль
Трудно быть совершенством... Но ведь можно! (с) Драко Л. Малфой
Название: Возврат долгов
Автор: Лёль (Liolya, Лёля, Лёль) liolya@walla.com
Бета: reisende
Рейтинг: НЦ-17 (NC-17)
Пейринг: ГП/ДМ слеш
Жанр: Романс/Приключения/немного Юмора, OC, PWP
Размер: Миди, 14 глав
Статус: Закончен
Спойлеры: Пять первых книг
Саммари: Гарри и Драко попадают в западню. Как после этого поведёт себя каждый из них? И захочет ли остаться в долгу у другого?
Дисклаймер: Пара-тройка главных героев, Хогвартс, оранжерея и волшебные зелья – принадлежат госпоже Роулинг. Рецепт зелий, дополнительные герои и больная фантазия – мне. Никакой материальной выгоды я с этого не имею. А хотелось бы…
Примечания № 1: Довольно открытое НЦ, хотя, может, это только я так считаю…
Примечания № 2: Это мой второй фанфик вообще. Но в категории НЦ - первый. Так что чтение – на Ваш страх и риск : )
Спасибо: моей дорогой Бете, reisende, за то, что вот уже во второй раз она проверяет мои каракули и ошибки. Борется с бредом и плодами моей бурной фантазии. И тратит на всё это свои нервы. Спасибо тебе дорогая : )
Условия размещения/архивирования: Конечно можно! Сообщите мне. Порадуюсь.

*****

@темы: Фанфики, Слэш, Моя Муза, ДМ, ГП, Romance, NC-17, Midi, Humour

URL
Комментарии
2010-11-05 в 21:13 

Лёль
Трудно быть совершенством... Но ведь можно! (с) Драко Л. Малфой
** 1 **


Ночь уже улеглась на старинный замок, заволакивая тёмным покровом спящие черепичные крыши и башни. Формально отбоя ещё не было, но выходить в такие часы не полагалось. В преддверии зимы темнота приходила рано, принося с собой осеннюю прохладу и тяжёлый холодный воздух. Сегодня же ночь принесла с собой густой молочный туман и рассеяла его по окрестностям Хогвартса.
Однако это не помешало трём фигурам, закутанным в тёплые зимние мантии, выскользнуть из центральных ворот замка и засеменить в сторону старой хижине на окраине Запретного леса.
-Не могу поверить, что я согласилась на это! – гневно произнёс девичий голос.
-Герм, это же ради Хагрида, даже не ради нас! – раздался в ответ мальчишеский.
-Но что-то вы уж больно быстро согласились!
-Ну, сама понимаешь, это же интересно!
-Рон, не подливай масла в огонь! – наконец вмешался в диалог третий.
-Я не подливаю, я вообще...
-Тише вы оба! Вы вообще уверены, что нас никто не видел?
-Всё в порядке, Герм, и мы уже почти пришли...
Трое пробрались к ветхому сооружению огромных размеров, пригибаясь как можно ниже к огромным тыквам, что лесничий выращивал за домом, и постучали в заднюю, почти трёхметровую дверь.
-Ох, вы всё же пришли! Как я рад, ну что же вы… Ну, проходите скорей, замёрзнете...
Полувеликан приоткрыл дверь, чтоб высунуть голову. Посторонившись, он дал гостям войти, и те спокойно проскользнули в образовавшийся проём. Яркая полоска света лишь на минуту осветила прямоугольник на земле, и вот всё опять погрузилось в белую пелену тумана.
Немного погодя, к избушке, силуэт которой выделялся тёмным пятном в густом тумане, прокралась ещё одна тень. Фигура зябко куталась в тонкую, не по погоде лёгкую мантию с гербами Дома Салазара Слизерина. "Тень" поёжилась от холода, потопталась на месте и, поднявшись на цыпочки, заглянула в окно хижины.
В тёплой комнате у камина за огромным столом сидели двое парней, девушка и мужчина-полувеликан. Молодые маги пили что-то обжигающее из гигантских чашек, напоминавших больше маленькие котелки, а лесничий рассказывал им какую-то занимательную историю, качаясь на стуле и размахивая руками в воздухе. Пару раз он чуть не заехал по макушке Гарри Поттеру, сидевшему возле него. Но юноша всё время успевал уклониться в сторону, вертя головой и пригибаясь. Во время очередного взмаха нелёгкой руки мужчины Гарри развернулся вполоборота, сидя на деревянной табуретке, и случайно бросил взгляд на окно. Тут же за стеклом метнулась в сторону чья-то голова с копной светлых волос.
-Там кто-то есть! – Гарри подскочил со стула и бросился к двери.
Никто из присутствующих в комнате толком ещё не сообразил, что произошло, а Поттер уже был на улице и бегом огибал огромную хижину. Как он и ожидал, от дома в сторону леса, через огород лесничего спасалась бегством тёмная фигура, закутанная в плащ. Внезапно беглец встретился с некой преградой, споткнулся и с придушённым проклятием рухнул на землю. Послышалась возня и шелест веток, и незнакомец уже ползком продолжил удирать от Гарри. Однако Поттер не собирался упускать нахала, он в два прыжка нагнал свою жертву и схватил её за подол мантии.
-Малфой! – процедил сквозь зубы парень. – Почему я не удивлён? Какого боггарта ты здесь делаешь? – Гарри встал между слизеринцем и домом Хагрида, загородив собой дорогу к отступлению.
Блондин поднялся с колен, отряхнулся и гордо вскинул голову:
-Как префект, здесь главный я, Поттер. Во время вечернего обхода я заметил троих студентов, покидавших пределы замка в неразрешённое время. Выполняя свой долг, я проследил за ними. Так вот, Поттер. Что ТЫ здесь делаешь?
-Не твоё дело, Малфой. Проваливай, пока цел. А хочешь "настучать" на нас – пожалуйста! Сколько угодно. Но не забудь, как всё кончилось на первом году учёбы! Тебя тогда тоже наказали, отправив с нами в Запретный лес. Хочешь опять прогуляться туда ночью? Или ты забыл, как умирал тогда от страха?
-Ничего я не боялся! – севшим голосом произнёс Драко. Хотя колени его уже дрожали. Он судорожно сглотнул и сделал шаг назад.
-Гарри, где ты? – послышались голоса гриффиндорцев, последовавших за парнем на улицу. Оклики тонули в тяжёлом затуманенном воздухе.
-Ты тоже не должен быть здесь, Малфой, – угрожающе прорычал брюнет, делая шаг вперёд и сокращая между ними расстояние. – Ты соучастник. Тебе нет смысла ябедничать и снова подставлять себя!
-Никакой я не соучастник! Я староста! Мне можно… - Попытался, было, заявить Драко, безвольно отступая назад на ещё несколько шагов.
-Ага, расскажи это МакГонагалл! – усмехнулся гриффиндорец, нахально приближаясь к противнику. – А ещё лучше – Дамблдору!
-Гарри! Гарри, ты где? – опять послышались голоса, уже совсем близко от парней.
-Чтоб тебя пикси растерзали! – Малфой скривил презрительную гримасу, соображая, что, как всегда, этому пройдохе всё простят. Он сделал ещё пару шагов назад. – Но вместе с нами попадёт и этому твоему верзиле-переростку! "Профессор" не имел права принимать вас у себя в столь поздний час. Может, его даже выгонят из Хогвартса. А заодно тебя и твоих грязнокровных и нищих приятелей! Ради этого, пожалуй, стоит рискнуть!
-Ах ты мерзавец! – воскликнул Поттер и кинулся на блондина. Но тот отскочил от нападавшего и, не разбирая дороги, бросился бежать.
-Малфой, я тебя убью! – завопил Гарри, несясь за слизеринцем. – Остановись!
Но Драко уже скрылся за деревьями.
-Стой, придурок! Это же Запретный лес!! – и, не совсем соображая, что он делает, Поттер помчался за беглецом в лесную чащу. Густой туман тут же поглотил обоих.

Ветки деревьев цеплялись за мантию и царапали лицо. Пару раз его даже хорошенько хлестануло по спине и плечу, но Драко продолжал бежать вперёд. Затем он резко повернул направо, собираясь пробежать вдоль полосы леса, не углубляясь в чащу, и вынырнуть недалеко от огорода Хагрида. В присутствии учителя Поттер ничего ему не сделает. Не посмеет. Слизеринец хотел, было, зажечь Люмос и осветить себе дорогу, как за спиной услышал звук ломающейся ветки и отборной ругани, причём в свой адрес. Поэтому спрятав палочку, Драко свернул влево и продолжил бег. Наконец ему показалось, что Поттер отстал от него, и слизеринец вновь изменил направление бега. Почему-то продираться сквозь чащу стало труднее. Малфой остановился отдышаться. По его расчётам, он не должен был сильно удалиться от окраины леса. Тогда почему он не видел ничего вокруг и даже над собой? Везде был только туман и чёрные силуэты деревьев. Сколько он успел пробежать? Потянувшись к карману мантии за волшебной палочкой, Драко успел только ойкнуть, так как сзади на него кто-то кинулся и повалил наземь.
-Малфой, ты придурок! – Гарри навалился на жертву всем своим весом, и, схватив парня за волосы на затылке, резко рванул их вверх, а затем так же резко толкнул вниз. – Какой Банши ты помчался в лес? – рука парня опять взметнулась, и он вновь припечатал Драко лицом к земле. – Змеюка! Не смей обзывать моих друзей! – Поттер собирался повторить манёвр, но Драко, наконец, совладал с приступом страха от неожиданного нападения сзади и, привстав на руках смог свалить с себя гриффиндорца. Перекатившись, Малфой вскочил на ноги и со всей силы пнул парня ногой. Затем ещё раз, в солнечное сплетение. Гарри сложился пополам, но блондин уже озверел и замахнулся для ещё одного удара. Поттер кувырнулся назад, а затем выпрямился во весь рост. Длинные ветви деревьев отнюдь не помогали завязавшейся драке, так как приходилось отбиваться ещё и от них. Гриффиндорец схватил одну и, притянув к себе, резко отпустил. Дерево хлестануло Драко по лицу, аккурат по испачканному в чём-то носу, и тот взвыл от боли. Используя момент, пока слизеринец прижимал обе руки к лицу, Гарри снова бросился на обидчика. Автоматически Драко выбросил правую руку вперёд, защищаясь. Перехватив кисть, Поттер завёл её ему за спину и вновь повалился на землю, придавливая собою блондина. Малфой как-то странно дёрнулся, впиваясь второй рукой в ворот свитера брюнета. На миг они замерли, для того чтоб услышать шум, доносившийся из-под слоя листвы и сухих сучьев. Почва под парнями глубоко вздохнула, послышался треск ломаемых корней, и в следующее мгновение, оба, прекратив чувствовать опору под собой, полетели вниз.

URL
2010-11-05 в 21:16 

Лёль
Трудно быть совершенством... Но ведь можно! (с) Драко Л. Малфой
Всё случилось так быстро, что ни один из парней толком не сообразил, что произошло. Рыхлая земля под ними вдруг распахнула огромную пасть и поглотила обоих в свои недра. Гарри и Драко летели вниз, цепляясь и царапаясь о корни деревьев, сухие ветки и прутья. Наконец, полёт закончился.
Гриффиндорец почувствовал под собой нечто мягкое. Это "нечто" выдохнуло отборное ругательство, когда Гарри приземлился на него. Пытаясь осознать, что же это было, парень начал шарить под собой руками.
-Хватит меня лапать, Поттер! Слезь с меня, урод!
-Сам такой, – буркнул Гарри и скатился с Малфоя на землю, тут же почувствовав холод, веявший от неё.
-Люмос, – прошептал Драко, и на конце его палочки замерцал слабый огонёк, освещая немного пространства вокруг.
-Прежде чем ты начнёшь колдовать, Малфой, вспомни, что мы находимся в Запретном лесу. Кишащем всякими не очень приятными тварями, которые тут же появятся здесь, как только почувствуют сильное волшебство! – Заявил гриффиндорец, разглядывая в полумраке свои чудом уцелевшие очки. – Они уловят чужую человеческую магию и будут очень нам рады…
Гарри поёжился. В памяти всплыли события второго года обучения в Хогвартсе, и его знакомство с Арагогом и его семейством.
Драко ничего не ответил. Он просто продолжил лежать на холодной земле, устремив взор вверх и сжимая палочку в руке. Гриффиндорец покосился на него и затем медленно приблизился к парню. Только теперь он заметил, что жидкая масса на лице блондина оказалась кровью, хлеставшей из разбитого носа даже теперь, когда тот лежал лицом вверх.
-Чёрт, Малфой, у тебя кровь из носа идёт, – констатировал Гарри.
-Что ты говоришь! А я и не заметил! – съязвил слизеринец. – Совсем рехнулся, Поттер? Это же ты мне нос сломал, когда знакомил меня с землёй! – завопил Драко.
-О! Теперь я вижу, что всё в порядке! – заорал в ответ Гарри и тут же спохватился. – Тише ты, кретин! Хочешь, чтоб все те милые животные нас услышали раньше, чем почувствовали?
Малфой хотел что-то заявить в знак протеста, но закашлялся. Постепенно кашель перерос в булькающие звуки, и гриффиндорец сообразил, что тот сейчас захлебнётся собственной кровью. Гарри уселся на землю возле головы парня и, приподняв, осторожно устроил её у себя на коленях.
-Отвяжись от меня, Поттер! – захрипел Драко, но гриффиндорец не обратил на его заявление никакого внимания. Он только аккуратно поворачивал голову блондина в стороны, пытаясь рассмотреть получше, насколько тяжелы были последствия их драки для лица Малфоя.
-Я же сказал, отвали! – слизеринец пытался высвободиться из рук парня и даже тщетно понадеялся врезать ему по уху левой рукой. Правая как-то неестественно лежала у него на груди, сжимая палочку, которая по-прежнему источала слабое сияние Люмоса.
Гарри достал свою палочку, и, прошептав что-то, коснулся ею перепачканного носа Драко. В ту же минуту кровь перестала сочиться по лицу блондина, и тот свободнее вздохнул.
-А как же насчёт "нельзя использовать магию", а, Поттер? – передразнил его слизеринец.
-Слушать надо ушами, а не жопой, Малфой, – брюнет поднялся с колен, голова Драко съехала на землю. – Я сказал " сильное волшебство", которое творит человек, а не простая лесная магия всех живущих здесь тварей. И уж тем более отличное от колдовства кентавров и энергии единорогов. Мелкое же колдовство они не различат, в этой глуши, – юноша стал оглядываться по сторонам. Затем он отошёл в сторону и нагнулся.
-То, что надо…
На дне ямы, вперемешку с листвой и мхом, валялись сухие ветки и мёртвые корни деревьев. Гриффиндорец собрал небольшую охапку для костра, и поджёг, прошептав "инсендио" почти прямо в кучу хвороста. Пламя взялось облизывать холодные ветки, еле-еле образуя небольшой костёр. Гарри протянул руки к огню. Немного посидел, согреваясь. Ночь неумолимо приближалась, стемнело так, что на расстоянии трёх шагов уже ничего не было видно. Так же становилось жутко холодно. В этой части леса была непроходимая чаща, и земля не успевала прогреться в течение дня. Так что ночью она не отдавала накопленное тепло и остывала намного быстрее. Вдобавок Поттер выскочил из дома Хагрида без своей тёплой мантии. Сейчас на нём были только тёмно-синие вельветовые штаны, футболка и плотный облегающий оранжевый свитер, с высоким стоячим воротником под горло. И это скромное одеяние совсем не грело его. Тем более в своём теперешнем состоянии. Свитер растянулся и местами распустился, штаны порвались в самых неожиданных местах, так как во время падения Гарри умудрился зацепиться за всё возможное и невозможное. А также поцарапаться и побиться обо всё вышеперечисленное.
Брюнет покосился на Малфоя. Тот по-прежнему лежал на замёрзшей земле. Парень вздрогнул: "Как ему не холодно? Даже в подземельях, наверняка, теплее…"
-Поттер, хватит пялиться на меня, я не шар предсказаний! Подойди и помоги мне уже, благодетель несчастный! – голос слизеринца вывел Гарри из оцепенения.
-Что? – не понял юноша, пойманный врасплох такой наглостью.
-Если ты до сих пор не заметил, я не могу встать, – заскрежетал зубами Драко. – Я понимаю, что твоими мозгами домового тяжело понять, что если ты упал на меня, значит, я схлопотал двойной удар. При падении я поранился всем телом, при приземлении – вывихнул лодыжку. А руку ты мне сломал ещё до того, как мы провалились в эту грёбаную яму, – спокойно-убийственным тоном вещал слушателю слизеринец. – Я ударился головой. Вполне возможно, у меня сотрясение мозга, (тебе, Поттер, это не грозит, не бойся), и теперь у меня всё качается перед глазами. В добавление ко всему, моя нежная психика была пострадала от стресса, который я пережил. И моё физическое состояние ничуть не лучше моего морального. Я порвал брюки и рубашку от "Элегант Визард", и моя осенняя школьная мантия вся испачкана в грязи и крови. И предупреждаю, Поттер, что, если мы выберемся отсюда живыми, ты будешь сожалеть, что не остался здесь, закопанный!
Пока Малфой ораторствовал, Гарри молча смотрел на него. Постепенно его глаза стали раскрываться всё шире и шире, пока, наконец, не стали размером больше, чем его фирменные очки. Затем, из-за недостатка свободного места в орбитах, они полезли на лоб. Даже когда "весь умирающий" староста слизерина закончил монолог, Гарри ещё долго не мог прийти в себя. Как можно быть настолько влюблённым в себя эгоистом и наглецом?
-Значит, это Я во всём виноват? – Гриффиндорец поднялся и медленно направился в сторону стонущего блондина. – Это Я выманил тебя из школы, заставил идти за нами и совать свой любопытный нос в чужие дела? Это Я погнал тебя в Запретный лес, куда глаза глядят? – постепенно закипал Поттер, наклоняясь над распростёртым на земле телом слизеринца. – А потом, только из-за меня мы нашли эту яму, чтоб провалиться в неё? Так, Малфой? Ведь это Я во всём виноват?
Гарри навис над парнем так близко, что мог услышать биение его сердца, и впился взглядом ему в глаза. На какой-то момент Драко оторопел от такого напора и перестал дышать. Затем маска надменности и раздражительности вернулась на своё место, и блондин выдохнул:
-Да. Не Я первый напал на тебя сзади и разбил в кровь твоё лицо. Про остальное уже промолчу.
-Святой Мерлин, – у Гарри подкосились ноги, и он чуть не упал на Малфоя, опять. – Ты… Ты! Ты – псих! – выпалил гриффиндорец в отчаянии. – Ну почему ты преследуешь меня? Это какой-то кошмар! – брюнет отшатнулся и плюхнулся на землю. – Почему из всего Хогвартса меня угораздило попасть в западню именно с тобой???
Парень в настоящем ужасе обхватил голову руками и вцепился в свои разлохмаченные волосы. Он осознал, наконец, всю сложность сложившейся ситуации. Но самым страшным было то, что Гарри нашёл нечто логичное в обвинениях слизеринца. Чего Поттер хотел добиться, догоняя Драко? Он совершенно не думал о последствиях кидаясь в погоню. А когда настиг? Гарри сам не знал, что на него нашло, когда он, наконец, повалил обидчика на землю и ударил со всей силы. Вернее, он знал, но никогда бы не признался себе.
Гарри стал таким после событий прошлого года. После их визита в Министерство. После гибели Сириуса Блека.

Поттер не был хорошо знаком с крёстным. Они не проводили вместе достаточно времени, чтоб по-настоящему сблизиться, маг всё время был в бегах. Просто у мальчика появилась мечта: жить с родственником – которая могла по-настоящему осуществиться. А потом эту мечту забрали. Как забирали всё раньше. И Гарри почувствовал себя ужасно запутавшимся. Он уже не понимал происходящего. Кошмары становились для него реальностью, а будничные дни – сном. У него случались очень резкие перепады настроения, и он мог зациклиться на совершенно невинных вещах. Вначале он пытался найти логическое объяснение происходящего, но потерпев фиаско – бросил. И перестал отдавать себе отчёт в своём поведении. Он поддавался чувствам, интуиции, делал вещи, не задумываясь. Так ему было легче. Так ему было проще. Пережить. Не думать. Забыть.
И сейчас Поттер вдруг сообразил, что, ослеплённый злобой, как всегда, поддавшись настроению, он мог попросту убить Малфоя, не провались они в эту яму. У Гарри закружилась голова.
-Ты закончил обвинять и обзывать меня? – Драко увидел, что гриффиндорец совершенно забыл про него. – Я по-прежнему лежу на холодной сырой земле. У меня очень слабое здоровье, и я могу получить воспаление лёгких. Почки, я кажется, себе уже отморозил, – серьёзно добавил он.
Проклиная всё на свете, Гарри встал, и, наклонившись к блондину, вцепился ему в плечи, пытаясь приподнять его с земли. Бледное лицо Драко исказило судорогой боли. Он зажмурился и стиснул зубы так сильно, что на скулах выступили бугорки, но промолчал. Поттер ужаснулся при виде этого, соображая, что слизеринец не лгал, когда говорил, что ему больно.
-Ой, прости, пожалуйста, – неосознанно вырвалось у него. Гарри постарался легче прикасаться к блондину. Бережно подхватив его на руки, и про себя отмечая, что Малфой оказался довольно-таки лёгким для парня, гриффиндорец аккуратно оттащил сверстника к стенке ямы, прислонив парня к ней спиной.

URL
2010-11-05 в 21:17 

Лёль
Трудно быть совершенством... Но ведь можно! (с) Драко Л. Малфой
Всё свое детство Гарри Поттер рос без настоящей опеки, любви и ласки. Это, наверно, развило в нём чувство долга, заботы и помощи. Будучи сам лишён этого, он хотел дарить это другим. Он всегда рвался помогать, заботясь об окружающих его людях. И потом, ему с одиннадцати лет приходилось стольких выручать. В моменты опасности Гарри проявлял отвагу, порой безрассудную, необдуманную. После смерти Сириуса, когда он вообще прекратил давать отчёт в своих действиях, это не исчезло. Вот и сейчас, при виде страдающего Малфоя, чувство долга преодолело неприязнь. Поттер остыл от нахлынувшей на него злости, и, не задумываясь дважды, принялся помогать пострадавшему. Когда минутой назад был готов только причинить ему ещё больше боли.
Тонкая школьная мантия слизеринца кое-как окутывала парня, поэтому Гарри расправил её, по возможности накрывая блондина тканью. Драко молча наблюдал за этими хлопотами: - "Оказывается, стоит приструнить Поттера, и он становится шёлковым!" – Но стоило Малфою заглянуть парню в глаза, как он сообразил, что гриффиндорец действует автоматически, отрешённо.
Гарри подоткнул под него плащ, нашёл прямую, недлинную ветку, снял с брюк ремень, и, наклонившись к Драко, перевязал тому руку, закрепляя кисть, чтоб как можно меньше шевелить её. Затем юноша встал, и под изумлённым взглядом слизеринца стянул с себя свитер и футболку, оказавшуюся под ним. Взору Малфоя предстал накачанный торс парня, плоская грудь, широкие плечи и мускулистые руки ловца сборной Гриффиндора по квиддичу. Гарри был в прекрасной форме, так как возмужал за лето, а по возвращению в Хогвартс почти каждый день проводил на тренировочном поле, в безудержном желании забыться.
В голове блондина пронеслась мысль, что раздевалки возле квиддичного поля должны были быть общими для всех домов, а не разделены на четыре отдельные.
Полуобнажённое спортивное тело, исчезло так же быстро как и появилось.: Чуть не околев от холода, Гарри натянул обратно свитер. В руках у брюнета осталась футболка, которую он недолго думая, порвал на части и связал концы. В результате у него в руках оказалась крепкая перевязь, которую Поттер тут же водрузил на шею блондину, заправляя в образовавшуюся петлю перевязанную руку. Мадам Помфри могла бы гордиться мистером Поттером в этот момент. Как преданно он протянул руку помощи своему лучшему врагу. – "Ещё бы. Ведь потом меня обвинят во всём произошедшем. А если у многоуважаемого Люциуса будет такой повод докопаться до меня? Он наверняка найдёт какую-нибудь статью в уставе правил поведения в школе о запрещение применения физического насилия к членам семьи Малфоев или что-нибудь в этом роде. И будет добиваться моего исключения из Хогвартса. Не хватало ещё, чтобы этот чертёнок издох здесь от холода!" – Поттер покосился на Драко.
Он тщетно пытался отделаться от мысли, что ему просто нравится за кем-то ухаживать, чувствовать себя причастным. Быть нужным кому-то, осознавать, что он может помочь. Помогая другим, Гарри топил свою боль, чувство беспомощности. Помогать значило контролировать ситуацию. Что Гарри выпадало довольно нечасто в последнее время.
Драко потерял дар речи, наблюдая за происходящим. И изо всех сил он пытался придумать что-нибудь колкое, чтобы не выглядеть последним идиотом, как ему казалось, он сейчас выглядел.
-Ты что, Поттер, вольно импровизируешь? – наконец выдавил он. - Или этому обучают в Доме Великого Годрика, игре в героев?
Гарри ничего не ответил. Малфой остаётся Малфоем. И ничто этого не изменит. Поэтому он подбросил ещё хвороста в потухающее пламя костра и уселся напротив слизеринца, оперевшись спиной о стенку подземелья.
-Я надеюсь, это страшилище, именующее себя профессором по уходу за магическими существами, вызвал подмогу, и уже ведутся поиски, – сам себе вслух заявил блондин. – Или он побоится за свою шкуру и никому ничего не скажет. И этим – подставит тебя. Сгниёшь в вонючей яме, Поттер! – Драко прищурил глаза и зло посмотрел на гриффиндорца.
Гарри молча решал, что ему предпринять. Напомнить Малфою, что тот тоже сгниёт в этой яме, вместе с ним? Или просто заехать кулаком так, чтобы он впечатался в земляную стенку. Не остановившись на одном из вариантов, Гарри зевнул. Он вдруг обнаружил, что жутко устал. У него не было больше сил даже на то, чтобы ответить обидчику, не то чтобы ударить. Вздохнув, Гарри закрыл глаза.
Слизеринец смотрел на него в упор. Драко постепенно начинало злить, что Поттер всё время молчит, словно подтверждая его, Малфоя, страхи. Что никто не придёт за ними и не спасёт их. Что это они вдвоём сгниют в этой яме, без еды, воды и свежего воздуха. Но ещё до того, как это случится, Драко умрёт от воспаления лёгких и холода. И, словно в подтверждение своих ужасающих мыслей – чихнул.
-Будь здоров, – прошипел Поттер. Проклятое чувство вежливости опять взяло верх. Гарри обнял колени руками и положил на них голову. Холод дышал ему в затылок, пробирался ледяными пальцами под одежду. Стараясь согреется, брюнет поёжился. Постепенно он задремал.

URL
2010-11-05 в 21:21 

Лёль
Трудно быть совершенством... Но ведь можно! (с) Драко Л. Малфой
** 2 **


Внезапный крик вырвал Гарри из лёгкого сна, которым он, наконец-то, забылся. Он подскочил на месте и стал озираться по сторонам. Окончательно очнувшись, брюнет ужаснулся.
Яма, так любезно "приютившая" школьников на ночь, казалась, ожила. Её дно, устланное влажной листвой, шевелилось под ногами гриффиндорца. Приглядевшись, Гарри сообразил, что на земле полно всякой мелкой живности. Подобие крыс и змей, небольшие пауки и ещё что-то непонятное копошилось вокруг ног парня.
Драко, как мог, отбивался от них. Он не разбрасывал непростительными заклятиями, только из-за слов Поттера о том, что это привлечёт к ним больше внимания. Слизеринец отбрасывал тварей левитацией, но их становилось всё больше. Они неустанно приближались к парню, по неизвестной причине привлекаемые именно к Малфою, замыкая того в тесный круг. Силы блондина были на исходе, и, не выдержав, он закричал.
Гарри пришёл на помощь мгновенно. Перепрыгнув через остатки догорающего костра, он оказался у поджатых ног Малфоя и, развернувшись, загородил его собой. Развернувшись, он стал расшвыривать нечисть в стороны. Шипя и жужжа, наваливаясь друг на друга, твари переворачивались и продолжали наступать. Тогда брюнет выхватил палочку, и, пригнувшись к шипящей нечести, что-то прошептал. Драко никогда не слышал столь странного и труднопроизносимого заклинания. Казалось, Поттер полупрошептал - полупросвистел заклятье. Первыми замерли змеи. Они вытянули свои головы и уставились на говорившего стеклянными глазами. Жужжание и шипение прекратились. Пригнувшись ещё ниже, гриффиндорец повторил заклинание, продолжая издавать свистящие звуки. Малфой не дышал. На какое-то мгновение в яме воцарилась гробовая тишина. Затем, к огромному облегчению обоих волшебников, твари отступили. Пауки и змеи стали расползаться в стороны, исчезая в ночной темноте. Через несколько минут парни остались в полном одиночестве.
Гарри обернулся к Малфою, одновременно пряча палочку в карман.
Спрашивать того, в порядке ли он – было бессмысленно. Драко был совсем не в порядке. Он поднял округлённые глаза на гриффиндорца и замер. Под линией длинных ресниц, в глазах слизеринца плескался самый настоящий ужас. Зрачки расширены, вокруг радужки тонкие красные разводы. Эти глаза смотрели на Поттера, словно умоляя его сделать что-нибудь, чтобы этот кошмар прекратился. Гарри не знал, сколько времени он проспал. Но было ясно, что достаточно, чтобы Малфой сошёл с ума.
Гриффиндорец что-то пробурчал в ответ, и, развернувшись, хотел, было, вернуться на свою сторону ямы, как тонкие пальцы Драко вцепились в его штаны, останавливая. Гарри рванулся, собираясь уже разораться на слизеринца, но замер, как вкопанный.
Глаза парня были наполнены слезами. Поттер никогда раньше не видел Драко – таким. Он видел блондина весёлым, равнодушным, взбешённым… Но никогда – испуганным. И тем более, со слезами на глазах, которые вот-вот норовили хлынуть на его бледные щеки. Драко действительно было страшно. И Гарри, наконец, понял – насколько. Малфой не боялся крыс или змей. Но он боялся Запретного Леса. Даже днём, когда они на уроках с Хагридом немного продвигались вглубь чащи, слизеринца уже бросало в дрожь. Он терпеть не мог эти заросли корявых и полумёртвых деревьев, со стонами, раздающимися из чащи леса, с летучими мышами и прочей нечистью. И теперь Драко по-настоящему боялся. Только сейчас до Поттера дошло, как держался слизеринец всё это время. Но пробирающий до костей холод, причинённая боль и это нашествие лесных тварей смогли сломать его маску безразличия, выдава простые человеческие чувства на этом бледном нежном лице.
Гарри присел на корточки рядом с Малфоем. Он чувствовал себя очень смущённым. Что делают в таких случаях? Как утешать слизеринского самовлюблённого наглеца?
-Это заклинание… Ну, в общем, это должно помочь надолго… Я попросил их оставить нас в покое… - Поттер постарался разрядить обстановку неким подобием светской беседы. - До утра они здесь больше не появятся, а там уже и помощь подоспеет… - гриффиндорец смутился ещё больше и замолчал, потому что Малфой по-прежнему держал его за брюки и смотрел на него.
-Малфой, отпусти, – попросил Гарри и притронулся к руке парня. Пальцы брюнета осторожно сжали кисть слизеринца и тут же отпрянули назад.
Драко был холоден, как труп. Даже, наверно, холоднее трупа. Только сейчас Гарри заметил, что всё тело парня била лёгкая дрожь. При слабом освещении кожа блондина отливала фиолетовым цветом, а губы просто выглядели синими. Даже Поттер, на котором было в два раза меньше одежды и не было школьной мантии, был намного теплее слизеринца.
-"У него действительно такое слабое здоровье?" – подумал Гарри, возвращая обратно руку и вновь сжимая озябшие пальцы Малфоя. – "Святой Мерлин, он же сейчас точно умрёт от холода!"
-Ко всем Мантикорам, что я делаю? – уже вслух пробурчал гриффиндорец, усаживаясь по правую сторону блондина, вплотную к нему. Гарри перекинул руку на плечо парня, и Малфой, как окоченевший истукан, тут же повалился к нему на грудь. Поттер машинально прижал слизеринца к себе. Его свитер повлажнел в том месте, где к нему прикоснулась щека блондина. Гарри не знал, осознаёт ли Драко, что плачет, или нет.
Мелкая дрожь, волнами прокатывавшаяся по телу слизеринца, становилась сильнее. Тонкие пальцы юноши стали скрючиваться от холода, колени подрагивали в судорогах. Поттер откинул голову Драко и заглянул тому в лицо. Глаза блондина были закрыты, под ними залегли чёрные тени. Губы, всегда такие красивые и яркие, сейчас отливали мертвенной синевой и бесшумно шевелились. Дыхание было сбивчивое и прерывистое, и уже постепенно переходило в хрип. Гарри в ужасе уставился на это зрелище: Малфой был без сознания и бредил. Никогда Поттер не представлял себе, что можно вот так быстро замёрзнуть, да ещё и до такого состояния. Слизеринец точно не притворялся. И ему становилось всё хуже и хуже.
-Малфой! Малфой!! – Гарри немного встряхнул парня, однако никакой реакции не последовало. - Драко Малфой, дементор тебя поцелуй, очнись! – в голосе парня послышались нотки отчаяния. Ничего. Драко даже не перестал бредить. Его голова моталась в разные стороны от толчков гриффиндорца, но он не приходил в себя. Поттер в ужасе окинул взглядом дно ямы, словно стараясь найти там помощь. Все сухие ветки уже давно были брошены в огонь, пламя костра постепенно сходило на нет, темнота и холод всё ближе подступали к двум парням, сидевших рядом друг с другом.
-"Если б только Гермиона была здесь!" – подумал Гарри, ёжась от пробиравшего насквозь холода. – "Она наверняка знала бы, что надо делать!"
В горле Поттер почувствовал застывший комок. Опять! Опять это чувство беспомощности! Это убивающее бессилие, которое может довести до отчаяния. Гарри уже был готов сделать всё что угодно, лишь бы согреть это холодеющее тело слизеринца в его объятиях.
-"Дамблдор убьёт меня за то, что я дал Малфою окоченеть. Но ещё раньше до меня доберётся Люциус Малфой, и уничтожит меня за то, что я стал причиной трагической смерти его единственного наследника. Неужели я дам ему такой шанс? Неужели я могу дать Малфою умереть?"
Мысли бешено носились в голове Поттера, наталкиваясь друг на друга, спотыкаясь и рассыпаясь на отдельные, бессмысленные слова. Свободной рукой Гарри вцепился себе в волосы и хорошенечко дёрнул. Резкий приступ боли немного вывел его из холодного оцепенения.
- "Надо разогнать кровь по его телу…"
Так как Гарри сидел по правую сторону Малфоя, парня он прижимал к себе левой рукой. Его правая рука вцепилась в волшебную палочку, но сейчас он не мог ею воспользоваться, так как не знал ни одного согревающего заклятия, которое он мог бы использовать, не рискуя при этом привлечь к себе внимание жителей Запретного леса. Единственное, что приходило на ум, это оказание помощи магловским способом, растиранием. Поэтому Поттер перенёс свою палочку в левую руку, прошептал "Люмос", и затем нерешительно положил свободную руку на колено блондина. Немного помедлив, чтобы удостовериться, что слизеринец не пришёл в чувство и не заавадит его на этом же месте, Гарри принялся интенсивно растирать ногу и бедро парня. Постепенно его ладошке стало тепло, но неизвестно, помогло ли это Драко.
Поттер опять приподнял лицо блондина и приблизился к нему, чтобы лучше рассмотреть его. Темнота заволакивала дно ямы, и гриффиндорец уже практически ничего не видел вокруг, кроме красных угольков тлеющего костра и слабого сияния, исходившего от кончика его палочки.
То ли из-за плохого освещения, то ли из-за синего оттенка света Люмоса, но Поттеру показалось, что самое страшное свершилось. Состояние Малфоя сильно ухудшилось. Дрожь прекратилась, посиневшие губы приоткрылись и замерли, дыхание стихло совсем.
-Святой Мерлин, Малфой! – Гарри почувствовал, как на глаза наворачиваются слёзы бессилия и отчаяния. Инстинктивно он прижал к себе Драко и уткнулся носом в копну светлых волос, которые, всегда такие чистые и зачёсанные назад, сейчас были перепачканы и растрёпаны.

URL
2010-11-05 в 21:23 

Лёль
Трудно быть совершенством... Но ведь можно! (с) Драко Л. Малфой
Малфой… Гарри ненавидел Малфоя. За что? За то, что тот всегда смеялся над ним и его друзьями, всячески старался насолить им, задевал, дразнил и оскорблял.
Внезапно Поттер увидел Малфоя со стороны. С его насмешками и подстреканием. А затем он увидел со стороны себя. И всё, что произошло с ним в последнее время. Стычки с Пожирателями Смерти, Волдемортом. Смерть Сириуса. Он столько всего пережил. И по сравнению с болью, резавшей его сердце острым ножом в последнее время, все выходки Малфоя вдруг показались настолько наивными, глупыми. Такими детскими, что ли. Сообразив, что слизеринец уже довольно давно по-настоящему не задирал Гарри и не досаждал, не считая сегодняшней его выходки, конечно, гриффиндорец понял, что изменения произошли не только с ним. Но и с окружающими его людьми тоже, не важно, друзья они или враги.
Гарри сморгнул, прогоняя видение. Крепче прижал к себе блондина.
И всё же это Малфой. Сын Люциуса Малфоя, Пожирателя Смерти и правой руки Тёмного Лорда. Просто титул для гордого Дома Салазара Слизерина…
Но это же титул Люциуса? Причём здесь Драко?
Это же не наглый подросток-слизеринец затеял эту войну, уничтожая всех волшебников, вставших на его пути? Не гордый Серебряный Принц, как младшего Малфоя окрестил факультет, пытал магов Круциатусом, а других попросту убивал? Не Драко предал его родителей, не он погубил Сириуса… Да он даже не Пожиратель Смерти ещё! Он… Он всего лишь сын своего отца…
Как Гарри может ненавидеть его за это? За то, что Драко родился в семье Малфоев, у Люциуса и Нарциссы? Разве гриффиндорцы ненавидят одного за поступки другого? Конечно, Драко получил соответствующее воспитание, и наверняка со временем присоединится к Пожирателям Смерти и Волдеморту. Но это не сейчас…
Сейчас он просто нахальный подросток-зазнайка, гордый и своенравный.
Что такое, когда тебя ненавидят за поступки твоего отца – Гарри прекрасно знал. Он сталкивался с этим на каждом уроке зелий. Профессор Снейп, так и не расставшись с враждой, появившейся в молодости, с первого же дня пребывания Поттера в Хогвартсе всячески омрачал тому жизнь. Северус ненавидел Гарри за то, что много лет назад отец гриффиндорца, Джеймс, всегда унижал его, любил посмеяться и подшутить над ним. Сердце мастера зелий было переполнено обидой и местью, которую он не преминул выливать на Поттера-младшего, превращая жизнь того в Ад, при всяком удобном случае.
-Я не такой, как Снейп! Одержимый безумной местью и ненавистью к человеку, за то, что он – сын своего отца! – яростно прошептал Гарри в ворох непослушно рассыпанных прядей волос. Не выдержав, он всхлипнул.
Вместе с воздухом, в нос попал какой-то слабый, не знакомый запах. Запах весны и каких-то цветов. Ах да, ромашек…
Несмотря на слипшуюся грязь, волосы слизеринца цвета соломы, слабо пахли ромашками. Запах был просто ошеломляющий, настолько контрастный спёртому воздуху на дне ямы, что Поттеру захотелось просто зарыться всем лицом в эти мягкие локоны, и он поглубже уткнулся носом в волосы блондина. Малфой не издал ни звука.
-"Всё. Это конец," – подумал Гарри и, не в силах больше сдерживаться, дал волю слезам. Сейчас же щёки обожгли две дорожки горячих слёз, струившихся по лицу парня на макушку Драко.
Гарри давно не плакал. Сейчас он не рыдал, но всё же. В последний раз отчаянье, гнев и боль выливались слезами на похоронах его крёстного. Тело Сириуса не могли похоронить, но зато совершили магический прощальный обряд. Вот тогда-то у Гарри и произошла настоящая истерика. По окончании всего, оставшись, наконец, наедине с самим собою, он закрылся в своей комнате и, забившись в угол, трясся в ознобе.
Внезапно сумасшедшая мысль, вспышкой озарившая затуманенную голову гриффиндорца, заставила его замереть на месте и прекратить плакать. Воспоминания о том, что произошло после тех похорон заставили Гарри напрячься.
Он тогда долго не мог успокоиться. Казалось, ничто не сможет вывести из этого лихорадочного состояния, ничто не сможет отвлечь его физически уставшее тело и заставить его расслабиться, набраться сил и продолжать жить дальше. И тогда Гарри, к своему великому стыду, нашёл верное для него и для его тела средство. Только физически расслабившись, парень мог забыться, отпустить хоть на время свою боль. И холод отступал на задний план. И пусть по окончании "эффекта" приходило опустошение и равнодушие, во время самого процесса Гарри, наконец-то, мог получить хоть какое-то отвлекающее и успокаивающее тепло, для души и тела.
И, если это помогало Поттеру согреться физически, тогда, может, поможет Малфою и сейчас?
-"Я сошёл с ума! У меня окончательно уехала крыша, и теперь моя голова представляет собой поле для игры в квиддитч, где всё свободно летает во все стороны. Моё место в больнице "Святого Мунго", а не среди нормальных учеников Хогвартса", – мысли бешено завертелись в голове парня, тем самым подтверждая сравнение со стадионом и резвыми игроками. –"Хотя в этом есть какой-то смысл. И, может быть, там-то Волдеморт никогда не придумает меня искать…"
-Всё равно Малфой уже умер, и ничего не почувствует, – шёпотом заверил сам себя Гарри, расстегивая ширинку на брюках слизеринца.
Однако "мёртвое тело" постепенно начало реагировать на прикосновение чужих рук. Через какое-то время член Драко напрягся и порозовел, отчего Гарри почему-то смутился. Он перевёл взгляд на лицо парня. Оно по-прежнему оставалось отрешённым и холодным. Тогда Поттер заработал рукой методичнее и чуть быстрее, немного сжимая член у основания и раслабляя пальцы у окончания. Глаза брюнета вновь опустились на его руки и то, что они делали. Настроение и эмоции опять изменились, как менялись всё последнее время. Сам факт, что он дрочил другому парню, отошёл на задний план, сейчас это не имело большого значения. Это даже выглядело довольно просто и нормально. И на мгновение гриффиндорец подумал, что это довольно естественно, как будто он делал это себе, и удивился, почему немного раньше он делал из этого такое большое "дело".
На скулах блондина появилось еле заметное розовое пятно, которое стало постепенно расплываться по щекам парня. Драко разомкнул губы и тихо выдохнул. Гарри тут же наклонился к нему, пытаясь рассмотреть того в темноте. Он прильнул к нему так близко, что кожей почувствовал восстановившееся дыхание блондина. Глаза Малфоя были по-прежнему плотно закрыты, голова без сил уронена на плечо гриффиндорца. Но губы, тонкие и синие губы парня, стали постепенно приобретать другой оттенок, менее страшный, что, к своему облегчению, Гарри заметил даже при синеватом свете Люмоса. Он шумно выдохнул, прикрыл глаза и, легко прикоснувшись губами к нежной коже, поцеловал блондина в лоб. Он готов был сейчас расцеловать Малфоя всего только за то, что тот снова задышал. Сознание слизеринца было очень далеко, зато его тело постепенно и уверенно оживало. Драко приоткрыл немного рот, тихо и продолжительно вдохнул и, ещё немного приоткрывая губы, шумно выдохнул: -"Ааххх"… - постепенно выдох перерос в полустон, полухрип.
Гарри никогда не мог себе представить, что можно вот ТАК нежно и страстно вздыхать. Не отпуская руки и не прекращая движения, Поттер вновь припал поцелуем к лицу блондина. Его ромашковый шампунь сводил гриффиндорца с ума. Кожа Драко была такая нежная и мягкая, что просто не верилось, что она, да и вообще всё это прекрасное хрупкое тело принадлежали капризному слизеринскому выскочке. Хотя, с другой стороны, наверно, именно так и должен выглядеть Серебряный Принц.
Губы Малфоя зашевелились. Теперь они стали бледно-алыми и уже не отпугивали холодом. Тело парня постепенно разогрелось и уже само отвечало на ласки гриффиндорца. Гарри отклонился немного в сторону, увлекая за собой блондина, и уже полулёжа продолжил движения кистью руки по уже возбуждённому и немного даже покрасневшему члену Драко. Тело последнего слабо начало двигаться в такт, навстречу руке Поттера.
-Слава Мерлину, Малфой без сознания, и не понимает, что делает, – облегчённо прошептал Гарри. – Иначе, я давно уже бы испытывал на себе действие "Круцио", или ещё проще, был бы уже трупом. Без сомнения.
Через какие-то несколько минут слизеринец кончил, изливаясь в руку своего "спасителя" и слабо вздыхая. Гарри почувствовал, как по телу Малфоя, которое он по-прежнему сжимал в своих объятиях, прошло волной тепло. А на щеках блондина выступил румянец. Поттер подумал, что, пожалуй, никогда не видел того краснеющим от чего-либо. И это делало Драко ужасно милым. Как ему идёт быть таким. Расслабленным, спокойным.
Не отдавая себе отчёт в происходящем (он уже давно бросил это занятие), гриффиндорец поцеловал порозовевшую щёку парня. Затем он поцеловал его ещё раз. В лоб, в ухо, висок, бровь, щёку, подбородок. В бреду Драко раскрыл рот, обнажив ряд ровных белых зубов. Его губы высохли, это показалось Гарри ужасным, и он жадно накрыл их своими губами. Малфой вздохнул ещё раз, разделяя с Поттером одно дыхание на двоих, и последние крупицы разума выветрились из лохматой головы гриффиндорца.
Он сорвал со своего лица очки, начавшие мешать ему, и начал неистово целовать блондина в своих, объятиях, обжигая языком и нежно покусывая. Его язык ворвался в рот Драко и принялся исследовать в нём каждую впадинку, пару раз коснулся языка слизеринца, прошёлся по нёбу и по гладким зубам.

URL
2010-11-05 в 21:23 

Лёль
Трудно быть совершенством... Но ведь можно! (с) Драко Л. Малфой
Гарри никогда и никого так не целовал. Или хотел так целовать. Его руки бродили по телу Малфоя, нежно прикасаясь и поглаживая. Он поправил брюки блондина и его нижнее бельё, и сейчас смело просунул ладонь под рубашку парня, однако достаточно осторожно, чтобы не зацепить его перевязанную руку. Драко оказался довольно худым, хоть и спортивного телосложения. Упругий живот с тонкой дорожкой мягких волос, убегающей к району паха, совершенно гладкая широкая грудь, небольшие затвердевшие соски. В темноте, плотно наползавшей на обоих, Гарри практически ничего не видел, поэтому он полностью отдался ощущениям, изучая слизеринца руками и губами. Он никогда не ощущал или не испытывал ничего подобного. И никогда прежде, сама мысль о другом мужчине не вызывала таких эмоций. Поттер часто сталкивался с полуобнажёнными парнями, смелые гриффиндорцы иногда просто носились по спальной комнате только в одних трусах, да и переодевались они для квиддитча всегда вместе. Но никогда ни один из молодых людей не пробуждал интерес брюнета. Сейчас же, он набрасывался на Малфоя, как изголодавшийся зверь, жадно изучая и открывая для себя чужое мужское тело.
Кожа Слизеринского Принца была мягкой и чуть ли не прозрачной. Она обворожительно пахла ароматным маслом, запах которого был похож на запах растение алоэ. Дорожка мягких завитков волос, начинавшихся чуть выше пупка, устремлялась через мышцы нижнего живота к треугольнику паха. Гарри ногтями водил по ней, аккуратно царапая впадинки тела, словно слепец, читающий рельефно-точечный шрифт Луи Брайля.
Поттер остановился, когда поймал себя на том, что возбуждён до чёртиков и усиленно трётся о бедро блондина своим членом. Между ног свело как судорогой, и парень понял, что сойдёт с ума, если сейчас же что-нибудь не предпримет.
Легонько сняв Малфоя со своего плеча, Гарри развернулся и расстегнул свои штаны. Стеснённый одеждой, разгорячённый член будто рвался наружу, собирая в себя чуть ли не всю кровь с тела. Парень покосился на блондина. Драко тихо посапывал, его грудь ровно поднималась и опускалась, на щеках ещё проступал румянец. Сознание до сих пор не вернулось к нему, но теперь его жизни ничего не угрожало, он забылся глубоким сном. Поэтому гриффиндорец с облегчённой душой отвернулся в сторону и занялся собой.
До этого Гарри тоже порядком продрог, но, возбудившись, тут же согрелся. Однако теперь у него была другая проблема, которая требовала немедленного решения. Сейчас это было как никогда необходимо. Бросая косые взгляды на мирно лежащего рядом Малфоя, он просунул руку в боксеры и обхватил пальцами свой возбуждённый член. Повторно за сегодняшнюю ночь его рука заскользила вверх-вниз, всё сильнее сжимая ладонь на эрогенной плоти. Гарри всегда замечал, что чем больше он сжимал пальцы, сильнее смыкая их плотным кольцом вокруг органа, тем больше удовольствия он получал.
Поттер вновь посмотрел на блондина и закусил губу. Он совершенно не боялся, что слизеринец проснётся и застукает его за таким занятием. Ему было просто приятно смотреть на Драко. Вспоминать запах ромашек и вкус его мягких губ. Представлять его упругий живот у себя под ладонью, маленькую впадинку пупка. Ощущать его тепло.
Оргазм Гарри не заставил себя долго ждать, и парень тихо застонал от удовольствия. Какое-то время он ещё полежал на земле, затем, вытерев руку прямо о свитер, встал на четвереньки и, освещая слабым мерцанием Люмоса дно ямы, пополз к потухшему костру. Почти на ощупь, он стал собирать остатки хвороста, которые не отсырели окончательно. Пришлось отползти намного дальше от Драко, чем раньше, когда Гарри впервой собирал ветки и сучья. Вернувшись, он положил их в костёр, раздувая уже потухшие угольки. Огонь не разгорался, но хотя бы появилось слабое красное сияние в золе, на которое просто было приятно смотреть.
Малфой заворочался во сне, и Поттер поспешил вернуться к нему. Он улёгся возле парня, плотнее накрывая того одеждой, прислонился как можно ближе. Драко тут же прильнул к нему, прижав голову к груди Гарри.
-Он явно ничего не осознаёт, – прошептал брюнет, прижимая его к себе ещё крепче и согревая своим дыханием.
Поттер не мог даже приблизительно сосчитать, сколько времени они пролежали вот так. Иногда он запускал руку под рубашку слизеринца, чтобы проверить, что тело не теряет своё тепло. И когда ему начинало казаться, что Драко холодеет, он начинал аккуратно растирать тому грудь и руки и согревал теплом своего тела. Гриффиндорца всё время одолевал сон, но он боролся с ним, как мог. От усталости он уже не мог толком соображать и что-либо видеть, поэтому он не заметил слабый свет рассвета, загоревшийся сверху.
Когда силы окончательно покинули его, и Гарри впал в забытье, он вдруг почувствовал лёгкое дуновение свежего воздуха. Его отяжелевшие руки и ноги внезапно стали почти невесомыми, а земляные стены ямы поплыли вокруг него. Уставшее и разбитое тело парня силой магии оторвало от холодного пола и плавно подняло вверх. Так же рядом поднимался в воздух и Малфой. Последним усилием Гарри выбросил в сторону руку и, поймав беспомощно свисавшую кисть Драко, сжал холодные пальцы слизеринца.
-Хвала Великому Мерлину, они живы! – услышал Гарри вдалеке знакомый женский голос. Его глаза были закрыты, он почувствовал облегчение и, наконец, спокойно выдохнул. И только тонкие пальцы, сжатые в его ладони, провожали его сознание в успокоительную всепоглощающую тьму.

URL
2010-11-05 в 21:25 

Лёль
Трудно быть совершенством... Но ведь можно! (с) Драко Л. Малфой
** 3 **


Когда он очнулся, солнце стояло уже довольно высоко в небе.
-Хорошо же я выспался, – потянулся Гарри. – Уже обед, наверно.
Пару минут он приходил в себя, соображая, что находится в больничной палате Хогвартса. События прошлой ночи постепенно вырисовывались в памяти, превращаясь из страшного сна в реальность.
Малфой!
Поттер завертел головой по сторонам, блуждая взглядом по пустым застеленным кроватям, справа и слева от него. Но вместо блондина он увидел девушку с копной каштановых волос, спешащую к его постели.
-Гарри! Наконец-то ты проснулся! Как ты себя чувствуешь? У тебя ничего не болит? Горло? Голова? Тебе не трудно дышать? – засыпала его вопросами Гермиона, усаживаясь на край больничной койки. Парень замахал руками, пытаясь остановить подругу.
-Нет, нет, всё в порядке, спасибо…
-Мы все очень волновались, Гарри! Когда ты выбежал на улицу, мы ждали, пока ты вернешься. Но так как ты не возвращался достаточно долго, мы вышли за тобой. Мне нельзя было отпускать тебя одного, сначала. Я должна была быстрее понять, что случилось. Я сожалею, Гарри…
Поттер всё хотел спросить про слизеринца, но это ему никак не удавалось. Гермиона не любила, когда её перебивали, а сейчас, когда она во всём ещё и винила себя – это было вообще небезопасно.
-Я слишком поздно догадалась обойти дом. Везде был такой туман! Мы звали тебя, но ты не откликался, да и туман поглощал все звуки. Затем мы услышали, как ты звал Малфоя, и просто догадались, куда вы делись оба. Зачем вы потащились в Запретный лес? Я тут же сообщила Хагриду, но он не пустил нас на поиски. Вместо этого он проводил меня и Рона в замок и поспешил к Дамблдору. Директор срочно созвал всех учителей, некоторых оставил в Хогвартсе, остальные отправились на ваши поиски. Нас, конечно же, не взяли, но я знаю, что нашли вас только под утро. Дамблдор не мог использовать магию, что бы не привлечь внимание кентавров, обитавших в лесу. Они могли найти вас первыми, и тогда, страшно подумать, как вы со знанием использования магии на уровне школьного курса, пытались бы противостоять таким сильным и не очень дружелюбно настроенным созданиям… Поэтому вас тихо искали всю ночь, учителя просто прочёсывали лес, и только когда нашли, воспользовались волшебством, чтобы вытащить вас. Я слышала, как профессор МакГонагалл рассказывала профессору Синистре, что вы оба были без сознания и очень холодные. Удивительно, как вы не окоченели насмерть! Ночь была просто ледяная, после полуночи похолодало ещё сильнее. Ты, Гарри, вообще был синий!..
-А Малфой? – Гарри наконец-то смог вклиниться в непрекращающийся монолог подруги, даже не пытаясь переварить весь поток информации, полученной от гриффиндорки. – Как он?
-Он не был синим, – Гермиона поджала губы, не зная, как поделикатнее рассказать о состоянии слизеринца, чтобы не разозлить друга. – Он был в довольно хорошем состоянии, но пойми, на нём было в два раза больше одежды, чем на тебе. По сравнению с тобой, он не так замёрз. Правда, у него была сломана рука, и так же, как и ты, он был весь в царапинах. Он целый день кричал на мадам Помфри, пока она отпаивала его "Костеростом" и накладывала лечебные заживляющие мази…
-Эй, подожди, Герм! Что значит, "целый день"? Сейчас же только обед?
Девушка постаралась придать своему лицу как можно более мягкое выражение и протянула руку, что бы погладить друга по плечу.
-Гарри, сейчас действительно обед. Но только следующего дня. Сегодня воскресенье, мы были у Хагрида в пятницу вечером. Вчера утром, в субботу, вас принесли в больничное крыло школы.
Брюнет, не веря своим ушам, уставился на неё.
-Мадам Помфри дала тебе снотворного, – продолжила объяснение Гермиона. – Потому что ты был обессилен, и она беспокоилась за твоё моральное состояние…
-Да? За моё моральное состояние?? – переспросил Гарри. – А за моральное состояние Малфоя она не беспокоилась? Или она решила, что я - слабак?
Как всегда, настроение Поттера радикально изменилось, и, как бы ни старалась Гермиона, он разозлился.
-Ну что ты! – перепугалась девушка. – Никто так не подумал! Просто Малфой чувствовал себя намного лучше и сразу очнулся. А тебя бросило в жар, ты лежал в бреду и что-то бормотал, всё время винил себя… Мы с Роном пришли навестить тебя, но мадам Помфри быстро выставила нас из палаты и позвала профессора Снейпа. Они ещё удивлялись, что Малфой, у которого, по словам медсестры, было такое слабое здоровье, даже не подхватил воспаление лёгких. А ты, с хорошим иммунитетом, так сильно пострадал. У тебя подскочила температура, и профессора решили, что в дополнение к оздоровительным зельям хороший сон тебе поможет окрепнуть и успокоиться…
Гермиона замолчала, теребя в руках краешек мантии. Она боялась, что, несмотря на все её старания, она всё же расстроила друга, упоминая, что тому следует отдохнуть. Так как в последнее время Гарри то и делал, что глотал успокоительные настойки мадам Помфри. В этом году он посещал больничное крыло чаще, чем за все предыдущие года вместе взятые.
Гриффиндорец устало откинулся на подушку.
-"Малфой в порядке", – подумал Гарри. – "Он действительно мог сильно заболеть. Или, ещё хуже, окоченеть. Меня бы потом просто растерзали. Но теперь с ним всё в порядке. И он не соврал про перелом. Я-то знаю, как это мучительно больно, когда наращивают кости заново. Мне тоже лечили руку, после одного незабываемого матча. Надо будет спросить его…" - но парень резко оборвал себя на этой мысли. – "Мерлин, о чём я думаю? Малфой был без сознания, (к счастью), ничего не помнит, и так же до сих пор ненавидит меня. И даже не представляет, что я, скорее всего, спас ему жизнь", – с горечью подумал Гарри. – "Я что, благодарности ожидал? Пусть уж лучше, чтоб он ничего не знал…"
-Я, пожалуй, пойду. Расскажу Рону, что ты пришёл в чувство, – поднялась с постели Гермиона. – Мы навестим тебя попозже.
-Да, спасибо, – Поттер закрыл глаза и помассировал виски. – Послушай, Герм… - Гарри повернул голову к подруге и чуть не подпрыгнул на месте от удивления. Перед ним из ниоткуда возник директор Хогвартса, собственной персоной.
-Я вижу, мой мальчик, ты уже проснулся, и, кажется, хорошо себя чувствуешь, – улыбнулся Дамблдор. – Хорошо отдохнул?
-Да, сэр. Профессор, я хотел бы рассказать, что произошло. В этом есть и моя вина. Понимаете…
Но директор остановил невнятное объяснение гриффиндорца жестом руки, призывая того к молчанию.
-Всё в порядке, Гарри. Мистер Малфой мне всё уже рассказал, – старик внимательно посмотрел на сидевшего напротив него больного, которому стало, как показалось Альбусу, немного хуже.
-"Бладжером меня по голове. Да посильней. Отработки до конца жизни мне гарантированны. Надеюсь и уповаю, что только не со Снейпом."
-Мистер Малфой объяснил мне, что ты пытался помочь.
-Дааа?? – Поттер вперился в директора взглядом, напоминающим василиска. – Он - что?? Ээээ… А, нуууу, и… Ооо…
Дамблдор положил костлявую руку на плечё ученика, тем самым заставляя его прекратить перечисление всех гласных букв алфавита.
-Мистер Малфой рассказал, что после ужина, в пятницу, при выполнении своего домашнего задания по зельям, столкнулся с небольшой проблемой и решил проконсультироваться с профессором Хагридом, по вопросу о Волшебных тварях. Его заинтересовал Крюкорог. Это крупное, пурпурно-серое горбатое существо, с двумя очень длинными острыми рогами. Оно передвигается на больших четырехпалых лапах и обладает крайне агрессивным характером. Ты наверняка знал, что толчёный рог Крюкорога применяется в процессе приготовления очень опасных зелий. Кожа Крюкорога отличается даже большей прочностью, чем кожа дракона, и защищает от многих заклинаний…
По мере повествования директора, Гарри всё больше и больше выпучивал глаза, стараясь понять суть происходящего. Он уже превзошёл Василиска и сейчас напоминал очень удивлённую профессора Трелони, которой сказали, что гадать теперь в Хогвартсе будут не на кофейной гуще, а на листьях конопли.
-Так вот, – продолжал свой монолог Дамблдор. - Мистер Малфой отправился к профессору Хагриду, но обнаружив, что учитель занят с гриффиндорскими студентами, решил обождать немного на улице. Побродив в густом тумане возле жилья Рубеуса, мистер Малфой имел неосторожность заблудиться, ошибочно направившись в сторону чащи. Он стал звать на помощь, ты же, Гарри, услышал его голос и отправился на поиски слизеринского префекта. В результате вы оба заблудились и провалились в один из подземных туннелей, которыми так богат Запретный лес. Так ведь всё и было, не правда ли?
Профессор Трелони и листья конопли отошли на второй план. Сейчас Гарри удивился бы меньше, если б в палату лёгкой походкой вошёл бывший профессор Локхарт, бритый наголо, и профессор Снейп, в ярко лиловой мантии и остроконечной однотонной шляпке. Поэтому он просто закрыл глаза и вздохнул. У него всё-таки что-то отморозилось в голове, раз он слышит такие вещи. Или уважаемый директор говорил всерьёз? Одно дело, что Малфой не наябедничал на Поттера, дабы и самому не быть наказанным. Но совершенно другое, что Дамблдор в это поверил! Бред! Малфой, и идёт к Хагриду, которого он не переносит. Проконсультироваться о каком-то там Крюкороге! И что такое вообще Крюкорог? Уж лучше бы Малфой рассказал директору, что его заманили в лес лепреконы, или какие-нибудь озверевшие гномы!
Гарри с опаской посмотрел на профессора.
-"Да, сдаёт старик", – подумал Поттер, разглядывая усиленно улыбавшегося директора.
-Ну хорошо, Гарри, пока отдыхай. А вечером Поппи тебя выпишет. – Старец поднялся с кровати и, лукаво подмигнув больному, удалился. Гриффиндорец вздрогнул. Ему на мгновение показалось, что маг видит его насквозь, и обо всём зн.
-Чушь, – пробормотал парень и резко развернулся на кровати, услышав шум, доносившийся из-за двери, где пару минут назад скрылся Альбус. Никто не появился, но через мгновенье мимо приоткрытой двери промелькнула чья-то фигура, и раздались поспешные шаги, удаляющиеся вниз по лестнице. И Гарри готов был поклясться на мече Годрика Гриффиндора, что увидел в щель между дверьми, светло-золотые волосы и шарф цветов Слизеринского Дома.

URL
2010-11-05 в 21:26 

Лёль
Трудно быть совершенством... Но ведь можно! (с) Драко Л. Малфой
Мадам Помфри освободила Гарри действительно только к вечеру. Забирать гриффиндорского любимца пришел, чуть ли не весь его факультет. Все пожимали ему руку и хлопали по плечам, так что к ужину у Поттера опять всё заболело, и он пожалел, что покинул уютную больничную палату так скоро. Неугомонный Колин Криви щёлкал своим фотоаппаратом перед носом героя каждые пять минут, что заставило Гарри передумать навестить мадам Помфри и вместо этого отправить туда надоедливого гриффиндорца.
По школе, конечно же, ходили разные слухи, связанные с произошедшим. Каждый Дом поддерживал полюбившуюся ему версию. Естественно, Дом красно-золотых утверждал, что "придурок" Малфой, как всегда, нарвался на неприятности. И герою Поттеру пришлось его спасать. Мыслью о происходящем на дне ямы, из которой вытащили парней, никто не занимал своей головы.
В сопровождении друзей Гарри буквально завалился в главный зал на ужин. Его тут же усадили за стол, по обе стороны уселись Гермиона, Рон, Дин, Шеймус, Джинни, и даже откуда-то появились Луна, Колин со своим фотоаппаратом, и многие другие. Они все хотели общаться с мальчиком-который-и-на-этот-раз-не-пропал, и несчастная жертва в лице героя ужасно страдала и мучилась. Поттер не мог сосредоточиться ни на чём вообще, из-за этого шума и суеты вокруг него. Он всё время вертел головой по сторонам, в надежде разглядеть через эту толпу стол слизеринского факультета и его "Серебряного Принца". По выражению лица последнего Гарри надеялся вычислить, что конкретно помнит Малфой о той ночи и как отнесётся к Поттеру теперь. Гриффиндорец не желал признаваться самому себе, но этот вопрос сильно занимал его с момента пробуждения в больничном крыле.
Когда же, наконец, он заметил блондина, и тот повернул к нему голову, по телу Гарри прошло волной лёгкое покалывание, а на затылке короткие волоски встали дыбом. Поттер знал, что не краснеет, однако почувствовал странное биение в висках.
Лицо Малфоя не выражало ровно ничего. Он бесстрастно разглядывал сокурсников, скользя по фигурам людей холодным взглядом. И тут он заметил гриффиндорца. Серо-голубые глаза вспыхнули пламенем, отливавшим металлом, и Гарри попытался понять, чем была вызвана такая перемена. Этот взгляд заставил Поттера прекратить дышать на несколько долгих мгновений. Глаза слизеринца, обрамлённые длинными ресницами, широко распахнулись, пытаясь добраться взглядом до глубины души брюнета, и не будь Гарри так заворожен этим, он наверняка ошибочно заподозрил бы Малфоя в Легилименции.
Но волшебное видение исчезло так же внезапно, как и появилось. Пламя угасло, а глаза блондина сощурились, как всегда, когда он хотел сказать какую-нибудь гадость. Несколько слов сорвалось с его тонких губ, и вот уже весь приближённый свет его величества гогочет и тыкает пальцами в сторону стола факультета Годрика.
Гарри тут же отвернулся.
-"Нет. Он ничего не помнит. Слава святому Мерлину", – подумал брюнет, укладывая локти на стол и роняя на руки голову. Должно было прийти облегчение. Но вместо этого в глубине души заскребла когтями и тихонько заскулила тоска.

*****

URL
2010-11-05 в 21:28 

Лёль
Трудно быть совершенством... Но ведь можно! (с) Драко Л. Малфой
*****

Неделя пролетела как обычно. Уроки, домашние задания, несколько тренировок по квиддичу. И, к огромному удивлению Гарри, ни одной отработки. Правда, по возвращении Поттера в этом году в Хогвартс профессор Снейп по просьбе Дамблдора сдерживал себя как мог. И, хоть и продолжал цепляться к гриффиндорцу, наказывал его меньше. Вот и сейчас, Гарри провёл прекрасную неделю без взысканий, понимая, что зельевар даёт ему отдохнуть после "ужасной" ночи в лесу. Но Поттер так же понимал, что и железной выдержке Снейпа скоро придёт конец, и старался насладиться свободным временем как мог. Он проводил вечера с друзьями и старался не вспоминать произошедший с ним и Малфоем инцидент. Слизеринец игнорировал его, лишь изредка задевая гриффиндорцев, и слишком далеко не заходил. Иногда он бросал на Гарри странные задумчивые взгляды, но они исчезали так же внезапно, как и появлялись, и Серебряный Принц опять сеял вокруг себя холод и бесстрастие. Поэтому Поттер старался не обращать на него внимания и всякий раз выказывал своё безразличие к происходящему.

В субботний выходной, по прошествии этой эмоциональной недели, Гарри со своими друзьями был приглашён на вечеринку в Дом Рейвенкло, по случаю приближающегося Хэллоуина. Не особо придавая значения своей одежде, будущий спаситель магического мира нарядился в серые потёртые джинсы, вязанный серый свитер, полученный от миссис Уизли, и пару старых, посеревших от времени и удобных кроссовок. Затем "модник" направился к зеркалу, удостоверится, что всё вроде в норме, и его пропустят на вечеринку в башне Ровены.
-Ты что, пойдёшь одетым в это??? – голос Томаса прозвучал откуда-то издалека. Гарри не сразу сообразил, что это Дин, и что этот самый Дин обращается к нему.
– Если бы на тебе были доспехи, я бы мог ещё постараться представить, что ты переоделся в рыцаря Камелота. Но ты не закован в латы. Только не говори, что тебе нужен плащ, костюм дементора тебе не идёт. Или ты хочешь представлять собой профессора Бинса в плохом настроении? Он всегда сереет, когда злится…
Обсуждаемый представитель рыцаря Бинса в плаще и плохом настроении, уставился на Томаса, как русалка на акваланг.
-Дин, что ты несёшь?
-Во что ты одет? – переспросил Томас, и только сейчас Поттер заметил, во что был одет сам парень. На мулате были замшевые штаны цвета песка и с кожаной наклейкой, сапоги под колено, клетчатая рубашка с отложным воротником и поверх неё кожаная жилетка с накладными карманами и длинными шнурками. На голове Дина красовалась настоящая ковбойская шляпа, с задранными наверх полями и тёмной подкладкой. Брюнет в шоке уставился на друга.
-Я понимаю, ты не хочешь выделяться, – продолжал разглагольствовать новоявленный ковбой, – но ты перебарщиваешь. Так тебя не только никто не заметит, но ещё и испугается…
-Как меня испугаются, если они меня не заметят? – пробурчал Гарри, отворачиваясь и разглядывая стоящего напротив него в зеркале серого парня.
-Гарри, что за костюм у тебя?
-Костюм?
-Ты же не забыл, что вечеринка на Хэллоуин - это вечер - маскарад?
Поттер, наконец, оторвал взгляд от зеркала и уставился на вошедших в комнату.
-Мы стучали, но вы не услышали, поэтому мы вошли сами, – Гермиона нервно поправила свою мантию. Рядом с ней откашлялся Невилл, привлекая и к себе внимание. На нём была элегантный тёмный костюм , украшенный белыми тесёмками и золотыми шнурками, и длинная бархатная мантия. Голову парня венчала феска - красная фетровая шапочка в виде срезанного конуса, украшенная чёрной кисточкой.
На Гермионе красовалось чёрное атласное длинное платье, расклешённое книзу с кружевными воротниками, плащ с помпонами и кистями из шерстяной пряжи и большая чёрная остроконечная шляпа с широкими полями. На мантии, на платье и на шляпе девушки мерцали золотые звёзды, оживлённые волшебным заклятием.
-Гарри, это же Хэллоуин! – робко произнесла Грейнджер. – Ты знаешь историю этого праздника?
-Нууу, – протянул Поттер. – Это карнавал? – неуверенно произнёс он. Если честно, то за все годы празднования этого праздника он ни разу не задумался о причине его появления. И его это не сильно интересовало. Но первая ученица Гриффиндора уже понеслась объяснять.
- Хэллоуин, или как его ещё называют "канун Дня всех святых" - один из самых мистических и древнейших праздников в мире. В нем одновременно переплелись черная магия и христианская религия. История праздника Хэллоуин началась много столетий назад на землях современной Великобритании и северной Франции. Этим она обязана Кельтскому празднеству "Самайн", - обозначающий третий месяц осени и праздник окончанию лета и сбору урожая ...
Дин, потихоньку ретировался к своему сундуку, делая вид, что ужасно занят, зарываясь поглубже в недра своего ящика с вещами. Невилл немного побледнел, что стало хорошо заметно благодаря его тёмной мантии, контрастирующей с цветом его лица, и облокотился о кирпичную стену. Гарри же деваться было некуда. Оставалось лишь проявить известную гриффиндорскую храбрость и выслушать лекцию о великом празднике. Гермиона тем временем продолжала цитировать учебник по истории магии:
-Кельтские языческие племена делили год на две части: зимнюю, тёмную, начинавшуюся в конце октября - начале ноября (месяц Самониос), и летнюю, светлую. Светлая часть начиналась в марте - апреле (месяц Гиамониус). Смена частей года, как и месяцев, происходила с наступлением полнолуния.
1 ноября кельты устраивали фестиваль Соуина, властелина мертвых и князя тьмы. По древнему поверью, в эту ночь открывалась дверь в потусторонний мир, и обитатели ада проникали на землю. Ночью зажигались костры и приносились жертвы злым духам, чтобы умилостивить их.

URL
2010-11-05 в 21:28 

Лёль
Трудно быть совершенством... Но ведь можно! (с) Драко Л. Малфой
В IX веке, когда христианство распространилось на территории Великобритании, эти древние традиции смешались с еще одним праздником – католическим Днем всех святых – All Hallows Even. Позже его стали называть Hallowe'en, и, в конце концов, – Halloween (Хэллоуин)…
Спасение от поучительной тирады пришло в виде распахнувшейся двери и ввалившихся в неё хохочущих Шеймуса Финигана и лучшего друга Гарри – Рона Уизли. Причём, что это Рон – Гарри понял, только по телосложению верзилы и его голосу. Так как на голове парня красовалась огромная тыква, с вырезанными в ней отверстиями, изображающих рот и глаза. Прорези светились яркими огоньками, создавая иллюзию горящей внутри головы свечки. Смеясь, Рон громко рассказывал Шеймусу, как случайно нашёл это заклинание на уроке Снейпа, когда вместо того, чтобы разжечь пламя под котлом, только создал видение огня и долго ждал, пока тот разгорится. На самом Финигане была белая льняная рубашка, чёрные туфли и такие же чёрные брюки. А за плечами развивался тонкий чёрный плащ из вискозы. Волосы парня были зачесаны назад, а губы подведены тёмной помадой. Так же как и Уизли, он хохотал, широко раскрывая рот и обнажая острые белые клыки, в которые превратил свои передние зубы. В руках юного вампира был сжат "светильник Джека", очень похожий на тот, что сейчас красовался на голове Рона, в виде головы из вырезанной тыквы и с настоящей зажженной свечой внутри. Эффектно появившись в спальне гриффиндорцев и, наконец, заметив в ней девушку, парочка мгновенно успокоилась.
-Привет, Гермиона, ребята, – помахал рукой всем собравшимся Финиган.
-Привет Шеймус… - Грейнджер немного помедлила. – Рон?
Обладатель тыквенной головы только кивнул и молча уселся на свою кровать.
-"Они что, опять поссорились?" – подумал Гарри и, стараясь разрядить обстановку, ляпнул первое, что пришло ему в голову:
- Финиган, что это у тебя?
Не успел парень открыть рот, чтобы напомнить Поттеру, что это обычнейший тыквенный фонарь, который тот уже сто раз видел на прошлые праздники, как Гермиона оживлённо застрочила, опережая его:
-Это "Светильник Джека", является одним из основных атрибутов праздника Хэллоуин. Появление этого символа чаще всего связывают с ирландской легендой о человеке по имени Джек, старом фермере, любителе азартных игр и крепких напитков. – Девушка поджала губы и метнула гневный взгляд в сторону Рона, а затем продолжила: - Он дважды обманывал дьявола, пообещав и не отдав тому свою душу, а когда пришёл судный день, он не попал ни в рай — из-за своей порочной жизни, ни в ад — так как дьявол боялся его хитрости. Он был обречён скитаться по миру с тыквенной головой с тлеющим угольком внутри неё.
-Он был крутым парнем, этот Джек! – не выдержал Уизли, подпрыгивая на своей кровати. Огоньки в глазах-прорезях его тыквенной головы весело заблестели. – Он обхитрил самого чёрта!
Однако это не произвело должного впечатления на лучшую студентку курса:
-Также, тыква символизирует одновременно окончание сбора урожая, злобного духа и огонь, отпугивающий его. И кстати, тыква - изобретение американцев. А до того в Ирландии и Шотландии страшные рожи, в которые потом вставляли свечки, вырезали из реп и картофелин, а в Англии - из свеклы. Так что тебе очень подойдёт и репа, вместо головы!
И победоносно вскинув голову, Гермиона развернулась на каблучках и гордо удалилась.
-Что это с ней? – изумился Шеймус, опуская светильник на тумбочку, возле своей кровати
-И не спрашивай, я сам не знаю, – пропыхтел Рон, снимая со своих плеч огромную тыкву и с наслаждением разминая затёкшую шею. – Уф, жарко.
-Вот, нашёл! – обрадовано закричал Дин, подбегая к кровати Поттера, и вываливая на неё кучу одежды. Из неё темнокожий парень извлёк светло-кофейного цвета брюки с широкими накладными карманами по бокам, коричневый хлопковый свитер с высоким и мягким воротником, и кожаное "болеро"- короткий жилет испанских тореадоров.
-Ты будешь "укротителем Драконов", – радостно воскликнул ковбой Дин.
-О, да! Класс! – Рон рванулся с кровати к своему сундуку и выудил из него кожаный чешуйчатый пояс с позолоченной металлической пряжкой и длинный замшевый шнурок на шею, заменявший галстук. А также длинный охотничий хлыст, скрученный втрое. – Вот. Чарли прислал из Румынии, – гордо похвалился Уизли.
Не оставляя Гарри много времени для раздумий, друзья заставили будущего героя всё это надеть на себя, и вот Поттер вновь стоял перед зеркалом. Но теперь на него смотрел не серенький паренёк, а стройный молодой человек, ставший на несколько дюймов выше, за счёт обуви, позаимствованной у Финигана. Это были большие коричневые замшевые ботинки со шнурками, закрывающие ногу чуть выше щиколотки, на высокой рельефной резиновой подошве и со множеством пряжек.
Спортивное тело гриффиндорца было затянуто свитером, поверх него на Поттере красовалось цвета спелого желудя кожаное болеро. Далее шли брюки, немного облегающие по бёдрам и умеренно расширяющиеся в области колен и низа штанин. На шее висел шнурок-удавка, а на чешуйчатом поясе – свитый из кожаных ремешков длинный кнут.
Волосы новоявленного укротителя драконов, словно языки чёрного пламени, торчали во все стороны, зелёные глаза задорно блистели, а на лице играла шальная улыбка.
-Ух ты! – восторженно прошептал Гарри, глядя на своё отражение. Рон подошёл к другу и с размаху хлопнул его по плечу:
-Ты почти одного роста со мной, – милостиво отвесил комплимент рыжий.
-Хорош! Чудо, как хорош! – закивал головой Финиган, проводя языком по своим наколдованным клыкам.
-Будет он на тебя смотреть! – засмеялся Томас. – В Рейвенкло будет полно девчонок и парней, уж покрасивей тебя!
-Простите? – пребывавший доселе в молчании Невилл удивлённо уставился на друзей. – Не думаю, что Гарри заинтересуют пришедшие на вечеринку мальчики…
-Мы гордые дети великого Годрика Гриффиндора, и нас интересует всё! Мы ничего не боимся, и нам всё подвластно! – С пафосом воскликнул Дин, вводя несчастного Лонгботтома в шоковое состояние. Рон только засмеялся, шутливо подмигивая Гарри.
-Да за нашим героем и так полшколы бегает, включая и мальчиков. Я не говорю уже о Колине, который без ума от Поттера и хочет организовать его Фан-клуб!
-Спасибо что предупредил. – Наконец подал голос знаменитый герой: – Буду держаться от него и его рук подальше. Ладно, уже пора выходить.
-Подождите, я только губы подведу, – попросил Шеймус, – а то у меня помада стёрлась.
Невилл неуверенно подошёл к Рону, тот пыхтел и извивался, стараясь нахлобучить на голову свою виртуозную тыкву. Не найдя у многострадального овоща ушей, Лонгботтем обратился шёпотом к прорези для рта:
-Рон, скажи пожалуйста, Томас ведь невсерьёз это говорил? Ну, про то, что гриффиндорцев интересует всё? И про всё остальное?
-А кентавр его знает, – пропыхтела тыква. – От него и Финигана можно чего хочешь ожидать.
Ошарашенный Невилл возвёл глаза к потолку и подумал, как же он отстал от современной жизни в доме своей любимой консервативной бабушки…
Гермиона ждала парней в гостиной гриффиндора, на диване и с книгой в руках. Заметив Гарри, она в восхищении всплеснула руками и выразила друзьям благодарность за то, что они смогли растормошить Поттера. По её словам, он в последнее время странно себя вёл, и веселье в хорошей компании пойдёт ему на пользу.

URL
2010-11-05 в 21:29 

Лёль
Трудно быть совершенством... Но ведь можно! (с) Драко Л. Малфой
** 4 **


Дорога в башню Рейвенкло пролегала через цокольный этаж, мимо каменных ступеней в слизеринские подземелья. Посреди широкого коридора стояла компания учеников, которые что-то негромко обсуждали. Завидев в проходе нарисовавшихся гриффиндорцев, они утихли, но тут же взрыв хохота нарушил эту кратковременную тишину.
-Вы только посмотрите, кто к нам пожаловал! – раздался протяжный голос. Слизеринцы расступились, освобождая дорогу Серебряному Принцу. – Сам Гарри Поттер, мальчик, который никак не сдохнет!
Малфой вышел из толпы, освещённый десятком свечей, витавших в коридоре, и гриффиндорцы невольно ахнули, на мгновение потеряв дар речи. Гарри даже забыл съязвить в ответ, так он отвлёкся, разглядывая маскарадный костюм парня.
Драко Малфой был одет в костюм французского "Королевского Мушкетёра".
На нём был двухсторонний короткий плащ – "казакин", лазоревого цвета и обшитый по краям серебряными галунами. Спереди и сзади, а также на боковых лопастях плаща размещались белые кресты с королевскими золотыми лилиями на концах, а четыре красных трилистника красовались возле перекрестья. Блондин махнул рукой, распахивая полы казакина, демонстрируя костюм полностью. Под плащом виднелся бархатный чёрный камзол с горизонтальными карманами, белоснежная рубашка из шёлка с кружевным широченным воротником, и короткие штаны-кюлоты, из полушелковой ткани. Обувью мушкетёру служили высокие кавалерийские сапоги-ботфорты, с широким раструбом, из мягкой кожи и с серебрянными шпорами. На голове Малфоя красовалась широкополая фетровая шляпа. Она была обшита серебряным галуном - нашивками из тонкой мишурной тесьмы, и украшена страусовыми перьями. Светлые волосы парня ниспадали из-под шляпы до плеч, что ещё больше подчёркивало красоту локонов. Руки слизеринца были затянуты в перчатки с серебряным окаймлением и из светлой кожи.
Довершало сногсшибательное зрелище военное снаряжение из черной кожи с тёмными металлическими пряжками. Нижняя, поясная портупея из буйволиной кожи была также обшита серебряным галуном и лентами. На ней были укреплены ножны, обтянутые кожей, в виде туловища змеи, переходящего в хвост, а в них – длиннющая шпага. Серебряная рукоять клинка была выполнена в виде передней части головы ядовитой змеи, с изумрудами инструктированными вместо глаз. Из раскрытого рта змеи торчал длинный язык, который изгибался полукругом, возвращаясь к основанию головы, образуя тем самым "гарду" эфеса шпаги – прикрывавшую запястье.
-Это - шедевр испанского оружейного искусства и мастерства середины XIX века. – Малфой с наслаждением наблюдал, как завороженный Поттер разглядывал его клинок. - Шпага была изготовлена по специальному заказу для вручения в качестве памятного подарка высокопоставленному лицу, то есть моему отцу. Но ты вряд ли сможешь оценить всё её величие, поэтому даже не старайся, устанешь. А ты, должно быть, переоделся в загонщика? – Драко нехорошо блеснул серыми глазами и язвительно улыбнулся.
-В укротителя драконов, Малфой, – ядовито произнёс в ответ Гарри. – Не то что ты, в кавалериста Людовика XIII!
-Герцог Дракониус Малфой, командир и капитан роты королевских мушкетёров, – представился блондин. - Судяпо всему тебе неизвестно – поэтому просвещу. С 3 октября 1634 года капитаном роты мушкетёров считался сам король, а ее фактический командир носил звание капитан-лейтенанта. Ты то уж должен быть знаком с магловской историей, Поттер. Поэтому не буду тратить на тебя свои силы. Вы, кажется, направляетесь на вечеринку в Дом Рейвенкло? А почему Уизел без костюма? Или он думает, что ему достаточно просто корчить рожи?
Рон, с огненно-оранжевой тыквой на голове рванул было вперёд, но его задержали друзья, облепив его со всех сторон и не давая завязать драку.
-Спокойно, фермер Джек, угомонись. Поттер, поделись со своим тыквоголовым другом успокоительной настойкой, которую ты получаешь от мадам Помфри в огромных дозах. Не жадничай, ты же гриффиндорец!
Толпа слизеринцев захохотала, а Гарри сжал кулаки.
-Испарись, Малфой, – проворчал брюнет, разворачиваясь и показывая пример остальным. Он не собирался продолжать этот разговор. Гриффиндорцы уже отошли на несколько шагов, огибая толпящихся у ступеней учеников, как Серебряный Принц окликнул Гарри:
-Для чего ты опустошаешь запасы успокоительного зелья Помфри, а, Поттер? Пытаешься забыть страшный Запретный лес, или всё-таки, тёмные коридоры Министерства?…
Договорить ему не удалось, так как Гарри уже летел в его сторону, сжимая руку в кулак и целясь в живот парня. Но в этот момент высокая фигура в чёрном одеянии неудачно преградила ему путь, как бы случайно загородив собою Драко. Гриффиндорец только успел расслабить кулак. Скорость же он сбавить не смог и всем телом налетел на возникшего из неоткуда декана слизеринского факультета, впечатавшись в худую фигуру профессора. Раздался лёгкий хлопок, и на Поттера посыпались пожелтевшие листы каких-то рукописей на греческом языке, которые осенним листопадом завалили ученика. Сокурсники несчастного будущего спасителя магического мира тут же бросились подбирать листки с пола. Гарри поднял глаза вверх. Перед ним маячил обозлённый мастер зелий Хогвартса, судя по всему, мысленно насылающий на него все непростительные заклятья. Декан как раз поднялся из подземелий и очень корректно решил вмешаться.
-Добрый вечер, профессор. Вы тоже принарядились накануне Дня всех Святых? – настроение гриффиндорца опять скакнуло, но, к сожалению, не в ту сторону. – А в кого вы переоделись? В Соуина, чёрного князя тьмы?
Гермиона хлопнула себя по лбу, Рон тихо застонал, Невилл, как всегда, побледнел, а Шеймус прикусил губу и поранился своими вампирьими клыками. Позади Снейпа, умело маскируя смех под кашель, давился Малфой.
-В Ваш ночной кошмар, мистер Поттер! – наклонился к ученику зельевар. – Взыскание, и отработка. Немедленно! – каждое слово профессора источало яд. – Двадцать баллов с Гриффиндора. Соберите рукописи и следуйте за мной.
Потерявшие в мгновение ока баллы, гриффиндорцы молча вручили виновнику пожелтевшие старинные листки, которые уронил преподаватель, когда Гарри налетел на него, как на баррикаду. Снейп развернулся и, запахнув свою чёрную мантию, направился в сторону подземелий.
-Мы будем ждать тебя на вечеринке, – похлопал друга по плечу Рон.
-Не думаю, что Снейп меня вот так просто отпустит, – простонал в ответ наказанный.
-Не знаю, что на тебя нашло, Гарри. Постарайся закончить поскорей, что бы он тебе ни поручил, – Гермиона погладила парня по щеке и, развернувшись, растолкала толпу слизеринцев и удалилась в сопровождении других гриффиндорок. Остальные, пожелав Поттеру удачи, последовали её примеру. Вздохнув, Гарри, нагруженный пергаментом, зашагал в сторону лестницы, ведущей в Дом Салазара Слизерина.
-Этим гриффиндорцам только всё утрировать и драматизировать! – Грациозно пожал плечами Малфой. – Однако, друзья мои, нас ждут на празднестве. Пойдёмте, – и он жестом пригласил всех следовать в сторону башни Рейвенкло.
-Драко, ты идёшь с нами? – капризно протянула Паркинсон, заметив, что её спутник не сдвинулся с места. Девушка поправила зелёное парчовое платье, прошитое серебряными нитями. – Я не могу появиться на вечере без своего кавалера!
-Панси, дорогая, мне надо вернуться в мои "апартаменты", я кое-что забыл. Пусть меня подменит пока что Блейз, я вынужден тебя покинуть… – и герцог Дракониус Малфой, отвесив миледи шуточный поклон, скрылся в полутьме каменных стен коридора.

URL
2010-11-05 в 21:31 

Лёль
Трудно быть совершенством... Но ведь можно! (с) Драко Л. Малфой
Профессор Снейп и Гарри Поттер расположились в любимом для первого, и ненавистном для второго, классе зельеделия, находящемся в слизеринских подземелиях. Декан "змеиного" факультета расположился за высоким дубовым столом, с гладкой лакированной столешницей. Напротив него, за первой школьной партой, пропитанной разными пролитыми зельями и с желобками, прожженными в ней всё теми же расплесканными настойками, ссутулившись, сидел несчастный гриффиндорский студент. Перед ним на всей поверхности стола разместился огромный ворох листков пергамента. Поттер обречённо разглядывал пожелтевшие страницы. Если бы он посмел взглянуть сейчас на человека, сидевшего за учительским столом, он бы ужаснулся.Так как на лице мастера зелий явно проступали следы внутренней борьбы. Северусу Снейпу было строго-настрого запрещено наказывать Поттера слишком строго, в том числе физически. После смерти Блека юный маг был действительно сам не свой, и Альбус просто опасался за рассудок молодого гриффиндорца. Снейп недовольно фыркнул. Как же на мальчика, который-как-то-всё-таки-выжил, возлагали такие большие надежды, как победа самого могущественного тёмного волшебника, когда все с ним так носятся и нянчатся, опасаясь за его хрупкий рассудок? Надо закалять его дух! А не делать из него тряпку для протирания котлов!
Профессор устало вздохнул и прикрыл глаза: -"Что ж, это научит его хотя бы держать свой язык за зубами", – подумал маг. В почти могильной тишине пустого класса голос зельевара прозвучал драматично и ужасающе:
-Мистер Поттер. Да будет вам известно, что листы, покоящиеся на столе перед вами, содержат рецепты опасных зелий, которые из-за многочисленности своих компоненто занимают более одной или даже двух страниц. Думаю, нет надобности объяснять, что последовательность этих страниц очень важна. На ваше счастье, листы пронумерованы буквами, обозначающие цифры. Поэтому вам не составит труда собрать их в алфавитном порядке. И ещё, мистер Поттер. Потрудитесь сделать это, не применяя магию, так как я боюсь, что вы нанесёте пергаменту ещё больший ущерб.
-Но я плохо помню древнегреческий, сэр, – Гарри попытался воззвать к несуществующему милосердию профессора. – И это займёт у меня уйму времени!
-Я буду милостив к вам, мистер Поттер, и дам вам словарь!
Гарри был зол. Он стиснул зубы и уставился на горы пергамента. Ну, скажите, с чего это помечать страницы буквами, а не цифрами? И если несколько первых, идущих по алфавиту, он помнил, как, скажите на милость, выглядит номер 674? А что здесь было больше полутысячи листков, парень не сомневался. А какого "знаменитого" крюкорога, спрашивается, Снейп влез со своими свитками между ним и Малфоем? И вообще, какого лешего Малфой открыл свой рот и ляпнул про Министерство? Совпадение, или слизеринская гадюка что-то знала про его крёстного?
-Я вижу, вы не торопитесь, в этот вечер, мистер Поттер, – вдруг оборвал гневные размышления юноши профессор. – А я как раз-таки занят. Поэтому я оставлю вас здесь. Сложенные листы положите на мой стол, перевязав их вот этой тесёмкой. Я попрошу мистера Филча, чтобы не мешал вам за работой, и сам закрою класс. Я зайду ближе к полуночи. Хотя, с такими темпами, вы будете ещё здесь… - Хмыкнул Снейп и, собрав со стола свои бумаги, вышел из кабинета.
Гарри положил руки на стол и уронил на них голову. Всё было зря. И это его переодевание в маскарадный костюм, и старания его друзей развеселить его. И этому он вновь был обязан слизеринскому белобрысому хорьку.
Погруженный в угрюмые мысли, Поттер не услышал, как виновник его страданий встал у него за спиной.
-"Конечно, Малфой во всём виноват", – продолжал удручённо размышлять Гарри. –"Если бы он только не лез не в свои дела. Как тогда, той ночью, когда мы заявились к Хагриду. Ну кто просил его следить за нами, бежать в Запрещённый лес, нарываться на драку, проваливаться в грёбаную яму, терять сознание, коченеть у меня на руках..."
Мысли Поттера вдруг развернулись в другую сторону. Он вспомнил нежное холодное лицо слизеринца, посиневшие тонкие губы. Вспомнил, как испугался тогда за него. Перед глазами гриффиндорца вновь встало видение, которое преследовало его почти каждую ночь за последнюю неделю. Худощавое стройное тело блондина с запахом алоэ, упругая кожа, шёлковые пряди волос, пахнущими ромашками и весной. На подушечках пальцев появилось ощущение прикосновения, Гарри вспоминал теплоту плоской груди юноши, дорожку мягких завитков волос на его животе, разгорячённую плоть. Поттер закрыл глаза и ещё чётче увидел трепещущего, как лист осенью, Драко, в своих объятиях, когда тот содрогался в оргазме. Увидел розовеющие губы, так близко, что они разделяли одно дыхание на двоих, такое лёгкое, такое нежное… А затем было тепло. Настоящее. Прогоняющее прочь одиночество и холод. Тепло, которое Гарри никогда не чувствовал раньше, ни с кем. Ощущение которого оставляет след в душе, даже по истечению времени.
-Чёрт, Малфой… - простонал вслух гриффиндорец.
Стоявший за спиной Гарри блондин вздрогнул. Не похоже было, что его заметили. Тогда почему Поттер вот так вздыхает, произнося имя слизеринца?
Немного помедлив, Драко замахнулся и влепил сидящему парню подзатыльник, впечатав его голову в столешницу с пергаментом.
-Развлекаешься, Поттер?
От неожиданности Гарри не сразу сообразил, что произошло. Он подскочил и округлившимися глазами уставился на предмет его размышлений, так внезапно материализовавшийся перед ним. Дар речи вернулся спустя несколько минут. Слизеринец тем временем лёгким движением руки распахнул свой плащ и, сняв его, сложил и аккуратно повесил на спинку деревянного стула. Туда же отправилась портупея с ножнами и шпагой, и кожаные перчатки. Затем он с лёгкостью изящно подтащил ещё один стул, развернул его спинкой к столу и грациозно опустился на твёрдое сиденье, расставив ноги и "оседлав" его. Спинка стула была теперь между ног блондина, и он удобно устроил на ней руки, подпирая голову. Звякнула металлическая шпора, зацепившись за выступающий из пола камень. Прикрыв глаза, Драко склонил голову на бок, ожидая реакции.
-Малфой? – сдержанно спросил Гарри. – Что ты здесь делаешь?
-Вот, хотел спросить своего лучшего врага, не хочет ли он поскорее закончить эту нудную бумажную волокиту и пойти веселиться?
Глаза Гарри медленно, но уверенно округлились и полезли на лоб. На лице парня отразилась гамма разнообразнейших эмоций, начиная от "Чего?" и кончая "Ты перегрелся!" Из формулировки этого вопроса, ещё не окончательно отошедший от своих мечтаний, Гарри мог сделать следующие выводы: Либо Малфой дружески протягивал руку помощи, либо приглашал Поттера пойти с нимвместе на вечеринку. И тот, и другой вариант казался гриффиндорцу мистическим и абсурдным в одинаковой степени, поэтому он просто молча уставился на блондина.
-Ох, какой же ты тупица, Поттер! – обречённо вздохнул новоявленный "мушкетёр". – В обмен на одну услугу, я подскажу тебе, как быстрее разобраться с сортировкой страниц. И ты сможешь вернуться на вечер, к своим тыквоголовым друзьям.
-Да?! – лицо "укротителя драконов" украсила широченная озорная улыбка. Происходящее становилось интересным, и Гарри даже промолчал по поводу оскорбления его друзей. – И чем моя никчёмная персона может служить вашему величеству?
Приняв правила игры, Малфой благосклонно кивнул стоящему напротив него парню:
-Я хочу, что бы ты, со всей своей гриффиндорской честностью, рассказал мне всё, что произошло той ночью, в лесу. Дело в том, что потеря крови сильно меня ослабило, рискну предположить, что я даже потерял сознание. Поэтому я практически ничего не помню. Итак, рассказывай, сын правдивого Годрика, я внимаю каждому твоему слову.
Улыбка моментально исчезла с лица вышеупомянутого сына, а глаза, как показалось слизеринцу, заиндевели. Драко готов был поклясться, что увидел на ресницах брюнета почти прозрачный иней.
-Ничего не произошло, Малфой. – Отчеканил Гарри. – Ровно ничего.
-Да? – Серебряный Принц спокойно взирал на Поттера снизу вверх, сверля его своими серо-голубыми глазищами. – А нашествие крыс и змей?
-Э… Ну да, появились крысы и змеи, – автоматически повторил гриффиндорец. – Но затем они ушли. Слушай, я не собираюсь вдаваться сейчас в подробности, почему же нас тогда покинули змеи, – разозлился брюнет.
-Хорошо. Мы пропустим этот фрагмент, – согласился Малфой. – А что было потом?
-Потом стало холодно, а ты заснул! – Понемногу Гарри начинал терять самообладание. Перед глазами опять появилось видение, как мираж в знойной пустыне, полураздетое податливое тело слизеринца и жадно распахнутые губы. Он почувствовал, что предательски краснеет, но не знал точно отчего. То ли от злости, то ли от похоти. Резко развернувшись спиной к блондину, Поттер запустил руки в ворох бумаги, делая вид, что разбирает страницы.
-А на утро нас нашли учителя. – Закончил он.
-Да, знаю, Дамблдор и Снейп. Они позвали МакГонагалл и вашего недоучку-полувеликана. – Задумчиво протянул Драко. – Что ж, понятно.
Гриффиндорец развернулся вполоборота и искоса взглянул на сидевшего. Малфой задумчиво рассматривал кипу бумаг на столе, и, если бы Гарри был чуть повнимательней, он бы заметил, что Драко остановил взгляд на его руках.
-"Что-то в последнее время мне все безоговорочно верят", – подумал Поттер. – "Эпидемия? Или все сошли с ума в этой школе? Нет, с ума поодиночке сходят, да это и не заразно. Не подходит. В любом случае, надо будет потом испробовать на Снейпе."

URL
2010-11-05 в 21:33 

Лёль
Трудно быть совершенством... Но ведь можно! (с) Драко Л. Малфой
Малфой тем временем легко поднялся со стула и подошёл к застывшему от напряжённой работы мысли гриффиндорцу.
-Да, ты добился больших успехов в своей непосильной работе. Сортировочная шляпа ошиблась, Поттер, тебя надо было отправить в Хаффлпаф, с таким-то усердием!
-Ты не поверишь, куда меня вначале хотела отправить эта злосчастная шляпа, – пробормотал Гарри. – Так ты мне поможешь, или нет?
-Обещание герцога Дракониуса Малфоя крепко, как стены этого замка, Поттер! Я помогу. Тем, что объясню тебе, горемыке, как с этим справиться. Как хорошо ты помнишь древнегреческий?
-Да я и современным греческим похвастать не особо могу, – сконфуженно признался гриффиндорец. – Помню "альфа", "бета"…
-Хм, прекрасно! А как пишется двадцать три?
-"Альфа" + "гамма"?
-Потрясающе! Блестяще! Поздравляю! Какая прагматичность! Ты только что превзошёл все научные труды и работы, написанные за столетия до твоего рождения, превратив в прах историю Древней Греции своим примитивным мышлением. Какое эффектное решение проблемы использовать для нумирования всего лишь десять цифр. Пожалуй, тебе положена премия, за это открытие. Лучше всего – посмертная…
-Ты закончил? – прервал его нравоучения Гарри.
Вздохнув, Малфой, нисколько не смутившись, обогнул профессорский стол и опустился на мягкое кресло преподавателя. Извлёк из пачки чистого пергамента на столе Снейпа лист и, окунув в хрустальную чернильницу длинное орлиное перо, принялся быстро и аккуратно заполнять страницу причудливыми иероглифами. Напротив каждого знака Малфой поставил цифры, в некоторых местах даже добавил пометки. Наконец, он закончил и вернулся к парте, не забыв скрыть следы пребывания за столом.
-Попрошу внимания аудитории, – Драко указал тонким холёным пальчиком на столбцы с буквами. – Перед вами древнегреческий алфавитный указатель, существовавший с конца второго тысячелетия - до нашей эры, до пятого века - нашей эры. Курс для начинающих магов, подготовительная программа. Сегодня мы изучим азы индоевропейского языка философии и литературы времени Золотого Века Афин и попробуем понять, как великий Гарри Поттер умудрился не завалить экзамены по мифологии и истории античной Римской Империи.
Гарри не знал, смеяться ему или плакать. Драко же невозмутимо продолжал:
-Первые десять букв, от "альфа" до "йота" действительно обозначают один, два три и так далее. "Йота" – это десять. Далее, как ты видешь, идёт "каппа" и она обозначает двадцать. Посему, можем сделать гениальное заключение, что пресловутое число двадцать три состоит из "двадцати" и "трёх". То есть сочетание букв "каппа" и "гамма". Затем в алфавите идёт (о, тебе понравится, Поттер) "лямбда", или "лямда", соответственно – тридцать. После подряд стоят сорок, пятьдесят, и дальше. Вот это – "ро", и она обозначает сто. Следующая после неё "сигма" – двести. Знаменитая "омега" означает восемьсот. Итак, подведём итог: мы знаем, а вернее один из нас знает, а другой прикидывается, что знает, цифровое обозначение букв. Теперь объясняю тактические действия наступления. Ты отбираешь в одну стопку все листки, начинающиеся на "каппа", в другую – на "лямда", и так далее. Естественно, стопки будут не большие, по десять страниц. Затем соберёшь все со ста до восьмисот. А уже потом, используя мой ценнейший труд в виде этого алфавита, разложишь их в правильном порядке, от первого до последнего. От Альфы до Омега, так сказать. Ты можешь перейти от теории к практике прямо сейчас.
-А что в это время будешь делать ты? – поинтересовался Гарри, - разве ты мне не поможешь?
-Я уже тебе всё объяснил.
-А если я что-то напутаю?
-Когда ты что-то напутаешь, Поттер, я это исправлю. А теперь, приступай.
Гриффиндорец обречённо повернулся к вороху пергамента и принялся разбирать рецепты опасных зелий. Через какое-то время он разобрал по стопкам довольно приличное количество страниц, однако ворох на столе в размере не уменьшался. Парень умоляюще посмотрел на Малфоя.
-Снейпа на тебя нет, – проворчал слизеринец, поднимаясь и подходя к столу. – Подвинься! Собирай все до ста, а я буду все остальные.
Гарри потеснился, освобождая неожиданной помощи в виде белобрысого хорька место подле себя. Драко смело запустил свои аристократические руки в гору пергаментов, и работа просто закипела. Поттер украдкой поглядывал на блондина. Руки парня двигались методично, ловко выхватывая из охапки нужный лист и перекладывая его к другим, уже сложенным. Его взгляд был сосредоточенным и почти не бегал с места на место, в отличие от взгляда Гарри. Малфой работал очень серьёзно и быстро, думая, казалось, совершенно о чём-то другом.
Было как-то странно, вот так стоять рядом со слизеринцем, почти плечом к плечу, и разбирать шуршавшие в тишине старинные листки. Было очень странно, но вместе с тем – очень приятно. Без ругани и драк, издёвок и колкостей. Просто стоять молча, наслаждаясь обществом друг друга. Гарри вдруг понял, до чего же он устал от этих глупых перебранок, вражды факультетов. А сейчас они были одни, как тогда, той ночью…
-Мои колдографии очень часто появляются в популярном еженедельнике "Здоровье чародея", в основном, конечно, в рекламах квиддичного снаряжения. Поэтому перестань пялиться на меня, Поттер, и если до тебя наконец-то дошло, какой я гениальный и восхитительный, приобрети экземпляр издания!
Гриффиндорец вздрогнул и спохватился, что перестал работать и стоит, залюбовавшись блондином.
- Поттер, я сказал, что помогу, а не сделаю всю работу за тебя, неблагодарный! – Малфой помахал перед носом брюнета несколькими листками с рецептами зелий. – Что, уже всё закончил?
-Почти, – выдохнул Гарри и вернулся к работе. В голове парня, разлохмаченной ещё больше, ради маскарадного костюма, одиноко скиталась навязчивая мысль: - "Почему он мне помогает?" - Не встретив ответной мысли с решением этой загадки, "укротитель драконов" продолжил сортировать страницы с описанием способов приготовления редких ядов.
Стопки листов понемногу росли, гора на столе, к великому облегчению гриффиндорца, уменьшалась. И вот, наконец, пришёл момент, когда Малфой водрузил пачки одна на другую, в алфавитном порядке, а Поттер побежал за шнурком, чтобы перевязать все листы вместе. Обернув тесёмку несколько раз вокруг пергаментов, брюнет попытался завернуть петлю, но нижний узелок всё норовил распуститься, нарушив все планы парня.
-О великий Мерлин, Поттер, как ты дожил до этого возраста и не укокошил сам себя? – возвёл глаза к небу, а вернее, к каменному потолку класса зельеделия Малфой. – Шнурки в ботинках тебе Уизли завязывает, да? – разозлился блондин и положил палец на нижний узелок, придерживая его.
Гарри поспешно потянул петлю, резко затянув шнурок, и слизеринец, конечно же, не успевший вытащить палец, обнаружил себя привязанным к пачке пергамента.
-Какой же ты идиот, – сокрушённо вздохнул он, пытаясь высвободить палец.
Гарри стоял и давился смехом, рвущимся наружу. Он никогда не мог представить себе Малфоя вот таким. Копошащийся Серебряный Принц с тёмной ленточкой на пальце выглядел - Поттер никак не мог подобрать подходящего слова – милым, что ли? На мгновение парень задумался, замечая, что это уже не первый раз, когда он узнаёт новые, доселе не замечаемые им черты слизеринца.
-Прекрати лыбиться, мальчик-который-грозит-не-выжить-из-за-своей-расторопности, и помоги мне! Иначе пачка опять развалится! – зашипел блондин.
Аргумент был весомый, и Поттер, продолжая улыбаться, поспешил высвободить пленного слизеринца.
-Какого лешего я ещё здесь? – заворчал Драко вместо благодарности, поспешно подбирая свой плащ и ножны со шпагой. Не оборачиваясь, он вышел из класса.
Гарри заинтригованно проследил за ним взглядом. Выждал ещё немного времени, рассматривая деревянную столешницу и принюхиваясь к запаху ромашкового шампуня Драко, всё ещё витавшему в классе зельеделия. Затем положил рукописи на стол декана Слизерина и выскользнул в коридор подземелий, даже не удосужившись прикрыть за собой дубовую дверь.

URL
2010-11-05 в 21:34 

Лёль
Трудно быть совершенством... Но ведь можно! (с) Драко Л. Малфой
** 5 **


Своды гостиной залы Рейвенкло сотрясала громкая музыка. Однако, за картиной, которая загораживала вход в башню, никаких звуков не было слышно. На помещение наложили специальные заклинания, чтобы шум вечеринки не тревожил остальных обитателей старинного замка. Здесь собрались сегодня только старшеклассники со всех факультетов. Так как все они были в маскарадных костюмах, не было никакой возможности угадать дом, к которому относился тот или иной человек. Или даже отличить парней от девушек. Однако учеников это скорее устраивало, чем смущало. Появившийся на пороге сине-жёлтой комнаты, Гарри замер от удивления.
Зал башни Рейвенкло имел продолговатую, овальную форму, с двумя окнами на юг, и тремя окнами на запад. Потолок зала поддерживался целым рядом колонн, расположенных вдоль стен, и был украшен росписью в тёмно синих и золотых тонах. Пол парадной комнаты был выложен чёрными каменными плитами, а в самом конце залы возвышалась трапециевидная лестница, ведущая в спальни учеников. Она расширялась кверху, подчёркивая величественность сооружения. Венчала вход на лестницу большая арка, расположенная между колонн и украшенная изображением орла - символа Дома Рейвенкло. Стены гостиной, оббитые синим бархатом с золотой нитью, украшали картины и портреты в позолоченных рамах. Между ними красовались гипсовые медальоны с изображением знаков Зодиака. Вдоль стен, между колонн, возвышались чёрные и белые скульптуры изображающие сюжеты античной мифологии. У одной из стен красовался мраморный камин с флорентийской мозаикой и отделкой из золота. Бронзовые канделябры со свечами были установлены на круглых столах по всей комнате, а в середине залы было освобождено место для танцев. Вокруг столиков расположились мягкие кресла и диванчики, а поодаль, параллельно стенам, раскинулись деревянные барные стойки. Комната была снабжена хрустальной люстрой со свечами в стиле рококо, которая была заколдована таким образом, что светила всеми цветами радуги. Основной свет был приглушён, и только разноцветные лучи волшебной люстры то тут, то там освещали зал. А громкая музыка звучала со всех сторон, наверно, ради вечеринки рейвенкловцы притащили сюда дюжину музыкальных рупоров - усилителей.
На отведённой танцевальной площадке колыхалась толпа студентов в пёстрых карнавальных костюмах. Волшебники и ведьмы, переодетые в маскарадные платья, прыгали и танцевали под звуки песни "Герои готовы умирать за галеоны", новой популярной рок-группы "Твари". Другие сидели за барными столиками и на креслах, распивая сливочное пиво и потягивая разноцветные коктейли из бокалов. Пришедший в себя Поттер смело ринулся в самую гущу веселья, на поиски своих друзей.
Рон обнаружился за стойкой бара, угрюмо попивающий сливочное пиво прямо из горлышка бутылки. Его тыквенная голова покоилась на столе рядом, огоньки в её глазах потускнели, словно отражая затуманенный взгляд самого рыжего. Гарри протиснулся сквозь толпу студентов и, звякнув несколькими серебряными сиклями, заказал себе медового эля. Получив кружку напитка из рук одного из старшеклассников - рейвенкловцев, работающих сегодня за барменов, Поттер плюхнулся на свободный стул рядом с другом, попутно опустошая чашу.
-Ну как, справился? – чисто из приличия поинтересовался Рон, хмуро взирая на свою выпивку.
-Да, всё нормально, – Гарри даже устраивало то, что друг не задавал лишних вопросов. – А где Герми?
Рыжий недовольно фыркнул и махнул бутылкой, указывая куда-то в сторону кресел, где устроились молодые люди. Парень проследил за его рукой и увидел ведьму в элегантном атласном платье, удобно устроившуюся на маленьком диванчике, рядом с широкоплечим шатеном в костюме Зорро. Парень снял с лица маску и увлечённо что-то рассказывал Гермионе, нервно комкая чёрную полоску ткани. Гриффиндорка внимала каждому его слову, лучезарно улыбаясь и кивая. Зачарованные звёзды на её платье мерцали и переливались, создавая вокруг девушки по-настоящему волшебную ауру.
-Да это же новый вратарь команды Рейвенкло! – удивлённо ляпнул Гарри и тут же осёкся.- "Так вот что удручает Рона. Они до сих пор не помирились", – подумал он.
Сконфуженный, Уизли пожал плечами, видимо, соглашаясь со своими какими-то туманными мыслями, в несколько глотков допил содержимое своей бутылки и сполз с высокого стула. Покачиваясь на ровном месте, он вцепился в тыкву, заменявшую ему карнавальную маску, и что-то пробурчал.
-Что, я не расслышал? – спросил Поттер.
-Я сказал, что пойду спать, – заявил Рон и, оставив ошарашенного друга, поплёлся прочь.
Гарри, который только что прибыл на вечеринку и тут же был так предательски брошен, сразу расстроился. Верный друг отправился спать, а Гермионе он тоже мешать не хотел, девушка, судя по всему, прекрасно проводила время. Поттер заказал ещё одну кружку эля. Блуждая рассеянным взором по мельтешившим студентам Хогвартса, гриффиндорец искал остальных сокурсников. Невилл наверняка уже ушёл, Дин и Шеймус в небольшой компании студентов весело прыгали под музыку в центре танцплощадки. Расталкивая веселящихся парней и девушек, одинокий "укротитель драконов" направился к "мягкому" району с удобными на вид синими диванчиками. Он надеялся найти Чоу, чтобы хотя бы поздороваться и убить нарастающее ощущение злости, что вечер всё-таки прошёл зря. Но и тут его постигла неудача. Чанг сидела за столиком в шумной компании парней из Рейвенкло и Слизерина, которых Гарри узнал сразу, и громко смеялась. Заметив гриффиндорца, она помахала ему рукой, но не более, и опять вернулась к мужскому окружению.
Вот теперь Поттер почувствовал себя полным идиотом. Бывшая подруга даже не пригласила его выпить с ними эля, за здоровье старины фермера Джека. Может быть, из-за слизеринцев, сидевших с ней за одним столом? Гарри заметил, как двое из них, облачённые в костюмы пиратов, переглянулись между собою, завидев его. Что ж, на сегодня ему достаточно приключений, и развернувшись, брюнет собрался покинуть вечеринку. Но осуществлению его плана помешали двое здоровых парней, проходящих мимо. Пошатываясь, они задели Гарри плечами так сильно, что тот еле устоял на ногах. Не удостоив несчастного даже вниманием, преграда удалилась с громким смехом. Уже озверевший, "укротитель драконов" непроизвольно сжал прикреплённый к поясу хлыст и открыл рот, дабы произнести гневную тираду, так как в двух гогочущих хулиганах узнал Крэбба и Гойла. Но вдруг замер, решив повременить с воплями. Сделав гениальное заключение, что, где охрана, там и принц, он последовал за амбалами сквозь толпу. Потрясающая интуиция не обманула. Добравшись до столиков у камина, служившими, судя по всему, самыми лучшими местами в зале, слизеринцы уселись на поджидавшие их свободные места. На стол они выгрузили несколько бутылок с разноцветными напитками и шарообразные бокалы, зауженные кверху и короткой ножкой. Сейчас же тонкая холёная рука протянулась к одному из стеклянных сосудов, хватая тот за узкое горлышко, и наполнила хрустальный пузатый бокал светло -коричневой жидкостью. Обладателем руки и фужера с коньяком был, конечно, Драко Малфой. В который раз за это вечер у великого Гарри Поттера пропал дар речи.
Серебряный Принц лежал на мягком диване, удобно устроив светловолосую голову на коленях слизеринской подруги в зелёном парчовом платье. Одна нога парня была спущена на пол, другая покоилась на коленях другой девушки в жёлтой мантии. Ведьма с восторгом разглядывала серебряные шпоры на сапогах Малфоя. Ещё две поклонницы стояли позади дивана, облокачиваясь на его спинку и опустив голову к блондину. Панси, а обладательницей дорогущего платья цвета изумруда была именно она, запустила тонкие пальчики в светлые пряди мушкетёра и лениво перебирала их.
Драко был уже без своего плаща, шляпы и портупеи. Чёрный камзол был расстёгнут на несколько верхних пуговиц, что позволяло увидеть через открытую ослепительно-белую рубашку ключицы и часть груди парня. Одна рука его покоилась у него на животе, другой он держал бокал, аккуратно сжимая его в ладони и согревая коньяк её теплом. Блондин вращал напиток по стенкам чаши и наслаждался его ароматом, поднося фужер к лицу и приближая к напитку нос. Казалось, его более ничто не интересовало, кроме его мыслей и янтарной жидкости, плескавшейся за хрустальной стенкой чаши.
У Гарри закружилась голова и потемнело в глазах. В горле образовался горький комок, который парень никак не мог проглотить. Внутри заклокотала злоба и ещё какое-то смешанное чувство зависти и обиды. Гриффиндорец не мог понять, что стало причиной такой реакции, но отчётливо почувствовал, как сами по себе сжимаются его кулаки.
-"Как он может вот так себя вести? Да он вообще стыд потерял! У себя в спальне пусть распускается так!"
Волна негодования захлестнула Поттера, как обрушившийся на землю цунами. Резко развернувшись на резиновой платформе своих ботинок, брюнет направился к стойке бара напролом через стену круживших вокруг студентов.

URL
2010-11-05 в 21:36 

Лёль
Трудно быть совершенством... Но ведь можно! (с) Драко Л. Малфой
Один из проходивших мимо учеников замешкался на месте, попытавшийся обойти его Гарри столкнулся с другим проходившим, цепляясь за него рукой. Результатом столкновения стала чаша с медовым элем, опрокинутая Поттером на новый кожаный жилет Дина, который был частью костюма «укротителя драконов». Также пострадала полосатая футболка проходившего парня в костюме морского разбойника.
-О, прости, пожалуйста! – воскликнул пострадавший, и Гарри, наконец, удостоил его своим вниманием. Флибустьер оказался высоким шатеном с карими глазами и хищной ухмылкой. Это его Поттер видел несколькими минутами раньше за столом в компании с Чоу. Слизеринец расплылся в улыбке, которая больше напоминала звериный оскал:
-Кажется, из-за меня ты остался без своей выпивки, Поттер. Пойдём, я угощу тебя, – и, не давая брюнету опомниться, чтобы тот не заподозрил что-то неладное, парень схватил его за локоть и потащил к бару.
-Я тебя знаю, ты Натан Шурро, слизеринец. Ты хотел стать загонщиком в вашей квиддичной команде, но Малфой тебя не принял, – оказавшись у стойки, Гарри, наконец, вырвался из цепких рук нового знакомого и, достав свою волшебную палочку, наложил на себя очищающее заклятие.
-Я не попал по состоянию здоровья, Поттер, – едко процедил Натан и вдруг опять расслабился – Но это в прошлом. Давай выпьем, герой, за наше официальное знакомство!
Он швырнул на стол галеон, кивая бармену, и тут же получил взамен два низких и широких стакана, наполовину наполненных светло-жёлтой жидкостью.
-Безо льда, комнатной температуры. Как и полагается настоящему скотчу! – Шурро с лёгкостью подхватил свой бокал со стола и отсалютовал застывшему гриффиндорцу. Тот тоже поднял стакан, поднёс к лицу и принюхался. В нос ударил тяжёлый дух пережаренного ячменя и лёгкий запах дыма.
-Лучший шотландский огневиски – "Драгон-Скотч", – прорекламировал Натан и сделал пару глотков. Гарри наморщил нос и поставил бокал на стол. Вздохнув, он отвернулся в сторону камина, где, развалившись на удобном диване, морально разлагался Серебряный Принц Слизерина.
-Классная вечеринка! – выдернул Поттера из раздумий морской разбойник. – Наши хорошо отрываются. Особенно Драко. Как только он появился в зале в своём маскарадном костюме, все так и кинулись к нему. Хорош, нечего сказать. И внешностью удался, и умом. Да и в спорте не промах…
Шатен приблизился к молчавшему всё это время Поттеру почти вплотную, на мгновение загораживая собой стакан Гарри, и буквально навис над парнем, наклоняясь к нему.
-Малфой обещал, что в этом году Кубок Школы достанется Слизерину, а ты, Поттер, будешь ходить к нам в гости, чтоб полюбоваться на него, – ядовито произнёс Шурро прямо в ухо брюнета.
-Буду я ещё любоваться на Малфоя, – огрызнулся Гарри, не сообразив вовремя, что парень имел в виду Кубок. Выпитый ранее эль давал о себе знать. Резко развернувшись, парень схватил со стола свой стакан и залпом осушил его. Тут же горло обожгла раскалённая жидкость, которая должна была быть комнатной температуры, по словам коварного пирата. Комок в горле полностью лишил способности дышать, а в голове раздался звон бьющегося стекла.
-Твою мать! – выругался гриффиндорец и схватился за барную стойку. – Крепкий, зараза!
Натан внимательно уставился на закачавшегося брюнета.
-"Я не мог вот так резко опьянеть", – подумал Поттер. – "Мне надо на воздух..."
Не проронив ни слова, Гарри развернулся и, пошатываясь, побрёл к выходу из праздничной гостиной Рейвенкло.
Поставив недопитый бокал с алкоголем на стол, Шурро тоже отошёл от бара, но направился не к дверям, а, наоборот, в центр зала. Пробравшись сквозь снующих студентов, он приблизился к камину и резко кашлянул, прочищая горло.
Малфой, по-прежнему лежащий на диване и в одиночестве опустошающий бутылку старого добротного коньяка, заметил сокурсника, появившегося у камина. Из-под прикрытых век он наблюдал за новоприбывшим слизеринцем. Наконец Шурро кивнул, пристально вглядываясь в лицо Серебряного Принца. Казалось, Малфой его не заметил. Он продолжил лежать ещё некоторое время, пока не посчитал нужным всё же моргнуть и перевести взгляд на свою свиту.
-Господа, пожалуй, я вас оставлю, – блондин аккуратно поставил бокал на стол и легко поднялся с дивана. – Грегори, Винсент, нет надобности меня провожать, – он махнул рукой своим верным телохранителям, которые нехотя поднимались со своих кресел.
-Драко, милый, куда ты?
-Панси, дорогая, я выпил немного больше, чем хотел, и мне надо развеяться. Думаю, свежий воздух будет мне сейчас как нельзя кстати. – Малфой галантно поклонился и, подхватив своё военное снаряжение и плащ, удалился. Лёгкой тенью за ним к выходу проследовал Натан.

Оба слизеринца спустились по ступенькам башни Рейвенкло и оказались на цокольном этаже замка. У дверей, выходящих на задний двор, одиноко маячила фигура худого молодого человека в цветастой рубашке и чёрной повязке на голове.
-Где он? – Малфой так быстро подлетел к стоявшему, что тому показалось, что он просто аппарировал на площадку.
-Поплёлся к оранжереям, – махнул в сторону двора парень.
-Прекрасно. Ждите меня здесь, – приказал блондин обоим пиратам, заставляя их маяться без дела на безлюдном этаже, когда немного ранее они пребывали в весёлой компании друзей за столиком с Чоу Чанг. Насупившись, они молча закурили. А мушкетёр, вручив им свои шляпу и плащ, скрылся в темноте ночи.

Недовольно бурча, портрет, охранявший вход в башню Рейвенкло, отъехал в сторону, освобождая Гарри проход. Гриффиндорец побрёл по лестнице вниз, грохоча тяжёлыми подошвами по каменным ступеням. Кто-то шёл позади него, но Поттер не обратил на это внимания. Прогрохотав до цокольного этажа и, каким-то поистине волшебным образом, не наткнувшись на Филча, Гарри оказался на площадке перед дверями, ведущими во внутренний двор.
-Мне надо на воздух, – пробормотал парень и поплёлся на улицу. Перед глазами всё плыло, голова кружилась, и гриффиндорец, сняв очки, отправил их в боковой карман брюк, а затем принялся тереть кулаками глаза. Воспоминания сегодняшнего вечера стали пропадать в тумане хмеля, силуэты вокруг словно смазывались, теряя чёткие формы и контуры. Впереди показалось пятно мягкого голубоватого света, и стеклянная стена преградила дорогу.
-"Это же оранжерея", – проплыла пьяная мысль в утопающем в сладкой дрёме мозгу Поттера, и он толкнул лёгкую дверь.
В застеклённом помещении было уютно и тихо. Пушистые облака, плавающие под крышей оранжереи, источали приятный голубоватый свет, немного освещая теплицу и сад расположенный в ней. Несмотря на приближающуюся зиму, здесь цвели и пахли разные зелёные растения с огромными листьями и красочными цветками. Перед Гарри появилась большая кадка с волшебными звенящими лилиями, новый проект хаффлпафцев по травологии. При малейшем движении тычинки цветка ударялись друг о друга и наполняли всё вокруг нежным звоном. А ещё в воздухе витал обворожительный запах весны и ещё чего-то, запах который Гарри хотелось вдыхать всей грудью. Что он и сделал. Аромат опьянял, а казалось, этого уже не могло быть, так как Поттер из-за количества выпитого уже перестал чувствовать опору под ногами и плавно опускался на пол. Оперевшись о деревянный комод с горшками спиной, уставший ученик вытянул ноги и прикрыл глаза.
-Конечно. Ромашки… - прошептал он, забываясь.
Повеяло вечерней прохладой, и волшебные лилии мелодично зазвенели. Дверь в теплицу приоткрылась, пропуская в мир волшебного сада худую фигуру, которая тихонько побрела вдоль цветника. Но Поттер ничего этого не заметил. Он сидел на полу, близоруко щурясь и совершенно забыв, куда девал свои очки. Раздались тихие шаги, и на полу, куда тупо уставился гриффиндорец, возникли кожаные ботфорты с серебряными шпорами. Где-то Гарри уже видел эти красивые и дорогие сапоги.
-Я так подозреваю, что тебе не помешает моё присутствие, – произнёс обладатель дорогой обуви и уселся рядом с Поттером, вплотную к парню. Гриффиндорец кивнул, всё ещё не отрывая взора от коричневых ботфортов.
-Я хотел получить несколько ответов на интересующие меня вопросы, – продолжал свой монолог гость. – На некоторые ты, сам того не ведая, уже ответил мне. В кабинете Снейпа. Остался только один. "Почему?"
Брюнет, наконец, поднял затуманенный взгляд на говорившего и даже наивно попытался сфокусировать зрение. Подле него, плечом к плечу, сидел чуть расплывчатый образ блондина в белоснежной рубашке и чёрном камзоле.
-Ма-алфой, – протянул, довольно улыбаясь, гриффиндорец. Ещё бы немного, и он заурчал от удовольствия. – Ты пришёл ко мне?
-Мне можно было и не подмешивать тебе опьяняющего зелья, по моему новому рецепту, – усмехнулся Драко. – Ты бы и от простого огневиски ошалел.
Поттер пьяно пялился на него и по-дурацки улыбался.
-То, как ты покраснел сегодня в классе зельеделия и как засмущался, многое мне объяснило. Ты прекрасно помнил события той ночи, ты знал, что делаешь, а не действовал под каким-то заклятием. Но я всё равно хочу знать одну вещь. Почему ты это сделал? Гриффиндорская гордость? Юношеское тщеславие? Страсть оставаться великим героем, всея спасителем? Простое человеколюбие? Поттер, начинай хотя бы подавать признаки жизни, признаки разума попрошу попозже! А то я так буду продолжать до утра, но, боюсь, действие зелья закончится раньше…
Брюнет лишь продолжал глупо улыбаться во весь рот.
-Кажется, я переборщил с дозой "Одурь-травы", "Дурмана". Ну да, я же испробовал настойку на слизеринце. Для гриффиндорцев следовало уменьшить дозу.
-Ма-алфой, – вдруг подал голос подопытный. – Ты красивый. А ещё ты хорошо пахнешь…
-Ну конечно! – простонал блондин. – Именно по этой причине ты не дал мне окоченеть от холода и сгнить в той поганой яме, и всю ночь согревал меня, – резонно заметил Драко.

URL
2010-11-05 в 21:37 

Лёль
Трудно быть совершенством... Но ведь можно! (с) Драко Л. Малфой
Поттер прищурил глаза. Он пытался вслушиваться в монотонный говор парня, но ему ничего не удавалось разобрать из слов говорившего. Стараясь рассмотреть его лучше, Гарри наклонился к лицу слизеринца, совершенно не заботясь о том, что он вторгается в личное пространство чужого человека. Он наконец-то смог отчётливо увидеть огромные, серо-голубые глаза блондина, обрамлённые тёмной полоской пушистых ресниц, и розовые тонкие губы. Такие красивые и страстные, что хотелось целовать их взахлёб. Малфой мягко отстранился от парня.
-Хм, Поттер, у тебя брюки домиком. Вспомнил какую-то конкретную вещь, или это ты так рад меня видеть? – захихикал Драко, увидев, что брюнет почему-то возбудился, и светлые, немного свободные брюки это здорово выдавали.
Теперь вглядываться в лицо соперника пришла очередь слизеринца. Он впервые видел народного героя магического мира без очков. И отметил про себя, что гриффиндорцу это очень идёт. Словно ведомый неизвестной силой, Гарри опять подался вперёд и вперился взглядом прямо в глаза Малфоя. Драко вздрогнул. Обычно у золотого мальчика были чисто-зелёные глаза, об этом все знали. Но сейчас, на ошеломлённого блондина смотрела пара глаз тёмно-малахитового цвета, прятавшаяся под короткими и густыми чёрными ресницами. Эти глаза так зачарованно смотрели на Драко, что тот просто утонул в их мутно-изумрудном омуте.
-А, дракон с тобой, – "чертыхнулся" слизеринец. – Завтра ты всё равно ничего не вспомнишь. - И он жадно припал губами к приоткрытым губам Поттера.
Гриффиндорец молниеносно ответил на поцелуй, выбросив руки вперёд и привлекая к себе Малфоя в объятья. Серебряный Принц провалился в опьяняющий вкус алкоголя во рту брюнета, скользя языком по шершавому нёбу. Драко приподнялся на колени и перекинул одну ногу через ноги сидящего парня так, что бёдра Поттера оказались зажатыми между ног слизеринца. Гарри тут же обвил руками талию захватчика, прижимая того к себе ещё крепче.
От воспоминания о стремительно краснеющем брюнете, от такого послушания со стороны очарованного зельем, от всего происходящего вообще и, наконец, от выпитой бутылки хорошего коньяка голова слизеринца закружилась, мысли поплыли, и королевский мушкетёр, герцог Дракониус Малфой, потерял связь с реальным миром, отдаваясь во власть животных порывов.
-Я могу сделать с тобой всё, что захочу! – повелительно воскликнул блондин, отрываясь от уже распухших губ гриффиндорца и вцепившись в отвороты его кожаного болеро. Параллельно он приблизился вплотную к телу парня, буквально "наседая" на него и равномерно двигая бёдрами вверх-вниз. Наклонившись вновь, он зубами стянул вниз стоячий воротник кофейного цвета свитера Гарри, подцепил его пальцем, придерживая, и впился губами в открывшуюся загорелую шею брюнета.
-О Мерлин, Драко, – простонал Поттер, опуская свои руки с талии парня на его бёдра, и затем смыкая их у него на ягодицах.
Сознание яркой вспышкой тут же взорвалось в голове слизеринца, и он в ужасе отшатнулся от брюнета
-"Он назвал меня по имени! Он что, понимает, что происходит? Но моё зелье подействовало, он опьянён. Или он представляет, что целуется со мной? Обо мне многие мечтают, но что бы Поттер?" – Мысли вихрем закружились в светловолосой голове, создавая ужасную путаницу. Слизеринец напряжённо покосился на объект надежд магического мира. Поттер не подавал каких-либо пугающих признаков. Не раскрывая глаз, он только недовольно хмурил брови и "надувал" губы, а руками не переставал шарить по полу в поисках колен Малфоя, чтобы получить продолжение.
-Нет. Это уж слишком, – прошептал Драко, поднимаясь на ноги. Он отряхнул свои колени, поправил камзол, застёгивая его на все пуговицы, и, уже было, направился к выходу из оранжереи. Но, подойдя к стеклянной двери, остановился и медленно, будто боясь, что его поймают за совершением чего-то незаконного, развернулся.
Гриффиндорец полулежал на деревянном полу теплицы, почти не дыша. Голова бессильно уронена на грудь, плечи устало опущены, а чёрные космы волос, всегда такие разлохмаченные, слиплись в непонятные комки. У народного героя был такой несчастный и брошенный вид, что не разрыдался бы, наверно, только философский камень. Малфой покачал головой.
-Я слишком добрый, и… - он не закончил мысль, ужаснувшись, что сказал это вслух. Развернувшись, лёгкой поступью он вышел на прохладный воздух опустившейся на Хогвартс ночи.
Оба слизеринских пирата стояли там же, где их и оставил префект их Дома. Поманив парней к себе, блондин нашептал им что-то, а затем, получив из рук одного свои плащ и шляпу, взбежал по ступеням старинного замка. А флибустьеры, отбросив в сторону очередные начатые сигареты, и заклинанием отправив их в "безызвестность", чтоб на утро Филч не нашёл, поспешили по тропинке в сторону школьных теплиц.

URL
2010-11-05 в 21:38 

Лёль
Трудно быть совершенством... Но ведь можно! (с) Драко Л. Малфой
** 6 **

Глаза никак не хотели раскрываться. Они попросту склеились напрочь! Гарри потёр их кулаками, затем просто поднёс пальцы к нижним векам и оттянул их вниз. Кое-что стало видно. Хотя и размазано – парень был без своих очков. Голова гудела так, что Гарри поначалу не мог расслышать свои собственные мысли. Наконец он разглядел очертания бордовых занавесок на окнах и, признав спальню Гриффиндора, сообразил, где он находится.
-Гарри, – услышал он вдалеке тихий голос Невилла. – Ты меня слышишь?
Поттер попытался ответить, но вместо связного предложения он издал только нечленораздельный звук. Поэтому парень помахал другу рукой, подавая признаки жизни и сознания.
-Понятно, – отреагировал Лонгботтом. Он исчез, как растворившийся патронус, но спустя пару минут вновь материализовался у кровати героя магического мира со стаканом в руке. За прозрачными стенками плескалась мутная жидкость оранжевого цвета. Со словами -Выпей это – парень сунул эту дрянь другу под нос. Не споря с трезвомыслящим гриффиндорцем, Гарри залпом осушил стакан.
Вначале в голове помутилось ещё больше, оказалось, такое было возможно. Потом в ушах зазвенело так, словно Поттер оказался на станции Хогвартс-Экспресса, и его угораздило припасть ухом к самому локомотиву - он ощущал вибрацию звука всем телом. Звон усилился, перерастая в оглушающий свист, такой силы, что парень обхватил голову руками, опасаясь, что она сейчас взорвётся. Но она осталась на своём месте, целая, хоть и опустошённая. Звон стих, и мысли, не спеша, одна за другой стали возвращаться в свою обитель.
-Что это было? – судорожно глотая воздух, прохрипел Поттер.
-Всё нормально, – попытался успокоить друга Невилл. – Я этим только недавно отпаивал Рона. У него были те же симптомы. Это мне передала мадам Помфри. Она была почему-то немного взбешена и просила передать, что "от нас" она такого не ожидала… Представляешь, она решила, что Рон просто-напросто пьян!
Гарри потянулся к тумбочке и нашарил в куче разного хлама свои очки.
-Слава Мерлину, целы, – выдохнул он, нацепляя окуляры на нос. – А где Рон теперь?
-Ему лучше, он в ванной комнате. Остальные уже давно встали и позавтракали. Эмм, Гарри?
Поттер воззрился на друга с немым вопросом во взгляде.
-Гарри, у тебя всё в порядке? У тебя ничего не болит?
-Если только голова не в счёт, и чувство тошноты тоже, то всё просто замечательно! – прошипел мученик. Однако Невилл цинизма не уловил. Он осторожно приблизился к стонавшему парню, аккуратно пробираясь по бордовому покрывалу.
-Да в чём дело, Нелл? – не выдержал Гарри, отшатываясь от внимательно изучавшего его Лонгботтома и вжимаясь спиной в спинку кровати.
-В том, что тебя, Гарри, в бессознательном состоянии, ночью, принесли под двери нашей гостиной два высоких парня.… Из Слизерина. Они положили тебя на пол, под портретом Полной Дамы, чем вызвали её праведный гнев, и капитулировали. Я по случайности стал свидетелем этой картины. Я проголодался и отправился в кухню, раздобыть немного булочек с корицей. Когда я возвращался по нашему коридору и заметил вас, то спрятался в тёмной нише, возле портрета короля Артура. Хвала Мерлину, он спал и не заметил меня. Также меня не увидели эти двое слизеринцев, одетых в маскарадные костюмы пиратов. Тихо перешёптываясь, они прошмыгнули мимо, а я втащил тебя в спальню...
Невилл поджал пухлые губы и озабоченно уставился на друга.
-Да? – задумчиво помассировал Гарри затёкшую шею. – Нелл, а они тащили меня за ноги и били головой об пол?
-Нет, они несли тебя очень аккуратно, – опять не оценил юмора парень. – Даже слишком. А потом очень осторожно уложили тебя на пол так, чтоб тебя не задел отворяющейся портрет, если бы кто-то вышел. Очень мило с их стороны…
-Ну вот и отлично! – широко улыбнулся Поттер. Вернее попытался, но покрутив головой, тут же скривился от подступающей к вискам звенящей боли. Поэтому вместо улыбки у него получилась измученная ухмылка. – Кто-нибудь ещё это видел? Нет? Ладно, прекрасно. Не делай из этого чего-то особенного, Нелл. И, никому не рассказывай, окей?
Гарри встал, стараясь выглядеть как можно беспечнее и не сосредотачиваясь на боли, пульсирующей в висках. Оглядев себя и констатировав, что он ещё одет во вчерашнюю одежду, юноша нахмурился. Шатаясь, он направился к выходу из спальни мальчиков, оставляя Лонгботтома сидеть в глубоком недоумении.
-Чёрт, чёрт, чёрт! – брюнет прислонился лбом к холодной каменной стене, как только дверь спальни за ним закрылась. – Что вчера произошло? Меня без сознания притащили, простите, аккуратно принесли, два слизеринца? С каких это пор эти змеёныши стали такими галантными по отношению к вражескому Дому? Забота о ближнем не фигурирует в их школьной обучающей программе. Это даже была не их вечеринка – такое могли бы сделать рейвенкловцы, учредители карнавального вечера. Ну, там, нашли меня во время уборки… Нет, стоп, минуту. С каких это пор я заканчиваю веселиться в таком состоянии? Никогда не было такого, чтоб я вот так терял контроль над количеством выпитого. Сколько я вообще выпил? И что я пил? Почему я ничего не помню???
Гордость факультета Гриффиндор закипал всё больше и больше, и наконец, сорвавшись с места, ринулся, было, вниз по ступеням. Однако такое рвение спровоцировало мелодичный звон в ушах, а напряжение памяти лишь ухудшило работу головы и нарушило координацию. Вцепившись в перила, Гарри со скоростью флоббер-черв поплёлся в гостиную.
К счастью, она была практически пуста. Ученики младших классов не побоялись прохладной погоды и отправились гулять во двор Хогвартса. В комнате расположились старшекурсники, забавляясь кто чем. Джинни сосредоточенно исписывала лежащий перед ней пергамент чернилами, готовясь к экзаменам. Дин и Шеймус резались в магические карты, причём в прямом смысле этого слова – покрывая очередную карту, та или иная масть вынимала из нарисованных ножен меч и разрубала более слабую фигуру. На кресле у камина, поджав под себя ноги, сидела Гермиона. Вооружившись томиком "Практической магии – волшебство на каждый день", девушка углубилась в чтение фолианта. Набравшись смелости, Гарри направился прямиком к ней.
-Герм, мне нужна твоя помощь! – вместо приветствия простонал он. Юная колдунья закрыла книгу и подняла на друга карие глаза. Только поймав строгий взгляд девушки, Поттер понял, что она пребывает в очень плохом настроении. И только хорошее воспитание и выдержка заставляют её сдерживаться и не разбрасываться непростительными заклятиями.
-Да, Гарри? Чего ты хотел?
Пока вышеупомянутый прикидывал, стоит ли ему сейчас попадать под горячую руку гриффиндорки, та сменила гнев на милость.
-Прости, я зла на Рональда. Ты тут не причём. Так чего ты хотел?
-Понимаешь, – решился отважный победитель похмелья, – я плохо помню события вчерашнего вечера. И это меня смущает, – забормотал Гарри. – То есть я всё помню, но хотелось бы - поточнее. Вот я и подумал, может быть, ты знаешь какое-нибудь зелье…
Гермиона поджала губы, и её взгляд опять стал ледяным.
-И ты, Гарри?
-Что, "и я"? – опешил парень.
-Ты тоже так напился вчера, что ничего не помнишь? По этой причине я злая на Рональда, он был уже до тебя и просил то же самое! Нет, я тебе просто не верю! От тебя я такого не ожидала. Хотя, от Рона, впрочем, тоже…
Поттер, разочаровавший уже вторую ведьму за это утро, (первая была мадам Помфри, тоже не ожидавшая от мирового героя проявления человеческой слабости), умоляюще сложил руки:
-Герм, поверь мне, я сам не знаю, что происходит. Я выпил всего пару кружек медового эля! Может, рейвенкловцы, в старых традициях старика Джека, решили пошутить на этот праздник и добавили в выпивку какое-то снадобье?
Гарри постарался сымитировать самое несчастное выражение лица. Судя по тому, как вздрогнула девушка, он перестарался, и та решила, что парню совсем нездоровится.
-Хорошо, хорошо, – сжалилась над несчастным Гермиона. – Не знаю, так пошутить могли только слизеринцы. Но и они там были. Поэтому, когда Рон возник на пороге гостиной и своим видом распугал всех первоклашек, я сходила в лабораторию и приготовила вот это. Филч поверил, что я занимаюсь дополнительным заданием, но если про это узнает Снейп – мне несдобровать.
Грейнджер выудила из кармана тёплой мантии маленький пузырёк с жидкостью малинового цвета. Она покачала флаконом, и содержимое забулькало.
-Если что, я возьму всю вину на себя, – брюнет сосредоточенно рассматривал зелье. – Что это?
-Это "эликсир светлой памяти" по рецепту Донна Хоза, – девушка указала в сторону "Практической магии", которую читала до появления Гарри. – Его часто используют пожилые волшебники, не желающие прибегать к "омуту памяти", "думоотводу". Так как очень часто они просто не могут вспомнить, какие же воспоминания они хотят рассмотреть. Зелье восстанавливает недавно прожитые моменты, которые по той или иной причине были забыты. Я слегка увеличила дозу кроваво-красной Герани. Она содержит много дубильных веществ, которые в основном аморфны, и имеют замечательное свойство отнимать у других ядов в значительной мере способность действовать. Это на случай, если в напитки кто-то действительно добавил зелья забвения…
Гарри откупорил протянутый ему пузырёк и несмело сделал несколько глотков. Во рту остался приятный, малиновый, хотя немного металлический вкус. От зелья по шее Поттера прошло тепло, медленно, волнами охватывая всё остальное тело.
-Действие не мгновенно. Зелью понадобится немного времени, пока оно не доберётся до токсинов, оставленных другими ядами. Ты можешь пойти пока что переодеться и умыться. А лучше, сразу принять горячую ванну…

URL
2010-11-05 в 21:40 

Лёль
Трудно быть совершенством... Но ведь можно! (с) Драко Л. Малфой
Кивнув головой и поправляя на себе помятую водолазку и испачканные штаны, гриффиндорец встал и неровной походкой направился в сторону ванны мальчиков. Томас и Финиган деликатно не обращали на него внимания, а Джинни презренно игнорировала.
На встречу из недр раздевалки вышел такой же помятый лучший друг Поттера. Даже холодный душ не привёл Рона в трезвое состояние.
-"Ничего, сейчас это сделает Гермиона", – подумал добрый товарищ, махнув в знак приветствия рукой.
-Ты тоже? – произнёс рыжий.
-Да…
-И так же?
-Да…
-А она? – Рон кивнул в сторону коридора, уходящего в гостиную.
-Ага. Удачи… - Гарри похлопал по плечу поникшего парня и поплёлся к каменным умывальникам.
Всё его тело постепенно заполнялось приятным теплом эликсира. Остановившись перед настенным зеркалом, Поттер стянул с себя надоевшие брюки и стал разбираться в своих мыслях. Перед глазами, как в думоотводе, тихо всплывали и приобретали чёткие очертания воспоминания о вчерашней вечеринке.
Вот Малфой, в своём прекрасном снаряжении, выходит из класса Снейпа. Вот он, Гарри, идёт на маскарад. Затем он видит унылого, уже хорошо подвыпившего Рона и радостную, трезвую Гермиону. Остальные студенты, пестрящие маскарадными костюмами. Чоу, в кампании парней из Рейвенкло и Слизерина... Парней из Слизерина – эхом повторилось в сознании Поттера. – " Так пошутить могли только слизеринцы. Но и они там были", – слова Гермионы, сказанные немногим раньше, ну просто насильно ввинчевались в эту картину. Гарри сосредоточился, тупо уставившись в зеркало и не видя ничего перед глазами, кроме нахлывавших воспоминаний.
Другая персона, в окружении поклонниц, привлекла его внимание, и это взбудоражило сознание. Картинки происходящего всё быстрее и быстрее вырисовывались в мозгу, сменяясь одна другой и вихрем увлекая за собой.
Перед взором Поттера предстала милая компания слизеринских студентов. Крэбб и Гойл, звенящие бутылками с алкоголем, Панси Паркинсон в изумрудном пышном платье, что-то радостно щебечущая окружающим, и наконец, Драко Малфой, вальяжно раскинувшийся на диване и потягивающий коньяк. Голова слизеринского Серебряного Принца покоилась на коленях довольной Паркинсон, и она лениво перебирала пальчиками светлые локоны юноши.
Гарри так сильно стиснул зубы, что чуть не сорвал себе жевательные связки. В его неровно бьющемся сердце что-то ёкнуло, и оно принялось стучать в два раза быстрее. Что за чертовщина? Почему он так среагировал на это зрелище? Малфой, томно прикрывший глаза, пряча под вуалью длинных чёрных ресниц рассеянный хмельной взгляд. Он был центром компании, и, казалось, ему ни до кого нет дела. Юноша изучает содержимое своего бокала, сжимая стекло ладонью и медленно покачивая фужер. Как красиво блестит напиток, отражая блеск огня из камина. Словно драгоценный камень… Его рубашка раскрыта на несколько верхних пуговиц, и сидящая слизеринка бесстыже ласкает взглядом обнажённые ключицы. Вот сейчас Поттер точно сломает себе челюсть. Пошатнувшись, брюнет выбросил руки вперёд и упёрся в зеркало. Глаза всё так же слепо пялились в пространство, а воспоминания понеслись как карусель, увлекая и ошеломляя.
Натан Шурро, "Драгон-Скотч" и ночной двор Хогвартса слились в одну полосу воспоминаний, и вот, наконец, Поттер обнаруживает себя в школьной оранжерее. В воздухе витает какой-то приятный запах, а обессиленный гриффиндорец находит приют на деревянном полу теплицы. Он близоруко щурится, недоумевая, зачем снял очки и куда их дел. Однако дорогущие кожаные сапоги, возникшие перед ним, разглядел сразу. А Малфой что здесь делает?
Дальнейшее заставило несчастного мальчика, который уже пожалел, что выжил, громко взвыть и тупо замотать головой. От чего в ней образовалась ещё большая неразбериха, сопровождаемая звоном бьющегося стекла. По мере увеличения амплитуды кругов, которые описывал головой парень, ноги его сдали, и Гарри со всей силы стукнулся лбом о зеркало. Это немного облегчило истеричное состояние, Поттер проморгался и очнулся.
-О Мерлин, Драко, – сорвалось с губ брюнета, и он ошарашенно уставился на своё взлохмаченное отражение в пострадавшем от его нападения зеркале. В висках стучали маленькие молоточки, а вся кровь устремилась в район паха гриффиндорца.
-Бред. Бред! Не может этого быть! Чушь! – вслух воскликнул Гарри, не веря увиденным воспоминаниям. – Наверно, Гермиона ошиблась с какими-то ингредиентами, в приготовлении эликсира. Или чего-то спутала. Такого просто не могло вчера произойти!
Конечно, подруга не дала бы ему пить какое-либо зелье, не будь она в нём уверенна. Но ведь всем людям свойственно ошибаться, так ведь? И ничего не случится, если на этот раз девушка окажется не права. Просто, вместо воскресших воспоминаний, у Гарри появились иллюзии. Впрочем, на данный момент Поттер готов был согласиться даже на галлюцинации. Ведь если бы то, что он только что принял за свои воспоминания, было правдой, то…
Ещё не додумав мысль до конца, парень уже вцепился в ткань свитера и неистово рванул её с тела. Застряв в узком воротнике головой и побарахтавшись в нём несколько минут, он, наконец, высвободился из объятий противной кофты и вперился обезумевшим взглядом в отражение полуголого парня в зеркале.
Уже ставшая ненужной одежда мягко соскользнула на пол. Пальцы, судорожно сжатые мгновением раньше, расслабились и обессиленно обмякли. Зрачки зелёных глаз расширились и, казалось, остекленели. Даже сердце, бешено скакавшее доселе в грудной клетке, замедлило своё учащённое биение.
На правой стороне шеи парня, чуть выше ключицы, красовался небольшой, аккуратный засос, след страстных губ и даже зубов, оставленный совсем недавно…


Гарри не знал, сколько времени он простоял вот так, любуясь на багровую отметину, что расположилась на его загорелой коже. Даже то, что он стоял посреди ванной комнаты, полуголый, не смущало его. Он просто стоял и смотрел на это пятно сгустившейся под кожей крови. Что-то очень приятное и тёплое наполняло его. Что-то говорило, что этот знак должен быть здесь. Причём, ещё давно. С той самой ночи, в Запретном лесу. Когда он впервые узнал, как сладки губы Драко, как нежен его язык. С той самой ночи, когда Гарри стал мечтать об этом стройном теле, тонкой талии, гибких запястьях. Золотых локонах, пахнущих ромашками. Хриплых стонах, сводящих с ума.
А Малфой ходил вокруг Гарри, дразня его всем этим недосягаемым сокровище, и не подпуская его к себе ни на шаг. Тем самым ещё больше разжигая задор гриффиндорца. И только будучи уверен, что Поттер находился под влиянием его опьяняющего зелья, Драко подпустил его к себе, позволил окунуться в головокружительные чувства. И тут же забрал всё обратно, играясь и властвуя. Как "по-малфоевски"...
-Ну, подожди у меня! – брюнет прищурился, глядя на своё отражение в зеркале, и его глаза, всегда такие чистые и зелёные, словно заволокло болотным туманом, превращая их в тёмно-малахитовые драгоценные камни. – Я до тебя доберусь…

URL
2010-11-05 в 21:41 

Лёль
Трудно быть совершенством... Но ведь можно! (с) Драко Л. Малфой
Ещё одна учебная неделя. На этот раз особенно невыносимая. Малфой, пребывая в блаженной уверенности, что Гарри ничего не помнит, чувствовал себя спокойно и продолжал изредка посмеиваться над гриффиндорцами. Особенно на уроках Снейпа, где блондин чувствовал себя как галлеон в Гринготсе. А золотому мальчику приходилось подыгрывать ему, усиленно делая вид, что оскорбляется и ничего не понимает. Так они разыгрывали эту комедию друг перед другом, тем самым ещё больше накаляя обстановку. На тех совместных уроках, что были по расписанию у Гриффиндора и Слизерина, Гарри иногда не сдерживался, и "стрелял" глазами на Серебряного Принца. На что тот лишь ещё больше задирал нос, заставляя Поттера усмехаться про себя.
Со своей стороны Драко должен был заметить некоторые изменения в обычном поведении брюнета. Конечно, "обычным" это было нелегко назвать, так как с начала года Поттер всё время менялся и был непредсказуем. Однако эти странные взгляды парня, эти его лёгкие ухмылки и прищуривание, всё же не были свойственны этому необузданному горе-герою. Но ослеплённый своей гениальностью в зельеделии, Малфой не видел ничего вокруг. Единственным человеком, кто приглядывал за парнем и замечал изменения в его поведении, оказалась лучшая подруга. Но Гермиона неправильно истолковала смысл происходящего, предполагая, что друг строит коварные планы против слизеринца. Мягко, но настойчиво, она вдалбливала в голову Гарри идеи о благоразумии и спокойствии. И о том, что всё меняется и надо научиться смотреть на вещи с другой стороны.
И Гарри действительно смотрел. И совершенно с другой стороны. Со стороны, которую он никогда не замечал у светловолосого аристократа. Смотрел, как тонкие пальцы аккуратно сжимают стеклянную пробирку и выливают из неё содержимое в котёл, на уроках зельеделия. Смотрел на блестящие локоны, отражавшие солнечный свет на лесной поляне, на лекциях Хагрида по уходу за магическими существами. Смотрел на гибкую фигуру, несущуюся на бешеной скорости на метле, на тренировках Слизеринской команды по квиддичу. Смотрел и не мог насмотреться. Почему? Сам не знал. Да и не заставлял себя задуматься над этим. В последнее время это было его девизом по жизни. Не задумываться о вещах. И, как показывал опыт, это работало.
-Гарри! Ты совсем запустил уроки! – затормошила парня Гермиона. – На следующей неделе у нас не будет времени, из-за "Недели профессий" в министерстве. Надо же к ней подготовиться!
-Зачем к ней готовиться? Нам и так всё расскажут, – удивился Рон, вклинившись в монолог подруги. Он страдал над сочинением про жизнь подводных созданий, которую должен был рассмотреть с философской точки зрения. Надо сказать, что это давалось ему с трудом. Особенно философская часть. Поэтому он радостно приветствовал повод поспорить с Гермионой и отдохнуть от реферата.
-Потому что! – развернулась к нему девушка. – Ты хотя бы должен знать, какие там отделы и департаменты, и кто там работает!
-Я и так знаю, кто там работает! – довольно улыбнулся парень. – Мой отец!
-Ах, Рон, ты невыносим! – вздохнула гриффиндорка и уткнулась носом в очередную, очень умную книгу.
Все трое сидели в гостиной Дома, среди других старшеклассников. Гарри завис в сетях мыслей, автоматически прижимая к груди свитки с эссе по трансфигурации, он, наконец, закончил подробно описывать превращение керамической кружки в хрустальный бокал. Правда фиал получался мутным и тяжёлым, ну да не важно. Парень как раз открыл, было, рот, чтоб попенять Гермионе на необоснованность её обвинения о запущенной учёбе, как был прерван самым наглым образом. Перед носом пролетело что-то огненно-рыжее и плюхнулось на диван, возле такого же рыжего Рона.
-Это нечестно, что только старшеклассникам разрешили идти завтра вечером в Хогсмид! – капризно заявила Джинни Уизли. Рон покосился на сестру.
-А, по-моему, очень даже правильно! – заявил он, и тут же метко получил под ребро острым локотком. – Ты чего?
-Ничего! Я уже давно не маленькая! – поджала губы девушка и искоса посмотрела на Гарри, который в этот момент старательно изучал химический состав пергамента своего свитка.
-Если тебя это успокоит, я тоже не иду, – мрачно заявил Рон.
-Почему? – очнулся Гарри от жевания клочка бумаги.
-Я должен закончить это проклятое сочинение и отдать его МакГонагалл в субботу вечером. Она засчитает мне его сданным в пятницу…
-Что очень мило с её стороны! – вмешалась Гермиона. – Она могла спокойно тебя "завалить"!
-Тогда я тоже не пойду, – протянул Гарри.
-А ты почему? – подпрыгнула на радостях Джинни.
-Ну, – растерялся Поттер и уже успел пожалеть о сказанном, так как рыженькое создание вперилось в него звериным плотоядным взглядом. – Что я буду делать там один?
-Почему один? Я тоже иду, Гарри. Да и все старшеклассники из других Домов тоже. И Чоу наверняка… - Грейнджер захлопнула книгу и невинно заморгала. – Пойдём со мной, тебе надо развеяться. Это пойдёт тебе на пользу!
-Может, ты и права, – закивал Гарри, отодвигаясь от уже насупленной младшей Уизли. – Кстати, Герми, ты можешь сделать мне одно одолжение?
Он поднялся с дивана и поманил девушку за собой в сторону, так, чтобы остальные не могли услышать их разговор.
-Помнишь то зелье, эликсир светлой памяти, что ты мне давала? Так вот, мне нужна твоя помощь…

URL
2010-11-05 в 21:45 

Лёль
Трудно быть совершенством... Но ведь можно! (с) Драко Л. Малфой
** 7 **

Гарри уже давно был готов. Он стоял возле окна, переступая с ноги на ногу и томясь ожиданием. Рон грустно разглядывал друзей, организовавшихся на променад, и изо всех сил старался не упасть духом окончательно и бесповоротно. Его эссе значительно продвинулось, в основном, благодаря Гермионе и её чувству жалости. Но дописывать сочинение рыжему предстояло в гордом одиночестве.
Дин Томас кутался в тёплую мантию, темнокожему магу всё время было холодно. Шеймус Финиган мельтешил вокруг него, хлопоча о здоровьё друга. Он периодически вставал на носочки, пытаясь вглядеться в глаза юноши, цеплялся за него руками и тормоша за плащ. Всё это должно было означать заботу одного гриффиндорца о другом. Гарри и Рон только удивлялись, как Томас отважно и молчаливо это сносил.
Наконец Гермиона возникла на ступенях лестницы, ведущей в спальни девочек. Она окинула присутствующих сияющим взглядом и грациозно стала спускаться вниз.
-Ну сколько можно, Герм, мы тебя уже заждались…- Начал, было, возмущаться Гарри, но неожиданно смолк, наконец разглядев девушку.
Гриффиндорка была облачена в элегантное твидовое платье, с диагональным переплетением коричневых и золотых нитей. Поверх него она набросила тёплую коричневую мантию с капюшоном, а руки прикрывала шерстяная муфточка. Все дружно стали восхищаться юной мисс Грейнджер, а Рон недовольно зафыркал.
-Гермиона, прекрасно выглядишь! – Восхищённо присвистнул Шеймус. – Клетчатое сейчас в моде…
-Спасибо, мальчики, – улыбкой девушки можно было освещать Большой Зал Хогвартса. – А я вижу, вы опять постарались на славу. Молодцы! – Она кивнула в сторону Гарри.
-Да, наряжать этого красавчика – одно удовольствие! – Засиял Финиган, ничуть не хуже Грейнджер. – Правда, Динос?
-Не называй меня так, – пробурчал Томас, поправляя свою мантию, сбитую на бок расторопным Шеймусом. – А то…
-Знаю, знаю, а то нашлёшь заклятие щекотки, – прощебетал друг и направился к обсуждаемому ранее Поттеру. – Герой, сегодня все будут у твоих ног!
Дружественное похлопывание Шеймуса по плечу Гарри последнего совсем не порадовало. Он уже сожалел о том, что опять поддался уговорам друзей. И отдался на растерзание возомнивших себя Великими Магическими Кутюрье Финигана и Томаса. Результатом стал полуобморок Колина Криви, который нащёлкал наверно миллион кадров и пообещал вывесить их все на досках объявлений по всей школе. Гарри долго носился за ним по гостиной Гриффиндора, пытаясь "Акцио" вырвать колдокамеру из рук нахального мальчишки. В конце концов, мальчуган забился под самый дальний диван, крепко сжимая аппарат, и ещё добрых полчаса Поттер пытался выудить из недр мебели самого Криви. Плёнка была засвечена самым беспощадным образом: Гарри случайно вскрыл колдокамеру, когда тянул её за ремешок – а Колин отправлен к мадам Помфри, поглощать валериану.
Сегодня Поттер был "просто очарователен", по словам хихикающего Финигана. На парне красовались тёмно-зелёные джинсы, которые Дин немного уменьшил на самом Гарри, и теперь они плотно облегали бёдра гриффиндорского Ловца. Из-под чёрного, тоже немного зауженного заклятием свитера торчала белая рубашка. А накрахмаленный, стоячий воротник был украшен тёмно-синим галстуком. Довершала комплект одежды покорителя сердец коричневая замшевая куртка, с подбитым мехом воротником. Обувью послужили уже полюбившиеся ботинки Финигана, на резиновой подошве. Опять Гарри пришлось воспользоваться гардеробом друзей, так как таких хороших вещей у него не было, и он чувствовал себя неловко в этих одеяниях. Однако товарищи настояли, приводя веские доводы, что если Гарри не наденет это, то пойдёт в Хогсмид в чём мать родила, и юноша покорился.
Компания вышла во двор. Убитый горем Рон остался в гостиной, согнувшись над столом с пергаментом под тяжестью наставлений Гермионы об ответственности и о доверии, оказанном ему. Ему просто повезло, что профессор МакГонагалл дала ему такой шанс, и чтоб он не думал его "прошляпить". Уизли придерживался другого мнения. И утверждал, что всё было бы намного проще, если б подруга просто дала списать ему своё эссе. Чем вызвал гневное фырканье девушки и молчаливые согласные взгляды друзей.


Малфой, как всегда, затмевавший всех своим костюмом и дорогущей мантией, сидел на резной деревянной скамье во внутреннем дворе. Иногда он окидывал хладнокровным взглядом старшеклассников, которые разбились на группки и топтались на месте, стараясь не замёрзнуть. Все ждали, когда же последние желающие идти в деревню присоединятся к уже порядком озябшим ученикам. В этот прекрасный послеобеденный час молодёж собиралась прогуляться в Хогсмид под присмотром профессора Флитвика. А это значило, что можно будет сбежать из-под "строгого" надзора преподавателя сразу по приходе в деревушку. А когда профессор растеряет большую часть учеников, остальных он отпустит сам, наказав вернуться в Хогвартс к положенному часу.
Наконец, во дворе показался сам профессор, а за ним группа гриффиндорцев. Флитвик засеменил в центр площадки, призывая собравшихся построиться и приготовиться.
-Идёмте, господа, – поднимаясь, скомандовал блондин окружающим его слизеринцам и направился к толпящимся старшеклассникам.
В его свите произошло пополнение, и теперь за гордо вышагивающими Панси Паркинсон и Блейзом Забини шли два высоких парня, бывшие пираты Хэллоуинской вечеринки. Следом, толкаясь и громко гогоча, плелись Крэбб и Гойл.
Гарри, завидев Малфоя в окружении его маленькой армии, демонстративно отвернулся, заговорив о чём-то с Гермионой, которая кивала в ответ на его слова, а сама выискивала глазами кого-то в толпе учеников.
До деревни добрались без приключений. Слизеринцы пропали из поля зрения сразу по приходе в Хогсмид. Однако что-то подсказывало Гарри, что они ещё встретятся ему в этот прекрасный холодный вечер.
Ученики Хогвартса тут же разбрелись кто куда, совершенно не обращая внимания на отчаянные попытки профессора Флитвика остановить их и напомнить о времени возвращения. В конце расстроенный преподаватель махнул на них своей короткой рукой и отправился в "Три метлы", пропустить стаканчик чего-нибудь согревающего.
Хаффлпафцы тут же оккупировали ближайшие кафешки, в которых подавали горячий шоколад и кофе с булочками с корицей. Также нашествию некоторых студентов подверглось и "Сладкое Королевство". Гриффиндорцы двинулись дальше, сворачивая с центральной улицы и заходя вглубь деревни. Уже порядком продрогшие Дин и Гарри намеревались завалиться в первое попавшееся заведение, продающее выпивку, но Гермиона уверенно продолжала свой путь, увлекая ребят в дебри тёмной улочки. Наконец они оказались перед старенькой двухэтажной таверной, с покосившейся крышей и "романтичным" названием "Приворот". Смущённо переглянувшись, компания распахнула скрипящие двери.
На удивление, бар оказался не таким ужасающим, как представлялся снаружи. Конечно, это было не молодёжное заведение, но ничего опасного ребята не разглядели. Помещение было плохо освещено, но людей, расположившихся вокруг столиков, можно было рассмотреть довольно чётко. Их лица освещало пламя толстых свечей из ароматного воска на столах. Зал был наполнен запахами благовоний, что очень способствовало разряжению обстановки.
В дальнем углу таверны расположилась пёстрая компания парней и девушек, в которой ребята сразу узнали Хогвартскую молодёжь. В основном, за столиком сидели слизеринцы, и Гарри ни за что не подсел бы к ним, если бы не рейвенкловцы, сидящие там же. Это был единственный оживлённый район в пабе. Да и народу, как такового, здесь было вообще немного.
Поттеру показалось, что у него дежа вю, так как центром компании вновь была Чоу в том же окружении слизеринцев, что и на карнавальном вечере в Доме Рейвенкло. Однако Малфоя и его телохранителей поблизости не наблюдалось.
Гермиона окликнула невысокого шатена, сидящего за столиком, и он радостно замахал ей рукой, приглашая присоединиться к ним. Тут же сложились кусочки мозаики в головах гриффиндорцев. Долгие сборы Грейнджер, её прекрасный наряд и упорное желание посетить именно этот бар. Конечно же, новый вратарь рейвенкловцев, с которым Поттер уже видел подругу. Кажется, его звали Алекс Клер. Гарри улыбнулся.
-Присядем? Я продрог, нам не помешало бы немного согреться, – невинно предложил он.
-Да да, пойдём, – поддержал его Дин, радостно подмигивая рейвенкловским студенткам. Финиган недовольно засопел, а Гермиона покраснела.
-Ну что ж… - смущённо улыбнулась девушка. – Можно немножко посидеть…
Никто не возражал против новоприбывших. Им тут же подставили стулья, а на столе появились бутылки с огневиски, сливочным пивом и медовым элем. Оказавшийся по правую руку Гарри слизеринец протянул ему бутылку эля и представился:
-Витас Сидд. Натан хвастал, что знаком с тобой лично. Это правда?
Сидящий следом за ним шатен громко рассмеялся:
-Конечно, мы официально познакомились на Хэллоуинской вечеринке. Как самочувствие, Поттер?
-Превосходно. Счастлив знакомству, - процедил Гарри и подозрительно уставился на парней. Это были те самые, новоприближённые из свиты Малфоя, которых гриффиндорец видел сегодня во дворе Хогвартса. Бывшие флибустьеры карнавала.
-Не робей, герой, – Витас придвинул Поттеру пустую кружку и наполнил её медовым элем. – Будем здоровы!
Слизеринец был брюнетом, тоже высоким, как и его друг, и тоже имел что-то хищное в выражении лица. У него были волнистые волосы, которые он собирал в хвостик, и длинные, костлявые руки. Гарри огляделся по сторонам.

URL
2010-11-05 в 21:49 

Лёль
Трудно быть совершенством... Но ведь можно! (с) Драко Л. Малфой
Гермиона смеялась с рейвенкловцами, Дин обсуждал что-то с Натаном, Чоу приставала к Шеймусу, в общем, все были заняты, и всем было весело. Поттер подумал, что становится параноиком и ухмыльнулся, подхватывая со стола чашу с выпивкой:
-Что ж, будем здоровы!
Никто не замечал, как на столе появлялись новые бутылки с алкоголем. От эля парни плавно перешли к напиткам покрепче, грубые чаши сменились стеклянными фужерами. Разговор поддерживался сам собой, и время пролетало незаметно. А Гарри втихомолку наслаждался тем, что незаметно трансфигурировал кружки со спиртным в стаканы с элем, лишь делая вид, что медленно, но упорно напивается. В разгаре какого-то спора и очередного взрыва смеха Сидд впихнул ему в руки широкий стакан со светло-жёлтой жидкостью и, показав, что у него то же самое, опрокинул в себя содержимое своего бокала. Автоматически Поттер последовал его примеру. Сейчас же огненная вода ошпарила горло и на глазах появились слёзы. Горло сжалось, и в какой-то момент парень подумал, что задохнётся. Но через пару секунд отпустило, и гриффиндорец громко захрипел.
-Эй, ты в порядке? – как ни в чём не бывало, поинтересовался Витас. – Ты неважно выглядишь, Поттер
-Лучше не бывает, - пропыхтел Гарри. - Мне надо в туалет.
-Да, самое время отлить, – красноречие слизеринца восхищало. Парень поднялся, помогая новому знакомому устоять на ногах. – Пойдём, поищем клозет.
Однако туалет нашёлся довольно быстро, как будто Сидд прекрасно знал его местонахождение. От центрального зала таверны уходил коридор, и в конце он имел разветвление, отходящие коридоры вели в уборные и к лестницам на второй этаж. Оказавшись в туалете, Гарри первым делом приник к раковине и подставил под струю холодной воды разгорячённое лицо. Затем высушился заклинанием и вернул на место очки. Слизеринец тем временем вышел из кабинки, помыл руки и заявил, что подождёт Поттера снаружи. Гарри кивнул, ощущая, как подкашиваются ноги, и схватился руками за умывальник. Витас ехидно ухмыльнулся и вышел.
В глазах гриффиндорца всё поплыло, а голова закружилась. Собрав волю в кулак, Гарри начал нервно рыться в карманах куртки, пока не нашёл, что искал, и дрожащими руками выудил маленький пузырёк. Внутрии флакона булькал малиновый эликсир. Поспешно откупорив сосуд, пока разум окончательно не помутнел от охмелявшего зелья, которым так дружелюбно вновь угостили его слизеринцы, Гарри чуть не проглотил содержимое вместе с бутылочкой. Во рту появился приятный металлический, смешанный с малиновым привкус, а по горлу потекло успокаивающее тепло. Зашвырнув подальше в угол пустой пузырёк, брюнет, наконец, потерял равновесие и рухнул на пол. Эликсиру требовалось время, чтобы обезвредить яд, и поэтому последнее пока что держало верх. Как во сне, гриффиндорец услышал совсем рядом над собою два голоса:
-Хм, готов, – хмыкнул Витас.
-Надо же, быстро, – поддержал его Натан. – Давай, соскребай его…
Парни наклонились, аккуратно подхватили жертву химических опытов и поволокли гриффиндорца к выходу. Но, выйдя в коридор, они резко свернули в сторону лестницы и стали медленно подниматься.
В коридоре второго этажа царил полумрак. Пройдя несколько шагов, носильщики остановились возле деревянной тяжёлой двери, охраняемой двумя сидящими фигурами. Заслышав шаги, сторожа поднялись и издали довольное хрюканье. Несомненно, это были верные головорезы его величества Серебряного Принца.
К этому моменту тело гриффиндорца ещё не слушалось своего хозяина, что, в принципе, играло ему на руку. Разум же подавал признаки деятельности, и Гарри немного соображал, что происходит. Интересно, если Малфой захотел его просто избить, для чего весь этот спектакль?
Громилы открыли дверь, и Поттера заволокли внутрь. Пьяное и расслабленное тело уложили на мягкую кровать, без каких-либо намёков на применение силы или грубости. Происходящее становилось всё интереснее.
-Шурро, Сидд, свободны. – Произнёс до боли знакомый спокойный голос, откуда-то из глубины комнаты. Парни молча вышли, и дверь за ними тихонько закрылась.
Гарри попробовал приподняться на руках, но у него не получилось. Поэтому он просто перекатился со спины на живот и подпёр руками голову, стараясь осмотреть комнату.
Это явно была спальня. Со скромной, небогатой обстановкой, но довольно приличной. У одной стены большая кровать, застеленная старым клетчатым покрывалом, на которую "приземлился" Поттер. У другой – камин, его огонь слабо освещал комнату, в дополнение к трём свечам в канделябрах на небольшом комоде. На полу – старый выцветший ковёр. Ещё одна дверь, кроме входной, наверно, в ванную комнату. Напротив двери в спальню располагалось небольшое окно, через которое лился мягкий свет от волшебных фонарей с улицы. На фоне окна чётко вырисовывалась точённая мужская фигура. Волосы, казавшиеся серебряными в этом освещении, были рассыпаны локонами, едва касавшимися плеч. Верх одежды отсутствовал, парень стоял босиком, и был одет только в лёгкие чёрные штаны. Он стоял спиной к Гарри и докуривал сигарету, засунув вторую руку в карман брюк. Поттер молча наслаждался видом этого стройного тела, светлыми волосами, белоснежной кожей. Да, Малфой был сейчас просто великолепен.
Гриффиндорец улыбнулся, но тут же подавил признаки эмоций, вспомнив, что он должен быть околдован новым изобретением Серебряного Принца. Драко затушил сигарету и повернулся к пленнику. Гарри постарался изобразить полное безразличие к происходящему и прикрыл глаза.
-Здравствуй, Гарри, – тихо произнёс Малфой.
Хорошо, что Поттер лежал на мягкой кровати на животе. Падение лицом вниз, в складки покрывала, не нанесло особого ущерба. Засопев, он начал крутиться и с горем пополам улёгся на бок, вновь подпирая голову рукой.
-Ма-алфой, – лениво протянул он. – Это ты?
-Я, я, – усмехнулся слизеринец, присаживаясь на край кровати, возле брюнета. – Я делаю большие успехи в зельеделии. Может, уже пора похвастаться Снейпу?
Драко протянул руку и, к огромнейшему удивлению Гарри, погладил того по голове, убирая непослушные прядки с его лица. Сердце Поттера тут же бешено заколотилось, стараясь перепрыгнуть самого себя.
-"Что он делает?" – недоумевал гриффиндорец. Барахтаясь в объятиях постели, он попытался заглянуть в лицо блондина. Но оно не выражало ничего пугающего или настораживающего. Наоборот, Драко смотрел на Гарри с чувством покровительства, заботливого превосходства, что ли. Он знал, что может сделать с Поттером всё, что пожелает, и тот не воспротивится. И играл с этим ощущением хозяина, воспользоваться своим положением или нет, растягивая удовольствие.
Гарри надоело ждать продолжения:
-Ма-алфой, и-ди сюда, – протянул он, и прежде чем Драко успел что-либо сообразить, схватил его за руку и притянул к себе, крепко заключая блондина в свои объятия.
-Эй, эй! – закопошился слизеринец. – Какой-то ты резвый, что, мало выпил?
Поттер понял, что перестарался, но жертву не отпустил. Однако та не особенно долго подозрительно щурилась, и наконец, расслабившись, удобно устроилась на плече гриффиндорца. Брюнет тут же уткнулся носом в светлую макушку, опьянённый запахом полюбившихся ему цветов.
-Есть кое-что, с чем я не могу мириться. И это – быть кому-то что-то должен, - вслух стал рассуждать Драко. – Конечно, ты спас мне жизнь, я не драматизирую, воспаление лёгких мне было не перенести ещё раз, как это меня не бесит. Это факт. Я же спас жизнь тебе, сдержавшись и не "заавадив" в тот же момент, из-за того, КАК ты мне эту жизнь спас. А это уже аксиома.
Малфой сложил руки на груди, обращаясь к потолку. Знай Драко, что Поттер внимает каждому его слову, он бы не был так откровенен. Но, как всегда, не замечая ничего вокруг, он продолжал:
-В общем, насчёт жизни разобрались, перейдём к следующему. Поттер, я… Я не верю, что произношу это вслух, но я не могу оставить без внимания твой поступок, и поэтому собираюсь вернуть должок. Одурманенный моим зельем, ты не будешь ничего помнить, так же, как ты уверен, что ничего из той ночи не помню я. Так что и в этом плане мы будем квиты. – И, повернувшись к мирно сопевшему гриффиндорцу, приказал: - Раздевайся!
Брюнет, помнивший о недееспособности пьяных личностей, даже бровью не повёл. Он судорожно пытался сообразить, что происходит, но к счастью, эта работа мозга не отражалась на его лице. Парень просто расслабился и тупо улыбался Малфою.
-Всё всегда приходится делать самому, – недовольно заворчал слизеринец и пихнул Поттера в бок, укладывая его поглубже на кровать. Гарри сделал обиженное выражение лица и заскулил.
-Да заткнись ты! – Зарычал на него Драко, стаскивая с парня непослушный свитер, и вдруг завопил от боли, потому что брюнет, нелепо размахивая руками, запустил ему пальцы в волосы и как бы ненароком сильно дёрнул.
-Аааа! Дементор!… Чтоб тебя! Сейчас как откруциачу! – Совершенно неаристократично выругался принц Слизерина, отчаянно вырываясь из цепкой хватки. В конце концов, Поттер получил по шее и разжал пальцы.
-Драко? Всё в порядке? – Раздался басистый голос из-за двери. Верная охрана его высочества в виде Винсента и Грегори всё ещё маячила в коридоре.
-Проваливайте от сюда! – Заорал на них Малфой, отвлекаясь от возни с непокорной одеждой гриффиндорца.
-Но ты же сказал, на случай…
-Я сказал ВО-ОН! Тупицы гиппогрифовые. У меня всё под контролем! – Одним скачком блондин оказался возле двери и пнул её ногой. Раздался поспешный топот, сокурсники покидали этаж, явно озадаченные происходящим. Они пребывали в уверенности, что Драко собирается избить этого выскочку Поттера, и надеялись, что и они смогут приложить к челюсти золотого мальчика кулак, второй. Наверно, Малфой просто нашлёт на него какое-нибудь ужасное заклятие…

URL
2010-11-05 в 21:54 

Лёль
Трудно быть совершенством... Но ведь можно! (с) Драко Л. Малфой
Драко повернул в замочной скважине ключ до конца и швырнул его на комод. Резко обернулся в сторону кровати с разлегшимся на ней растрёпанным брюнетом.
-Ну, погоди, лохматое гриффиндорское недоразумение, – прошипел он, приближаясь к парню.
Гарри никак не мог взять в толк, как Малфой собирается "вернуть ему долг" тем, что изнасилует его? Но решив не делать поспешных выводов, он затих и тихонько засопел, пытаясь показаться как можно беспомощнее и невиннее. Сжав кулачки, он стал тереть глаза, лишь изредка прерываясь и бросая косые взгляды по сторонам в поисках своих очков, которые слизеринец в порыве энтузиазма куда-то выкинул. Гарри не мог чётко видеть и напрягал глаза, в результате чего они стали слезиться, и теперь их приходилось вытирать.
Вид несчастного, страдающего Поттера заставил Драко успокоиться. Он подошёл к кровати и взобрался на неё, устраиваясь вплотную с брюнетом. Гриффиндорец обиженно нахмурил брови и легонько пихнул Малфоя в бок, на что тот лишь ехидненько улыбнулся:
-Что, Потти, возбуждаешься потихоньку?
По известным лишь организму Поттера причинам Гарри действительно возбуждался. И ничего не мог с этим поделать. Его не пугал факт, что он заперт с другим парнем в спальне гостиницы и что этот самый парень пытается раздеть его, плотоядно ухмыляясь. Это напоминало какой-то новый вид охоты, и Гарри с нетерпением ждал развития событий. И почему-то был полностью уверен, что сумеет выиграть у Малфоя эту игру. Ведь он не настолько пьян и в случае чего сможет постоять за себя. Поттер блаженно прикрыл глаза.
Драко тем временем протянул руку и спокойно, словно находился в лаборатории со Снейпом, а не на разостланной постели с Поттером, расстегнул "молнию" на брюках гриффиндорца и запустил внутрь свои проворные пальчики. Вот тут брюнет поперхнулся и шумно выдохнул. И что это должно значить?
-Ого, Поттер, что у нас здесь! – Съехидничал Малфой. Гарри почувствовал, как шустрые пальцы немного приспустили его штаны и исследовали содержимое его боксеров. И представил, ЧТО сейчас лицезрел блондин, так как Поттер был уже порядком возбуждён.
-Знай о таких размерах ученики Хогвартса, за тобой бы толпами бегали все девчонки и даже некоторые мальчишки тоже. Тебя, часом, Уизли не домогался в ванной? Я бы был с ним солидарен, в первый и последний раз в жизни, – чуть ли не восхищённо произнёс Драко.
-"Что он несёт?... Что он делает?!" – Гарри вдохнул, а потом резко перестал дышать вообще, когда почувствовал уверенное прикосновение тёплой ладони к своему возбуждённому члену. Рука обхватила орган у основания и стала медленно двигаться вверх-вниз, немного сжимаясь в ритме движения.
Вечер явно приобретал новый смысл.
Поттер прикусил нижнюю губу, чтобы не застонать в голос, и зажмурился. Он не раз занимался онанизмом, и ему было знакомо чувство удовольствия. Но ещё никогда не было, чтобы ему это делал кто-то другой. И ещё никогда Гарри не было ТАК хорошо. Расслабляясь, он тихонько застонал.
Поначалу, Драко немного неумело взялся за дело, пристраиваясь к чужому телу. Гарри не мог представить себе, что блондин дрочил кому-то другому. Скорее всего, этот опыт он, как и Поттер, приобрёл на себе. Странно, но у него вроде не должно было быть проблем с сексом. Ведь за ним действительно таскались большинство слизеринских студенток, и даже некоторые студенты… Значит, Серебряного Принца это не удовлетворяло, или он хотел кого-то, кого не мог получить?
Пальцы увлечённого блондина тем временем уже приноровились и с уже большим искусством выполняли лёгкие движения по эрегированному члену Гарри. От избытка чувств парень начал метаться по кровати, сжимая в кулаках ткань покрывала. На лбу появились капельки пота, дыхание всё учащалось, и сдерживать рвущиеся наружу гортанные стоны становилось всё труднее и труднее.
-Что, нравится? – Захихикал Драко. – То-то же! Я докажу, что не уступаю тебе ни в чём! Ты действительно думал, что ты единственный, кто может вот так, просто руками, свести с ума?..
Не сдержав усмешки, Поттер разжал зубы и громко застонал. Так вот в чём дело. Малфой, подстрекаемый чувством соперничества, решил таким образом отыграться на гриффиндорце и потешить своё самолюбие. Так значит, необузданный золотой мальчик свёл непробиваемого серебряного принца с ума?
Дальше мысли потеряли чёткость, Гарри провалился в омут новых ощущений, так как чертовски соблазнительный блондин только что присоединил свою вторую руку к первой. Обхватив пальцами яички парня, он начал нежно массировать их.
Вспотевший от истомы, растрёпанный Гарри вжался всем телом в постель, стараясь остановить мгновение, но понял, что поздно и уже не контролирует себя.
Распахнулись изумрудно-зелёные глаза, зрачки сузились, и брюнет кончил прямо себе на живот, всё ещё содрогаясь в руках Малфоя. Из груди вырвался хриплый протяжный стон, в котором было столько эмоций, что, будь Драко не таким самоуверенным и увлечённым, он бы заметил, что такое поведение не совсем вписывается в рамки "опьянённого новым одурманивающим зельем по личному рецепту Малфоя". Грудь Поттера тяжело поднималась, дыхание было прерывисто, а губы кровоточили от укусов, которыми парень пытался себя успокоить.
Но слизеринец ничего этого не видел. Злорадно ухмыльнувшись идее, что он превзошёл героя магического мира и в этом, блондин вытер руки прямо о покрывало, встал и направился к окну. Извлёк из пачки очередную сигарету, щёлкнул зажигалкой, прикуривая. Глубоко затянулся и отвернулся к стеклу.
За спиной раздалось слабое постанывание – гриффиндорец пребывал в отходняке и, видимо, желал продолжения.
-О, нет, – засмеялся Драко вслух, не оборачиваясь к кровати. – Хорошего понемножку. Не скрою, меня прельщает идея попробовать это с парнем. Тем более, у нас уже был некий опыт. Но я же не могу таскаться с кем попало, я же - Малфой. Кстати, тебе и этого знать совсем не обязательно. И потом, тебя это не касается. Хорошо, что завтра ты ничего не вспомнишь. Ведь я только хотел вернуть должок. Теперь я уйду. Грегори заплатил за постой и уже наверняка нажрался на пару с Винсентом на оставшиеся деньги. Позже сюда заявятся Натан и Витас, и отконвоируют тебя в Хогвартс. И всё забудется. Всё…
Последние слова прозвучали уже без смеха, скорее с грустью. Наверно "всё" в конце должно было быть чётким и решающим, но прозвучало оно неубедительно, казалось, ничто не сможет стереть из памяти слизеринца события этого вечера. Блондин вновь затянулся сигаретой и не спеша выпустил в воздух тонкую струйку серого дыма.
-Нет, Малфой. Не всё. – Вдруг раздался низкий хриплый голос, у самого уха курившего.

URL
2010-11-05 в 21:59 

Лёль
Трудно быть совершенством... Но ведь можно! (с) Драко Л. Малфой
** 8 **


Драко похолодел. Кроме него и Поттера в комнате никого не было, дверь заперта. Он резко развернулся и с ужасом отпрянул к окну. В глазах заплескалась паника, а горло сковала ледяная хватка надвигающейся истерики. Малфой огромным усилием держался, чтобы позорно не грохнуться в обморок.
Прямо над ним возвышался известный всему магическому миру Гарри Поттер, но…
Никогда в жизни Малфой не представлял, что мальчик, который выжил, может выглядеть так. В этот момент он по праву заслуживал своё прозвище: тот, кто каждый раз выживал при встрече с тем, кого нельзя называть. Гриффиндорец был похож на дикого, опасного и взбудораженного зверя. Тёмный Лорд наверняка просто испугался за своё мужское достоинство, так как больше всего в таком состоянии Поттер напоминал возбуждённое похотливое животное. Любой бы испугался.
Пребывая всё ещё полуодетым, и в частности, в замшевых ботинках на толстой подошве, Гарри был заметно выше застывшего в испуге блондина, и это ещё больше усугубляло впечатление. Растрёпанные волосы, как языки чёрного пламени, вздымались во все стороны. Глаза парня, всегда такие неспокойные, сейчас словно затянулись тёмной дымкой, уподобляясь глазам хищника. Зрачки расширились, а цвет из свежей зелени превратился в матовый малахит. Рот был жадно приоткрыт, парень периодически проводил по губам языком, облизывая их. Дыхание ровное и спокойное – охотник созерцал свою жертву, жмущуюся к подоконнику.
Сигарета выскользнула из нервно подрагивающих пальцев Драко, Гарри затушил её, легко опустив на неё мощный ботинок с пряжками.
-Нет, Малфой, не всё, – вновь прохрипел Поттер, прищурив глаза.
Машинально пытаясь отстраниться как можно дальше от нависшего над ним чудища, блондин совсем уселся на подоконник, почти упираясь спиной в холодное стекло. Кровь, казалось, полностью исчезла из его тела – белее, чем он был сейчас, Драко никогда бы не смог быть.
Первой мыслью в голове было, что у его зелья начались побочные эффекты, и он не знал, как точно это отразится на гриффиндорце. Но через пару минут до него начала доходить реальная суть происходящего. От этого внутри всё сжалось, а тело начало предательски отключаться и обмякать, прямо на подоконнике.
-Да, Драко. Ты правильно всё понял, – Гарри говорил спокойным, хриплым голосом, который был совершенно чужим слизеринцу. Он никогда не слышал, чтоб Поттер когда-нибудь разговаривал так.
Гриффиндорец опять облизнулся. Он специально назвал своего похитителя по имени, намекая на полную трезвость и демонстрируя контроль над ситуацией.
-Не ты один умеешь готовить одурманивающие зелья, и тем более, противоядия к ним. И я прекрасно помню Хэллоуинскую ночь в оранжерее. Как и ты, как оказалось, отлично помнишь события той ночи в Запретном лесу…
Гарри поднял ладонь на грудь дрожащего блондина и толкнул его ещё ближе к стеклу. Оно тут же обдало обнажённое тело холодом, и Драко автоматически отпрянул от него, навстречу захватчику. Гарри немедленно развёл его ноги в стороны, встал между ними и, обхватив метнувшемуся к нему Малфоя руками вокруг талии, крепко прижал к себе.
-Пора возвращать долг, Драко. По-настоящему… – Прорычал он в ухо слизеринца и легко приподнял парня, одной рукой по-прежнему обнимая его за талию, а второй придерживая под таз.
Возбуждённый член Поттера упёрся в зад блондину, и Драко понял, что приступ ужаса парализовал его тело, и ему не оставалось ничего делать, кроме как полностью размякнуть в крепком кольце рук бывшего пленника.
Гарри аккуратно перенёс Драко на кровать, вырвав из-под него грубое покрывало и обнажая белые мягкие простыни. Устроив на подушках обессиленное тело блондина, и прорычав: "Не смей шевелиться, а то Круциатус покажется сказочным блаженством по сравнению с тем, что я с тобой сделаю", – Поттер скрылся за дверью ванной комнаты.
Малфой поверил словам гриффиндорца. Хотя, даже б если бы и не поверил, всё равно не смог бы ничего предпринять. Скованное паническим страхом тело наотрез отказывалось слушать своего хозяина. Даже о попытке привстать на кровати не могло быть и речи.
Такого Гарри Поттера слизеринец ещё никогда не видел. Он был страшен. Он был опасен. Он был властен. Силён. Неукротим. И даже если бы Малфой был сейчас спокоен и собран, гриффиндорцу всё равно ничего бы не стоило уложить блондина на лопатки. Как не прискорбно это было осознавать, но Поттер даже в своём нормальном подавленном состоянии был физически сильнее худощавого Малфоя. Поэтому Серебряный принц и ходил всегда в окружении своей маленькой свиты. Но сейчас его верная армия была далека от владений, в которых сам хозяин стал пленником. И ведь он сам прогнал их. Просто так сюда никто и носа не сунет. А Сидд и Шурро, под страхом Круцио, получили приказ дожидаться определённого часа. Волшебная палочка, вместе с остальными вещами Драко, покоилась в ящике дубового комода, Малфой никак не мог предположить такого развития событий и поэтому пребывал в уверенности, что не нуждается в ней. Но сейчас ситуация явно не улыбалась ему.
На тёмных пушистых ресницах застыли предательские слёзы страха и бессилия. Только сейчас он заметил, что Поттер уже вернулся и нависал над ним, с очень нехорошей улыбочкой на устах.
В одно мгновение гриффиндорец стянул то небольшое количество одежды, которое было на Малфое, и, задрав тому руки над головой, быстро связал их тёмно-синим галстуком, который в порыве страсти сорвал со своей шеи. Затем встал напротив кровати и распростёртого на ней нагого юноши и, сложив руки на груди, стал молча наслаждаться открывавшимся ему видом хрупкого худого тела.
-"Он сошёл с ума. Он сейчас очень опасен!" – судорожно сглотнув, подумал слизеринец. – "Он способен сейчас на что угодно! Что? Что он задумал?"
Брюнет не спеша снял ботинки и носки и бросил их на пол. Туда же отправились джинсы, рубашка и тёмные тонкие трусы.
Драко подумал, что сейчас он точно потеряет сознание и с ужасом заметил, что, не выдерживая взгляда обнажённого гриффиндорца, почему-то начал возбуждаться. То ли от страха и волнения, то ли от неиспытанного ранее такого стыда. Кровь переместилась вся в нижнюю часть тела и сконцентрировалась в паху. Член предательски набух и встал, слегка подрагивая и гордо красуясь, будто издеваясь над своим обладателем.
-Что б ты сдох, Поттер!!! – произнёс Малфой севшим голосом. – Что ты собираешься сделать?
Вопрос прозвучал очень глупо в подобной обстановке.
-А как ты думаешь, Драко? – лукаво улыбнулся Гарри. Надо заметить, что хищности в этой улыбке было намного больше, чем задора.
-Я… Я тебя не боюсь! – глотая слёзы выдавил из себя слизеринец. – И возбуждён совсем не из-за тебя!
-Да, конечно! – хлопнул ресницами брюнет, медленно придвигаясь к кровати.
-Не смей прикасаться ко мне! – осипший голос аристократа переходил в шёпот. – Слышишь меня???
-Не прикасаться, вот так? – и Поттер провёл подушечками пальцев по щиколотке юноши. Драко вздрогнул, а ухмыляющийся гриффиндорец уже полностью забрался на кровать. – Или вот так?
Пальцы юноши заскользили по белой коже вверх, по внутренней стороне ноги блондина. Приблизились к треугольнику паха, прошлись по нежной коже у основания члена, играя с мягкими светлыми волосками.
-Ты ещё пожалеешь об этом, – прерывисто выдыхая, прохрипел Малфой.
-Я жалею лишь о том, что не сделал этого раньше… - рука брюнета смело и уверенно сомкнулась на возбуждённом члене слизеринца. Драко зажмурился, словно это должно было напугать гриффиндорца или заставить опомниться.
-Умоляю, просто убей меня, – не в состоянии больше сдерживаться всхлипнул блондин. Его тело напряглось, и периодически по нему пробегала волна лёгкой дрожи. Но ничего ужасного не произошло.
-Ш-ш-шшш… - услышал он вдруг тихий голос над самым ухом, а затем ощутил лёгкое прикосновение губ у себя на шее. Вместо чего-то неприятного или даже болезненного, Малфой почувствовал, что захватчик преспокойно устроился рядом, прижимаясь к нему всем телом и особенно пахом, и накрыл обоих одеялом.
-Успокойся, малыш, – зашептал Гарри, обдавая лицо блондина горячим дыханием. – Я никогда не сделаю тебе больно, слышишь?
Драко хотел раствориться в складках простыни, мысленно проклиная своё чувство соперничества и то мгновение, когда он решил "вернуть долг". Слова Поттера совсем почему-то не успокоили его. Но Гарри это не смутило. Наклонившись к бледному лицу, он стал покрывать его нежными поцелуями, слизывая солёные капли слёз. Одной рукой парень облокачивался на кровать, подпирая голову, а второй аккуратно массировал нижнюю часть живота и внутреннюю часть бёдер своей жертвы.
Комок слёз, до этого поселившийся в горле Малфоя, постепенно куда-то исчез, но парень всё равно не открывал глаза и ещё больше сжал губы, демонстрируя своё отвращение.
Гриффиндорец и на это не обратил особого внимания. Не задерживаясь больше на лёгком румянце, выступившим на щеках и скулах блондина, Гарри направился исследовать губами остальное прекрасное тело такого худого и такого покладистого слизеринца. Белая шея, ключицы, впадинка под горлом, гладкая грудь – всё это Поттер изучал с особым пристрастием, уделяя внимание своим языком каждой детали тела. На двух упругих тёмно - розовых сосках он задержался немного дольше, нежно покусывая и посасывая каждый по очереди. Затем продолжил своё покорение, перемещаясь губами на подрагивающий живот слизеринца и скрываясь с головой под мягким одеялом, полностью исчезая под ним. Очертив горячим языком каждый рельеф на торсе блондина, наконец, добрался до возбуждённого уже до чёртиков, стоящего члена Малфоя. Без каких либо предварительных движений брюнет просто обрушился на него ртом, полностью вбирая в себя.

URL
2010-11-05 в 22:01 

Лёль
Трудно быть совершенством... Но ведь можно! (с) Драко Л. Малфой
Такого Драко выдержать молча не смог. Из груди парня вырвался самый сладкий, сводящий с ума стон, от которого у Гарри мурашки прошли по телу, и он ещё сильнее вжался в блондина, обнимая его руками за бёдра и расслабляя горло. Язык гриффиндорца обволакивал член, лаская и играя, губы обхватили основание, и Поттер стал медленно поднимать и опускать голову.
Слизеринец заметался по кровати, но Гарри, как истинный Ловец, крепко вцепился в его ягодицы, и лишь немного ускорил темп движений головой.
Драко казалось, что он сходит с ума. Мысли разбивались в голове на разноцветные осколки, в которых блестела радуга. Он лихорадочно пытался прогнать весь этот блеск, что-бы уловить хоть каплю трезвого мышления.
Он хотел доказать Поттеру, что тоже может довести до безумия ласками рук. Он хотел доказать, что ничуть не хуже его, и даже лучше. После той ночи. Он стал одержим мыслями об этом лохматом бесшабашном гриффиндорце, который сначала делает, а потом уж думает. Он, во что бы то ни стало, не желал оставаться в долгу.
Малфой изготовил зелье, найдя старый рецепт в библиотечной книге. Он испробовал его в оранжерее и, убедившись в успехе, запланировал на сегодняшний вечер всё это представление. И вот Серебряный принц находит себя связанным атласным галстуком, как в каком-то любовном романе, а проклятый похититель берёт его силой. И вместо того, чтоб убить – дарит наслаждение оральным сексом! И причём так хорошо, будто бы получает от этого настоящее наслаждение! Извращенец! Это был ну совершенно не тот неуравновешенный, убитый горем гриффиндорец, который вернулся на шестой год обучения в Хогвартс. Да, выглядел он по-старому – тот же уродливый шрам, те же взлохмаченные волосы. Но глаза… Глаза были точно не те. Это был другой Гарри Поттер. Это был властный, сильный, опасный и повелительный юноша, который просто брал то, что хотел. И Драко не знал, пугал ли его этот Поттер или возбуждал до потери пульса…
Гарри тем временем ослабил хватку и присоединил себе в помощь рту одну руку. Нежно царапая внутреннюю сторону бёдер блондина, он обхватил ладонью его яички и стал аккуратно сжимать их. В какой-то момент во рту Поттера Драко почувствовал кроме своего члена ещё что-то, но не понял что, так как язык проклятого парня так быстро перемещался с места на место по основанию органа, что, казалось, находился одновременно везде.
Вторая рука гриффиндорца скользнула ниже, к промежности между ягодиц и Малфой с ужасом сообразил, что большой палец парня осторожно надавил ему на вход ануса. Блондин хотел, было, вырваться и сжаться, как можно сильнее, дабы не впустить наглого завоевателя, но пальцы Гарри были куда проворнее мыслей Драко в этот момент. И уже буквально через секунду слизеринец почувствовал, как кольцо мышц его заднего прохода сжимается вокруг чего-то, чего раньше там никогда не было, и что осторожно пробиралось внутрь его тела.
Поттер ввёл влажный палец поглубже, не переставая работать языком и ртом, и почувствовал, как сжался блондин. Только теперь он пожалел, что был накрыт с головой одеялом – он не мог видеть выражения лица Малфоя. А последнему было сейчас не до мимики.
Выгнув спину, как кошка, Драко забился в лёгких судорогах и стал хватать ртом воздух. В глазах застыли слёзы, и комната стала расплываться пятнами, а пальцы ног почему-то онемели. Гарри уже было испугался, что Малфой сейчас умрёт в приступе, но тут он нашел то, что искал. Поттер аккуратно провёл по небольшому выступу на стенке ануса, массируя простату, и в этот момент член слизеринца импульсивно дёрнулся, и Драко кончил, буквально взвыв от переполнявших его новых ощущений.
Гриффиндорец осторожно вынул палец из прохода парня, так как тот продолжал сжиматься в судорогах оргазма, вынырнул из-под одеяла и, не смущаясь, сплюнул на пол остатки спермы блондина. Затем вытер рот простынёй и придвинулся к Драко. Слизеринец, сообразив, что Поттер оставил наступательные позиции, тут же сжался и, согнув колени, подобрал их к животу. Пальцы его ног как-то странно топорщились, и Гарри понял в чём дело. Поймав мечущегося по постели Малфоя за лодыжку, он сжал его ступни, а затем стал нежно массажировать онемевшие пальцы.
-У тебя сводит судорогой ноги при оргазме и немеют пальцы?! – больше констатировал, чем спросил Поттер, немного хрипловатым голосом.
Драко затих, чувствуя, как расслабляются ступни, а по телу проходит приятная дрожь, и закрыл лицо ладонями. Его руки по-прежнему были связаны, но только сейчас парень заметил, что совсем не крепко – ткань была просто обмотана вокруг кистей.
-Сам развяжешь, или тебя освободить? – усмехнулся брюнет, продолжая растирать ноги своему пленнику.
-Ненавижу тебя, – прошипел Малфой.
-За что? – искренне удивился Поттер. – Я не сделал тебе ничего плохого… Тебе же было хорошо! Тебе же понравилось?
-Вот за это и ненавижу, – простонал Драко, не отрывая ладони от лица.
-Тогда сразу скажу, что скоро ты возненавидишь меня ещё больше, – голос Гарри опять стал грубым и властным. Одним движением он притянул к себе блондина, и пока тот приходил в себя, набросился на его губы. Слизеринец не понял, что произошло, но в голове раздался мелодичный звон цветных осколков мыслей, а тело обрело свою жизнь.
Губы юноши приоткрылись, пропуская настойчивый язык гриффиндорца и отвечая на поцелуй, а руки сами обвили шею брюнета. Поттер обнял его за талию и прижался возбуждённой плотью:
-Я хочу тебя! – выдохнул он в губы Драко.
Парень испуганно на него уставился, раскрывая глаза всё шире и шире.
-Я хочу, чтобы ты расслабился, – Гарри приподнялся над затихшим Малфоем и сел перед его сжатыми коленями.
-Драко. Я не сделаю тебе больно, я же обещал. Как только ты скажешь, я остановлюсь, – возбуждённо прошептал гриффиндорец.
Блондин продолжал сжимать колени, смотря куда-то вдаль, сквозь Поттера.
-Драко! – настойчивее позвал Гарри. – Посмотри на меня! Смотри мне в глаза, когда я с тобой разговариваю! – уже менее ласково прорычал брюнет.
Малфой вздрогнул и сфокусировал взгляд на вновь появившемся возбуждённом звере в виде золотого мальчика. Тот спокойно ждал. Драко понял, что избежать этого было невозможно.
-П-Потт-ер, – нервно, заикаясь, позвал блондин.
-Гарри!
-??? – не понял Драко.
-Если ты хочешь, что бы я слушал тебя всерьёз, называй меня по имени! – Парень положил руки на бёдра блондина и стал нежно, как бы между делом, водить по ним пальцами, снимая напряжение и расслабляя. Да и голос уже не звучал звериным рыком, что тоже должно было успокоить.
-Ну?
-Г… Га-рри, – прошептал слизеринец.
-Да, Драко?
-Прошу тебя… Умоляю… Медленно…
Малфой расслабил ноги, давая гриффиндорцу развести их в стороны, впиваясь в его малахитовые глаза взглядом.
-Смотри, сам же будешь потом просить – быстрее, – улыбнулся брюнет и добавил, уже серьёзнее:
-Ты никогда не был так прекрасен, как сейчас!..
Драко почувствовал, что его лицо зарделось румянцем, в первый раз он покраснел от комплимента. Серебряный принц всегда знал, что красив, и был холоден к словам воздыхателей, но сегодня такие слова впервые задели его.
-Ого, а ты уже готов повторить! – восхитился Гарри, любуясь эрекцией слизеринца.
В руках у него оказался тюбик с маслом для тела, за которым он бегал раньше в ванную комнату, и сейчас парень выдавил немного геля на руку. Намазав несколько пальцев, он наклонился к Малфою:
-Расслабься…
Ноги парня были согнуты в коленях и раздвинуты в стороны. Блондин кивнул и глубоко вдохнул.
Гарри медленно ввёл сперва один палец, не сводя глаз с лица Драко. Тот сначала вздрогнул, но тут же постарался вновь расслабиться.
-Вот так, молодец, – прошептал Поттер и присоединил второй палец. Вторую руку он положил себе на член, обмазывая его маслом и немного сжимая.
Гриффиндорец добавил третий палец, массируя и расширяя проход, блондин только прерывистей задышал, хмуря брови. Не в силах больше сдерживаться, Гарри подался вперёд:
-Шшшш… Я буду нежен, успокойся, – совсем севший голос брюнета попытался утихомирить вздрогнувшего парня – Малфой почувствовал, что пальцы Поттера оказались снаружи, и понял, что произойдёт дальше.
Гриффиндорец приподнял одной рукой бёдра блондина, а другой направил головку члена к проходу ануса, помедлил и аккуратно ввёл её в узкое отверстие. Малфой застонал и закрыл лицо ладонями, Гарри остановился:
-Драко, всё в порядке? – освободившейся рукой он погладил парня по бедру, а затем сомкнул пальцы на возбуждённом члене партнёра. Блондин был напряжён, и Поттер почувствовал, как сжимается кольцо мышц и в без того маленьком проходе. Застыв, парень начал методично водить рукой по фаллосу.
-Драко, расслабься, – приказал он. – Я могу продолжать?

URL
2010-11-05 в 22:03 

Лёль
Трудно быть совершенством... Но ведь можно! (с) Драко Л. Малфой
Малфой шумно выдохнул. Первый приступ боли уже прошёл, тело понемногу свыкалось с новыми ощущениями, да и поглаживание его члена Поттером помогало и отвлекало. Но самое главное, оно расслабляло и доставляло удовольствие, которое блондин чувствовал, несмотря ни на что. Он чувствовал пульсацию одновременно и в мышцах ануса, и в возбуждённом члене, а в низу живота приятно покалывало. Ощущения были столь разными, так отличающиеся друг от друга, столь яркие и контрастные – Драко не мог точно сконцентрироваться ни на чём. Кровь прилила к вискам, и, заливаясь уже полностью краской, до корней волос, блондин простонал:
-Гарри… Да… Нежно…
Столь несвойственные ему слова должны были прозвучать довольно глупо, но Поттер только гортанно выдохнул и, не переставая движение рукой, стал медленно вводить свой член глубже в худое тело слизеринца. Войдя почти до конца, он остановился и, не встретив сопротивления, начал медленно двигаться вперёд-назад.
Для удобства, он поднял ноги Драко на себя, что позволило приблизиться к блондину вплотную, и Гарри одним рывком зашёл в Малфоя до самого основания своего члена.
Парень вскрикнул и выгнул спину, руками схватился за мятые простыни и громко застонал. Поттер замер.
-О, Мерлин! Прости, прости меня, – гриффиндорец развёл ноги блондина и, не выходя из него, наклонился к лицу юноши. Драко прикусил нижнюю губу, на пушистых ресницах застыли две хрустальные слезинки. Гарри кинулся целовать покрасневшие губы, продолжая молить о прощении.
-По... Гарри, подожди, всё в порядке, только… Не шевелись пару минут… - простонал блондин, не открывая глаз. Гриффиндорец вернулся в исходное положение и вновь начал ласкать член блондина, массируя головку большим пальцем. Затем осторожно двинул бёдрами. Малфой почувствовал опять ту же волну дрожи, которая окатила его, когда Поттер задел что-то у него внутри, учащённо задышал и замотал головой. Его ноги замерли, а ступни замлели онемели.
Гарри понял, что тот сейчас кончит, и, убрав свою руку с его члена, схватил партнёра за бёдра и с силой зашёл в него ещё несколько раз. Блондин интуитивно двигался телом ему навстречу, буквально насаживаясь на член парня, и через несколько мгновений оба забились в сильнейшем оргазме, кончив почти одновременно…
Поттер поспешил выйти из любовника, так как пульсирующий задний проход слизеринца сжимался в судорогах и без присутствия чего-либо внутри, Драко почувствовал себя намного легче.
Гриффиндорец улёгся возле трясущегося парня и опять накрыл их обоих одеялом, притянул Малфоя к себе и крепко обнял. Тот уткнулся лицом в грудь Гарри, прижимая к себе руки и тяжело дыша.
-Ну ну, малыш, всё хорошо, – Поттер погладил его по светлым волосам, вдыхая опьяняющий запах шампуня.
-Великий Мерлин… - прошептал Драко.
-Ты можешь называть меня и так, если хочешь, – улыбнулся брюнет.
-Ты. Ты! Я ненавижу тебя, – простонал блондин и ещё глубже зарылся в складки простыни, прильнув ближе к горячему телу партнёра.
-Ну надо же… - задумчиво произнёс Гарри.

Спустя полчаса Гарри резко проснулся оттого, что деревянные полы в комнате самым необычным образом встали и всем своим весом повалились на молодого мага. То, что его попросту нахально и бездушно спихнули с кровати, он сообразил позже. Проклиная паркет, да и всё здание в целом, Поттер уселся на зад и стал тереть глаза. Проморгавшись, он замер, так как узрел перед собой строгое лицо некоего блондина, вперившегося в него внимательным взглядом.
-Убирайся! - прошипел слизеринец.
-А? – не сообразил парень.
-Я сказал, убирайся отсюда! Мантикора тупорылая! – Драко сжал кулаки, источая ярость.
-Да да, конечно, – совершенно ошарашенно залепетал Поттер, неуклюже поднимаясь с пола, и кинулся собирать свою одежду, разбросанную по комнате.
Малфой покачивал свою волшебную палочку, нервно сжимая её пальцами. Он уже был полностью одет, на плечи была накинута тёплая мантия. Он взирал на копошившегося на полу гриффиндорца и судорожно соображал, что ему теперь делать. Конечно, рвать и метать! И наложить на этого негодяя пару непростительных, а потом закопать труп, желательно в лесу. Но не тащить же его на рукахчерез всю деревню? Правильно, сам дойдёт, а там и прикончить. Драко провёл пальцами по шее, там, где всего час назад блуждали губы наглого брюнета. По телу прошла приятная дрожь, а в голове заблестела радуга.
-"Вот же ж чёрт", – мысленно простонал парень. Ему ведь было хорошо. Что же теперь делать? –"Вернулись к первоначальному. Конечно заавадить!"
Поттер барахтался в объятиях уменьшенного свитера.
-Тупоголовая гриффиндорская бестолочь! Что ты ещё здесь делаешь? Я же сказал, проваливай!!! – не выдержав зрелища изнасилования одежды, взвыл Малфой.
-Я не могу... – в ответ прозвучало слабое блеянье. От удивления перед такой сменой поведения Поттером слизеринец даже перестал злиться.
-Да? Это почему же?
-Вот! – чуть не плача, произнёс брюнет и на его раскрытой ладони возникли две скрученные дужки, бывшие, когда-то фирменным атрибутом мальчика-который-выжил-но-ничего-не-видел-без-своих-уродливых-очков.
Драко подошёл вплотную к гриффиндорцу и опять заглянул ему в глаза. Они были кристально-чистыми, изумрудно-зелёными и донельзя напуганными.
-Ох, болван, – простонал слизеринец. – Репаро!
Но, к искреннему изумлению мага, ничего не произошло. Очки так и покоились на ладошке парня сиротливой грудой запчастей. А Гарри покраснел.
-Не поможет. Их Гермиона заколдовала. Она утверждает, что я неряшлив. Я всегда их ломаю, так как не утруждаюсь следить за своими вещами. Поэтому она наложила на них заклятие, чтобы я не смог их починить. Это должно заставить меня быть более внимательным. Только она сможет вернуть их в прежний вид. А без них я не могу идти, так как совсем плохо вижу и не разбираю дороги... – Гордость всего магического общества готова была разрыдаться в любую минуту.
-Мерлин, Поттер, мне надо бросить тебя здесь! – проворчал Малфой.
-Нет, пожалуйста, – вдруг взмолился Гарри. – Дамблдор меня убьет, если я не вернусь в школу! А все наши наверняка давно уже разошлись...
-Да, давно, – Драко выудил из кармана брюк пачку сигарет и прикурил: - Одевайся!
Пока Поттер впихивался в замшевую куртку и боролся с рукавами, слизеринец молча курил у окна. В голове царил кавардак, который Малфой даже не пытался разобрать. Но сейчас, когда гриффиндорец опять превратился в блеющего старого Гарри Поттера, Драко чувствовал себя спокойней и уверенней.
-Я готов! – с гордостью первокурсника перед распределением на факультеты перед блондином возникла надежда магического мира.
-Идём, – вздохнув, скомандовал слизеринский префект, и, открыв дверь, уверенным шагом направился в коридор. За ним пошатывающейся походкой пошёл гриффиндорский ловец. Хотя "пошёл" – это было громко сказано. Гарри медленно брёл, щурясь и выставляя вперёд руки, ощупывая каждый угол, который попадался ему на пути. А к ужасу Поттера, углов попадалось ему навстречу неимоверное множество.
Драко обернулся и, стиснув зубы, мысленно наложил на брюнета парочку пытающих заклятий. Подождав, пока гроза тёмного волшебства доберётся до него своими силами, он схватил парня за руку и стремглав бросился по лестнице вниз, буквально волоча за собой совершенно не протестующего Гарри.

URL
2010-11-05 в 22:07 

Лёль
Трудно быть совершенством... Но ведь можно! (с) Драко Л. Малфой
Они пролетели мимо бара, через опустевший зал и вывалились на улицу. Не останавливаясь, помчались по улочкам деревни, пугая своим марш броском запоздалых прохожих. Малфой только поглубже натягивал на голову капюшон плаща, скрывая под ним светлые волосы и глаза. Блондин до сих пор крепко сжимал пальцы Поттера в своей ладони, продолжая тащить того на буксире. Его тело покалывало, "внизу" немного свело мышцы, но в целом Драко чувствовал себя довольно нормально и приятно. Это-то и пугало Серебряного Принца.
Лес, Поттер, вечеринка, Поттер, зелье, Поттер, Хогсмид, Поттер, Поттер, Поттер!.. Что, дементор возьми, здесь произошло? И когда мир перевернулся и бухнулся на голову несчастного потомка старинного рода Малфоев, как молот на наковальню?
Внезапный стон и отборное ругательство, за которое покраснел бы даже Снейп, отвлекли слизеринца от одолевавших его мыслей. Рука сжимала воздух, и Драко тут же обернулся назад. Поттер распластался на земле, угодив ногой в колею от колеса повозки.
-Мунго милосердный! – заломил руки блондин, ошарашенно взирая на чудо эволюции и волшебства, валяющееся в грязи. – Ты что, даже ходить не умеешь?
-Ходить я умею... А летать, как "Нимбус", да ещё не видя дороги – нет, – всхлипнул Гарри.
-Немедленно поднимайся, – процедил сквозь зубы Малфой, сложа на груди руки. Мерлин, куда делся тот властный и уверенный маг, который час назад мог заморозить одним взглядом любого смертного??? Глядя на Поттера, слизеринец растерял весь гнев и ярость – такое жалкое зрелище представлял собой потомок великого Годрика...
-Я не вижу, куда ступаю. Ты не мог бы, пожалуйста, идти медленнее? – Гарри поднялся на ноги и теперь растирал шишку на лбу. Драко лишь презрительно хмыкнул и отвернулся.
Так как Гарри так и не получил обратно спасительной руки, которая вела его вперёд, он попросту ухватился за краешек дорогущей мантии слизеринца:
-Можно я?..
Малфой сдержанно кивнул и побрёл в сторону школы. Поттер послушно поплёлся за ним следом. Так, никем не потревоженные и в полном молчании, они добрались до ворот Хогвартса и проскользнули во двор. На счастье, Филча нигде не было видно, и ребята спокойно пробрались в замок. Драко остановился перед движущимися лестницами. Гарри по-прежнему сжимал полы его мантии.
-Дальше топай сам, Поттер. И если ты свалишься со ступенек и свернёшь себе шею, это уже будет полностью твоя вина.
-Драко…
-Не смей называть меня по имени, Поттер! – захрипел блондин.
-Да, Малфой… Я только…
Слизеринец шагнул к испуганному парню так близко, что его лицо оказалось всего в нескольких дюймах от лица Гарри:
-Я с тобой ещё разберусь! – прищурился он.
-Да, Малфой!
-Ты всё понял, или тебя угостить ещё каким-нибудь зельем?
-Нет, Малфой!
-Тогда пошёл вон! – ледяным тоном, не терпящим возражений, скомандовал Серебряный принц.
-Д-да, Малфой! – гриффиндорец развернулся и поспешил к лестницам, ведущим в башню красно-золотых. Спотыкаясь на каждой ступеньке, он медленно стал взбираться по ним вверх.
-Дьявол, – прошептал Драко. – Я тебе ещё отомщу… - и резко развернувшись на каблуках, он понёсся в сторону слизеринских подземелий.

URL
2010-11-05 в 22:09 

Лёль
Трудно быть совершенством... Но ведь можно! (с) Драко Л. Малфой
** 9 **

Гарри сонно протёр глаза и поднялся на постели. Нацепив очки на нос, он в удивлении уставился на своих сожителей по комнате. Те спали крепким сном, совершенно не собираясь пробуждаться и идти на занятия. Ничего не соображающий Поттер решил пока что не предпринимать необдуманных действий (в частности – будить Рона, так как рыжий превращался в огнедышащее животное, когда его будили раньше времени) и отправился умываться.
Первый день новой школьной недели. Гарри потешил себя мыслью, что вчера за выходной он сделал почти все уроки и даже помог Рону с его несчастным эссе для декана Гриффиндора. И теперь, довольный собой, он мог заняться чем-нибудь интересным после уроков. Например, погонять на мётлах наперегонки с Финиганом. Или сразится в шахматы с Роном…
С такими приятными планами парень спустился в гостиную башни. Там уже вовсю тусовался народ, состоявший сплошь из младших курсов. Поттер неуверенно повертел головой по сторонам. В зале не было Гермионы! Невозможно, чтоб и лучшая ученица факультета проспала!
Возле окна, облизывая орлиное перо и капая чернилами на пергамент, сидела рыженькая девушка. Гарри неуверенно направился к ней.
-Привет, Джинни. Что это у тебя?
-Конспект по зельям, – обречённо вздохнула младшая Уизли. – А почему ты встал? Все же ваши ещё спят? Вы же завтракаете сегодня позже?
-Да? – удивился Поттер. – А почему?
-Гарри, ты чем вчера на завтраке Дамблдора слушал? Когда он объявил об очереди факультетов на поездку? Сегодня же у вас началась "Неделя Профессий"!
-Вот блин! А я совершенно забыл об этом! – парень хлопнул себя по лбу и плюхнулся на диван, рядом с ошалевшей гриффиндоркой. – И все выходные делал уроки… И Гермиона мне ничего не сказала!!!
-Конечно, нет! В кои-то веки ты сам сел за уроки, а я буду тебя отвлекать? – засмеялась за его спиной Грейнджер.
Героически переборов в себе минутное желание сделать подруге больно, Гарри вздохнул:
-Вот почему все наши спят…
-Ну, раз ты уже встал, пойдём со мной на завтрак, – беспечно предложила девушка, даже не подозревая, какая участь её только что благополучно миновала.

Гриффиндорец послушно поплёлся за Гермионой по коридору. Понимание того, что всю неделю не будет занятий, а он сделал почти все заданные им уроки, серьёзно удручало его в этот момент. Ведь он мог так хорошо провести выходные, а не роптать над усыпляющим эссе по истории магии и скучными диаграммами по астрономии…
-Да, кстати, Гарри. Мы так и не поговорили о вечере в Хогсмиде, – девушка внезапно остановилась, и Поттер, погружённый в свои раздумья, с размаху налетел на неё.
-Ох, прости… - автоматически парень вскинул руки и схватил подругу за плечи,чтобы помочь ей устоять на ногах. Или чтоб не упасть самому. Пальцы тут же запутались в каштановых кудрях, струившихся по плечам гриффиндорки.
-Так что там насчёт Хогсмида? – Гарри воевал с распущенными волосами подруги, вцепившись в них пальцами. Грейнджер отстранилась, помогая парню высвободиться из западни уже разлохмаченных локонов.
-Извини, что мы ушли раньше и не подождали тебя… - девушка покраснела и достала свою волшебную палочку. – Просто Ал… Клер пожелал проводить меня одну, и я не хотела, чтоб ты думал, что мы тебя бросили…
Продолжая смущаться, гриффиндорка взмахнула палочкой, приводя свои волосы в порядок, которые, благодаря нервным стараниям её друга, норовили запутаться окончательно.
Лицо Гарри просветлело, и он облегчённо вздохнул. –"На голове вора шапка горит", – подумал он. Ну конечно, Алекс Клер, рейвенкловский вратарь! Парочка отправилась на романтическое свидание, слизеринцы споили гриффиндорцев, и никто в тот вечер даже не вспомнил о Гарри Потере! Ловко!
-Да что ты, что ты! Всё в порядке, Герм! Мы отлично посидели с ребятами! И потом, в школу я возвращался не один! – и это было почти правдой. Гермиона просияла:
-Хорошо! – и радостно схватив друга за руку, поспешила в Большой зал.

А там уже вовсю кипела жизнь. Старшеклассники Хаффлпафа, переодетые в маггловскую одежду, шумно переговаривались, обсуждая предстоящую поездку. Вместо выходных мантий на ребятах красовались куртки и ветровки, на головах шапки с помпонами и тёплые меховые наушники. Дом с гербом юркого барсука пребывал за столом в полном составе. Остальные столы заметно пустовали – в это осеннее утро не только гриффиндорцы отсыпались, используя выходной.
Началась "неделя профессий". Старшеклассники всех четырёх Домов по очереди выезжали в Лондон, на один день. Мероприятие проводилось с целью посещения Министерства Магии и ознакомления молодого поколения магов и ведьм с отделами и департаментами, функционирующими в этом здании. Посетителям подробно рассказывали о той или иной профессии, показывали помещения, приглашали поближе познакомиться с должностями. Это должно было привлечь студентов выбрать ту или иную область работы в Министерстве после окончания школы, так как всё больше и больше молодёжи расходилось в более "экстремальные" занятия, такие как укротители драконов или профессиональные игроки в квиддич. Нести ответственность за библиотеку или переписывать старинные рукописи, было мало желающих. Для работы в отделе по борьбе с незаконным применением магии или контроля над популяцией волшебных тварей тоже не находилось много добровольцев. На перспективные должности было тяжело попасть, а быть принятым на службу в ряды авроров считалось практически невозможным.
Именно для привлечения на рабочие места клерков и служащих и проводилась ознакомительная кампания. Ученики школы чародейства и волшебства выезжали с утра в Лондон, проводили весь день на экскурсиях, ночевали в специально отведённых для этого местах в самом здании Министерства и на утро отправлялись обратно на Хогвартс Экспрессе. На станции Хогсмид их уже ждал другой факультет, и уже следующий Дом отправлялся на покорение министерства.
В воскресенье за завтраком, когда Гарри внимательно изучал слизеринские гобелены над столом серебряно-зелёного факультета, директор зачитал порядок отправления студентов. Первыми выезжали хаффлпафцы, следующие – гриффиндорцы, за ними ученики рейвенкло и заключали очередь слизеринцы. Последние возвращались в пятницу утром. Из-за отсутствия каждый день очередного факультета, уроки в "неделю профессий" для старшекурсников не проводились. Поэтому сегодня очень многие позволили себе продолжить валяться в постели всё утро.
Хаффлпафцы, под предводительством своего декана, профессора Помоны Спраут, весело покинули столовую. Остальные ученики медленно разбрелись по замку, "посылая" уроки, проклиная приближающиеся СОВ и завидуя старшим. Гермиона радостно ворковала, что, наконец-то, вся библиотека будет в её распоряжении, и упрашивала Поттера присоединиться к ней. Но Гарри почему-то отказался.
Весь день он и Рон играли в шахматы и карты. После обеда к ним присоединились Дин и Шеймус, и четверо, оседлав мётлы, весело парили в воздухе, соревнуясь и хвастаясь манёврами в полёте. На завтра факультет красно-золотых должен был отправиться в Лондон, и так как любая смена обстановки была в радость, все с волнением и восторгом ожидали этого события.

URL
2010-11-05 в 22:10 

Лёль
Трудно быть совершенством... Но ведь можно! (с) Драко Л. Малфой
Ужин подходил к концу. Школьники быстро покидали Большой зал. За гриффиндорским столом осталось лишь несколько человек. Они уже давно закончили трапезу и теперь спокойно отдыхали. Студентам торопиться было некуда, в отличие от остальных Гарри, Рон и Невилл уже приготовили на завтра вещи и пергаменты для экскурсии. Естественно, под чутким руководством Гермионы. У Поттера и Уизли просто не было другого выбора, а Лонгботтом случайно попался под лёгкую руку префекта. Томасу и Финигану повезло больше, они успели ретироваться, завидев в проёме двери их спальни милую девушку, которая с видом маньяка-убийцы была готова накинуться на парней с воплем "вы ещё не готовы!"… Теперь, когда довольная ведьма поедала творожный пудинг, Рон упрашивал Невилла написать за него реферат по гербологии, а Гарри, задрав голову, пытался сосчитать горящие свечи, плавающие над ними под сводами огромного зала. Лёгкое покашливание, которое должно было привлечь к себе внимание, прервало эту идиллию.
Поттер покосился на подошедшего. Алекс Клер, галантно поклонившись, пригласил Гермиону прогуляться с ним во дворе и полюбоваться закатом. Гарри уже задумывался на тему честных намерений шатена – не работал ли тот на неких слизеринцев? Но, увидев, как краснеет и смущается парень, разговаривая с Грейнджер, гриффиндорец успокоился.
Парочка удалилась под недовольное фырканье Рона. Кажется, рыжий не на шутку разозлился.
-Пошли, ребята. Эти любовные "пути-мути" у меня вызывают рвотную реакцию. А я предпочитаю сохранить свой ужин в животе, – пробурчал Уизли, поднимаясь со скамьи. Гарри усмехнулся и подался, было, следом, но вдруг замешкался. В поле его зрения попали двое парней, устроившихся на выходе из зала и смотревших прямо на него. Не признать Натана Шурро и Витаса Сидда было невозможно. Оба, не сговариваясь, кивнули гриффиндорцу.
-Знаете что? Я, пожалуй, посижу ещё немного, – вдруг выразил желание остаться Поттер. – Вы идите…
-Как знаешь, – Уизли вцепился в локоть несчастного Невилла. – Так ты поможешь мне, друг? – Прорычал маг тоном - "иначе будешь свою жабу потом искать в озере с гигантским кальмаром", - и потащил перепуганного Лонгботтома к выходу из зала.
Выждав некоторое время, Гарри поднялся и подошёл к слизеринцам.
-Хотите пригласить меня выпить? – нахально усмехнулся он.
-Что-то вроде этого. Пошли, есть разговор. – И парни развернулись к выходу. Поттер молча последовал за ними.
Они поднялись на третий этаж, который, являясь запрещённой для посещения зоной, был абсолютно пуст. Шурро и Сидд уверенно направились в один из тёмных классов, пропуская гриффиндорца вперёд. Внутри, опираясь спиной на колонну, стоял Малфой, сжимая в пальцах сигарету и выпуская в воздух кольца дыма. Провожатые Поттера закрыли за собой дверь и прислонились к ней, демонстрируя, что пути для отступления нет.
-А где же Крэбб и Гойл? – спокойно поинтересовался Гарри.
-Создают мне алиби, – так же спокойно ответил Драко.
-А, так ты собираешься здесь задержаться?
-Да, Поттер, хочу вернуть долг, – блондин нехорошо улыбнулся и кивнул головой парням. Гриффиндорец хотел, было, что-то добавить, но сильный удар между лопатками помешал выполнить желаемое.
-Ладно, ты сумел привлечь моё внимание, – Гарри обернулся к нападавшему. Витас только ухмыльнулся и замахнулся вновь. Тут же, в добавение, Поттер почувствовал ещё один удар сзади, пришедшийся как раз по шее гриффиндорца.
-Что заняло у тебя так много времени, Драко? Чтож ты так долго? – прошелестел брюнет, падая на колени. Серебряный принц только сильнее стиснул в пальцах сигарету.
Натан обошёл Гарри и пнул его коленом в живот. Затем пустил в ход локти и кулаки, обрушив их на спину парня. Поттер не издал ни звука, не попытался сопротивляться или дать сдачи. Сидд, размахнувшись, ударил кулаком в скулу брюнета.
-Не по лицу! Идиот! – заорал на него Малфой, но было поздно. Кровавый подтёк уже проступал под глазом парня. И опять избиваемый не проронил ни звука. Он только как-то странно посмотрел на Драко и улыбнулся.
Следующий удар опять пришёлся по щеке, Поттер только молча сплюнул на пол кровь. Он не отрывал взгляда от глаз блондина. Не выдержав, слизеринец отвернулся, затягиваясь сигаретой.
Через какое-то время Гарри всё так же молча рухнул на холодный пол. Драко обернулся. Гриффиндорец лежал свернувшись, прижимая руки к груди и глотая собственную кровь. За всё время разборки он не проронил ни слова, не сделал даже слабой попытки увернуться от ударов. Парням аж скучно стало.
-Хватит! – скомандовал Малфой. Он приблизился к скорчившемуся от боли гриффиндорцу и присел на корточки рядом. Убрал со лба парня чёрные пряди волос.
-Чувствуешь себя лучше, Драко? – спокойным голосом вдруг произнёс Гарри.
Блондин отдёрнул руку от лица Поттера, как будто обжёгся, и с испугом уставился на лежащего. Тёмно-зелёные, словно затянутые болотной дымкой глаза спокойно взирали на слизеринца снизу вверх.
– Я ждал, – прошептал такой чужой и в тот же момент такой знакомый глухой голос.
У Драко свело скулы. Он медленно поднялся на ноги.
-Отнесите его в больничное крыло, – ледяным голосом приказал он.
-Что??? – в один голос заорали головорезы.
-Я не привык повторять дважды, – отчеканил аристократ, поднимая на них холодный взгляд. – Прямо в руки мадам Помфри!
-Ты что, с ума спятил, Малфой? А как же зелье? Его надо напоить, иначе он всё запомнит, и расскажет про нас? И тебя заложит тоже?! – наперебой заголосили слизеринцы.
-Не заложит. – Хмуро оборвал их Драко. – Зелье ему уже подсыпали, ещё за ужином, поэтому он и не сопротивлялся. А сейчас, если вы немедленно не доставите его к медсестре, я с вами сделаю кое-что похуже! – Блондин яростно сверкнул глазами, заставляя обоих парней присмиреть под его взглядом.
Гарри лежал на полу и про себя ухмылялся над речами Драко. Он прекрасно знал, что ничего ему за ужином не подсыпали, и не сопротивлялся он совсем по другой причине. И он знал, что Малфой, естественно, это придумал только что, для отвода глаз слизеринцев.
Поттер позволил парням поднять себя на руки. В последнее время для него это уже входило в привычку. Подняв голову, он успел заметить Драко, стоявшего лицом к стене и упиравшегося в неё двумя руками. Блондин опустил голову, его плечи нервно подрагивали, и Гарри абсолютно точно знал, что не из-за приступа смеха.

-Святые небеса, что произошло? – всплеснула руками медсестра, когда двое слизеринских парней притащили в больничную палату избитого гриффиндорца.
-Мадам Помфри, всё нормально! У меня была небольшая авария на квиддичном поле! Я упал с метлы, а ребята меня подобрали… - Гарри уверенно закивал головой. Шурро и Сидд удивлённо уставились на него. Затем, увиливая от вопросов и улучив момент, когда медсестра колдовала над Поттером, поспешили скрыться из палаты.
-Мерлин милостивый! И как только сегодняшняя молодежь доводит себя до такого состояния? – причитала ведьма, хлопоча над посиневшим студентом. Гарри откинулся на мягкие подушки и, почувствовав, что теперь, наконец-то, он может расслабиться – отключился.

URL
2010-11-05 в 22:16 

Лёль
Трудно быть совершенством... Но ведь можно! (с) Драко Л. Малфой
** 10 **

Солнечный зайчик пощекотал нос спящего юноши, и тот чихнул. Человек, сидящий в кресле возле кровати, вздрогнул и выронил книгу. Лучик солнца вознамерился во что бы то ни стало разбудить гриффиндорца, и Поттер, потерпев поражение в неравном бою, начал с неохотой разлеплять глаза. Пошарив рукой по прикроватной тумбочке, парень нашёл свои очки и водрузил их на нос. В это время, посетитель, сидевший рядом, поднялся, и отошёл на пару шагов от постели больного.
-Чёрт! Я проспал завтрак! Я же опоздаю на поезд в Лондон! – заорал Гарри, глядя на настенные часы. Ведь сегодня Дом гриффиндорцев отбывает с визитом в Министерство Магии! А он прохлаждается на больничной койке!
Но, предприняв попытку встать, парень застонал, хватаясь рукой за живот, и его повалило обратно на подушки. Внутри кости свело так, что, казалось, они вырастали заново, и это причиняло жуткую боль.
-Поттер, успокойся… - раздался сдавленный голос где-то рядом. – Мадам Помфри сказала, что тебе нельзя делать резких движений, пока… Пока рёбра не срастутся окончательно… - почти жалобно закончил человек.
-Что??? – глаза Гарри стали медленно вылазить из орбит, пока мозг старался откинуть в сторону нецензурную лексику и собраться с мыслями. Наконец, парень повернул голову в сторону говорившего.
У соседней кровати, прижимаясь к спинке, стоял Малфой. Он был бледнее обычного и нервно теребил край рубашки, не заправленной в брюки. Это, да и вообще весь вид слизеринца намекало на ночь, проведённую почти без сна. Блондин был наскоро одет, волосы не уложены назад, как всегда, галлоном геля, а под глазами легли серые тени. С его-то пунктуальностью и щепетильностью, можно было подумать, что Серебряного принца сегодня с утра будил сам Волдеморт.
-Малфой? – угрожающе спросил Гарри.
-Поттер? – с нажимом в голосе парировал Драко, наконец-то беря себя в руки.
-Что происходит?
-У тебя сломаны два ребра, выбит зуб и несколько внутренних кровоподтёков. А ещё фонарь под глазом, на пол-лица, – продекламировал слизеринец.
-Да! – выдохнул Поттер, как будто припоминая. – Я вчера упал с метлы! – И, прищурившись, он уставился на блондина.
-С кем не бывает, – пожал плечами парень, заправляя за ухо прядку волос соломенного цвета. – Вот только так получилось, что мадам Помфри тебя в таком состоянии не пустила с твоим Домом в Лондон.
Волосы на затылке Гарри зашевелились и встали ёжиком:
-Я не еду сегодня в Министерство???
-Нет, – менее самоуверенно ответил Драко. – Может быть, завтра, с Рейвенкло…
Малфой умолк, так как заметил, что глаза "больного" стали наливаться кровью. Пациент, начинавший вызывать довольно правдивые опасения, приподнялся немного на кровати и уставился на слизеринца таким взглядом, с каким обычно смотрят перед тем, как наслать на человека минимум "авада кедавра".
-Может быть???
Драко почувствовал, как его начинает бить мелкая дрожь.
-Так сказала мадам Помфри… - блондин сделал медленный шаг вперёд. – Она вышла к директору, и скоро вернётся, – ещё шаг. – Зуб тебе вырастили, пока ты был без сознания, а рёбра срастаются медленно. Но у тебя неплохие шансы!
Малфой несмело и очень-очень медленно приближался к креслу, в котором сидел ранее: -Кровоподтёки скоро сойдут, да и опухоль, наверняка, тоже. Так что ты отсюда очень скоро выйдешь, на своих двоих…
Парень поспешно наклонился, поднимая выроненную книгу, и тут же шарахнулся в сторону, так как нечто мягкое, но увесистое, с силой опустилось ему на голову. Ошалевшим взглядом он уставился на подушку, зажатую в руках гриффиндорца.
-Из-за одной скользкой личности я не поехал с друзьями в Лондон! – заорал Гарри, и подушка, с силой запущенная в Драко, впечаталась ему в лицо. Аристократу, наверно, не часто приходилось участвовать в подушечном бою, так как он тупо продолжал стоять, пока подушка отлипала с него и оседала на пол. Вопль "Гадкий хорёк" вырвал слизеринца из оцепенения:
-Что-о-о??? – выпучился на него блондин. – Кваффнулотреснутый ты, и не лечишься! Ты сам первый начал!!! – и подхватив подушку с пола, Серебряный принц совершенно неподобающе своему рангу и выходя за рамки своего привычного поведения, кинулся на гриффиндорца.
Брюнет увернулся, по дороге заезжая Малфою кулаком в солнечное сплетение. Слизеринец согнулся, но подушку не выпустил, и резко развернувшись всем телом, ударил ею парня в живот. Поттер скривился от боли, так как подушка прошлась по ещё не сросшимся рёбрам и, подпрыгнув на кровати, врезал обидчику ногой по бедру.
К тому времени блондин уже разогнулся и, отреагировав на замах парня, отпрыгнул в сторону. Но, наступив на проклятую книжку, которая всё ещё валялась на полу, всё таки схлопотал удар Поттера и потерял равновесие. Предательский фолиант разъехался по швам, рассыпаясь на страницы. Поскальзываясь на листках, Малфой замахал руками и, к своему огромному ужасу, рухнул прямо на кровать и на распластавшегося на ней Поттера.
-Мои рёбра! – простонал Гарри, судорожно впиваясь пальцами в предплечья слизеринца. – Мерлин, Драко, ты сведёшь меня в могилу!..
Блондин застыл в изумлении, услышав своё имя, произнесённое таким голосом. Он зажмурился, чтоб ни в коем случае не заглянуть гриффиндорцу в глаза и не увидеть там то, чего он так опасался. Но тут пришло спасение в виде громкого, как раскаты грома, голоса мадам Помфри:
-Мистер Малфой! Мистер Поттер! Прекратите немедленно!
-А мы ничего и не делаем! – услышал Драко обычный, весёлый голос Гарри и тут же сообразил, что он по-прежнему лежит на гриффиндорце. Пытаясь подняться со злополучного врага, парень упёрся ему руками в грудь. Брюнет согнулся пополам:
-Щекотно! – хотя то, что в нём вызвало прикосновение слизеринца, "щекоткой" никак нельзя было назвать.
- Мистер Малфой! Я попросила вас присмотреть за больным, пока я на несколько минут отлучилась, а не устраивать с ним подушечный бой! – медсестра понемногу накалялась. – Что это за поведение? Вы же префект!
-Мадам Помфри, – остановил её холодный тон слизеринца. – Я согласился вам помочь именно как староста школы, а не от доброты душевной. С вашей стороны было очень неосмотрительно просить меня об этом, так как ваш пациент невменяем и опасен для нормального общества. Я ещё подумаю, надо ли мне пожаловаться директору на мистера Поттера, за нанесённый мне моральный ущерб.
С этими словами Малфой гордо развернулся и, потирая ушибленное бедро, удалился из палаты.
-Мадам Помфри, прошу вас, не злитесь на него. И не рассказывайте ничего Дамблдору. Это я начал. Просто я расстроился из-за пропущенной поездки с друзьями в Лондон. А тут Малфой, попал под горячую руку. Ведь и мне тоже достанется… - Гарри закончил трогательную речь и теперь старательно улыбался медсестре.
-Ох, мальчик мой, это ты меня прости. Я же знаю, как тебе тяжело в этом году. Просто Альбус вызвал срочно, а я не хотела оставлять тебя одного. У тебя, правда, уже давно не случались приступы, но я всё равно не хотела рисковать. А Мистер Малфой как раз зашёл за настойкой для лучшего сна, и я попросила его присмотреть за тобой… - Уже успокоившаяся женщина подошла к Гарри и погладила его по голове, несмотря на то, что парень был уже давно не маленький. За все эти годы он так часто попадал в больничное крыло, что медсестра уже давно обращалась с ним как с очень близким человеком.
-Так ты расскажешь мне, что же всё-таки произошло вчера, Гарри?
-Мадам Помфри, всё уже хорошо! Ничего, что бы действительно угрожало моей жизни. Вы же знаете, на территории школы я в полной безопасности. Но я молод, и со мной, как и со многими парнями в моём возрасте, приключаются разные вещи. Но всё под контролем, и это больше не повторится, обещаю. А теперь я буду прилежно выздоравливать и не просить освобождения, пока вы сами меня не отпустите. Так как там мои рёбра?

URL
2010-11-05 в 22:17 

Лёль
Трудно быть совершенством... Но ведь можно! (с) Драко Л. Малфой
Драко сидел за столом в Большом зале. Ужин плавно подходил к концу. Слизеринцы, сидевшие по обе стороны от него, шумели, переговариваясь и смеясь. Радостно обсуждая падение с метлы неуклюжего Поттера, возомнившего себя метеоритом, сокурсники поглощали еду. Драко же кусок в горло не лез.
-Хорошо же он приложился об землю, – хрюкнул Гойл. – Жалко, мы не видели. Мы как раз с Драко и Винсентом сидели в нашей гостиной.
-Да, такое шоу пропустили, – поддакнул Крэбб. – Говорят, его выпишут только завтра!
-Бедный Колин Криви, – шутя, вздохнул Блейз. – Он пропустил такое сенсационное событие в жизни своего кумира! Малец целый день проторчал под дверями больничной палаты, но непоколебимая мадам Помфри его так и не пустила внутрь. Выразить свои соболезнования герою он действительно сможет только завтра.
Слизеринцы опять засмеялись.
-Ах, господа, вы невыносимы и бездушны, – театрально возвела глаза к звёздному потолку Панси. – Нам надо опасаться, так как Поттер явно стареет. Как он собирается сразиться с сами-знаете-кем, если он уже не может удержаться на метле?
-О, дорогая, неужели всё так горько? – повернулся к ней Забини, помахивая чайной ложечкой.
-Если б всё было в ванильной глазури, его бы не держали так долго в лазарете, – вздохнула, на этот раз довольно натурально, Паркинсон.
-Я уверен, что все просто, как всегда, излишне носятся с этим Поттером, – недовольно засопел Сидд, сидящий недалеко от Малфоя. – Наверняка, всё не так уж и плохо.
Драко кинул на него убийственный взгляд, и парень тут же умолк, ковыряя вилкой в пудинге.
Как и подозревал блондин, Поттер не появился ни к обеду, ни к ужину. Директор не вызывал к себе слизеринцев, никто не задавал никаких вопросов. Шурро и Сидд спокойно слонялись по школе, запугивая первокурсников. Крэбб и Гойл шатались за Малфоем, хитро хихикая. А Драко не находил себе места.
Почему Поттер так себя ведёт? Слизеринец обдумывал возможность раздвоения личности у парня. Мало ли что, кто знает, как по-настоящему тяжело быть мальчиком-который-выжил? Давление директора, страх перед Тёмным лордом... Вот у парня и снесло крышу, не удержал… Но с другой стороны, при раздвоении личности человек не может вспомнить своих действий и не может контролировать их. Поттер же был сама расчётливость, спокоен, сдержан, силён…
У блондина мурашки прошли по коже при воспоминании о последнем визите в Хогсмид. Щёки парня порозовели, а в паху запульсировала кровь.
-"О Мерлин", – мысленно застонал слизеринец, закусывая нижнюю губу и понимая, что начинает возбуждаться, уже от одного воспоминания о том вечере, проведённом с Гарри. О том удовольствии, что доставил ему несносный гриффиндорец. И Малфой ненавидел его за это. Он хотел отомстить, унизить, сделать что-нибудь, чтоб хоть как-то опять подняться в глазах Золотого мальчика. Блондин никак не мог смириться, что это властное животное просто взяло его, даже не применяя силу. И если бы Поттер был жесток! Так нет, он был сама предусмотрительность, силен, но нежен, настойчив, но ласков…
Драко вцепился в светлые волосы, шумно выдохнул. Единственное, что пришло ему на ум, это применить физическую силу. Аристократ просто до боли хотел хорошенько вмазать гриффиндорцу! Но в одиночку нечего было даже и мечтать об этом. Пришлось прибегнуть к помощи новых головорезов, Витаса и Натана. Однако те не совсем точно просекли ситуацию и хорошенько отделали Поттера, по всей программе. Когда Малфой сообразил, что бравая армия немного увлеклась, гриффиндорец уже вовсю плевался собственной кровью.
Но как он себя вёл? Поттер не произнёс ни звука, кроме кульминационной фразы "я ждал, чего так долго", и этой, "теперь ты себя лучше чувствуешь"… Как будто понимал, что Малфою нужно было что-то предпринять, и мужественно выдерживал пытку. Будто он заботился о слизеринце, разделяя его злость и давая ей вылиться наружу.
Вот этого Малфой уж совсем не понимал. Он поднялся из-за стола, так и не притронувшись к еде. Крэбб и Гойл нехотя поднялись за ним, но Серебряный принц остановил их взмахом руки, тем самым давая понять, что сейчас он не нуждается в охране. Так же отказ получили и Шурро с Сиддом. Драко надо было побыть немного в одиночестве. Поттер находился в больничном крыле, а кроме него мало кто отважится нарваться на гнев отпрыска древнейшего рода сильных чистокровных магов.
Слизеринец отправился, было, в подземелья, но в четырёх стенах своей, пусть и дорого обставленной и уютной комнаты он понял, что сойдёт с ума. Хотелось побыть одному, но не в тягостной угнетающей тишине. В огромной гостиной, выложенной камнем и завешанной изумрудного цвета гобеленами с гербами могущественного Салазара Слизерина, было полно народу. Малфой окинул взглядом длинную комнату с низкими потолками и лампами, свисающими на цепях и источающими слабый зеленоватый свет, и решительно развернулся в сторону выхода. Часть гладкой стены отъехала в сторону, открывая вид на тёмный коридор подземелья. Тут, да и на цокольном этаже слонялись старшеклассники, выспавшиеся в обед и теперь гуляющие по школе. Драко понял, что уединится он сможет только на улице, и, запахнув тёплую мантию, направился во внутренний двор.
Погрузившись в раздумья, никем не замечаемый, Драко добрался до невысокой башни, на последнем этаже которой была расположена совятня. К последнему ярусу в здании вели две винтовые лестницы, огибающие башню внутри и снаружи. Поёжившись от холодного ветра, блондин благоразумно предпочёл внутреннюю. Этажи, которые пересекала лестница, были заполнены разбросанным сеном и мешками с пшеном, кукурузой и ячменем, сухим кормом для птиц. Естественно, основным питанием для сов были грызуны, цыплята и даже ночные бабочки, но всё это ночные хищники добывали себе сами, злаки же содержались "про запас".
Малфой пересёк очередной этаж и направился к двери, ведущей на последний лестничный пролёт в совятню. Взявшись за дверную ручку, он с изумлением обнаружил, что дверь была заперта. Тихо выругавшись, он выудил из заднего кармана брюк свою волшебную палочку и, направив её на замочную скважину, прошептал: "Алохомора"! Но дверь даже и не подумала как-то отреагировать на столь блестящее колдовство.
-С каких это пор Филч научился закрывать двери магией? – пробормотал слизеринец, возвращая палочку обратно в задний карман, чтобы развернуться и обойти по наружной лестнице. Но всё это осталось лишь в планах в голове блондина.
Развернувшись на месте, Драко лишь успел заметить чёрную дужку очков и два зелёно-малахитовых полудрагоценных камня - глаза. Тут же последовал лёгкий удар в солнечное сплетение блондина, которого, однако, хватило, чтоб парень перегнулся пополам. Проскользнув под него, две сильные руки обхватили бёдра слизеринца, и, подставляя плечо, нападающий легко взвалил на него Малфоя.
Оказавшись в воздухе, ещё не успевший прийти в себя маг автоматически потянулся за своей волшебной палочкой, которую ещё несколько мгновений назад держал в руках. Но попытка с грохотом провалилась: карман был пуст, а по заднице парня легко шлёпнули.
-Не вертись, а то уроню, – раздался хриплый голос.
-Святые небеса и всё, что там есть, – прошептал Драко, когда с него бесцеремонно содрали мантию, швырнули её на разбросанное сено, а затем аккуратно возложили на всё это окаменевшего от шока Малфоя.
-Ты это искал? – волшебная палочка слизеринца появилась у него перед носом и завертелась в ловких пальцах похитителя.
-П-Поттер… - тихо застонал блондин.
-Привет, Драко, – гриффиндорец приблизился к своей жертве. – Я, вот, за должком пришёл…
-"Так", – мысли в светловолосой голове позорно спасались бегством в самые дальние уголки. Из последних сил парень пытался соображать: -"Теперь он меня точно убьёт. И никто не найдёт мой труп. Потому что не поймут, что это разлагается моё бренное тело, подумают, что запах из-за того, что совы засрались!"
Прилагая неимоверные усилия, которыми, наверно, обладали только сильнейшие маги, Малфой взял себя в руки и произнёс самым холодным тоном, на который был сейчас способен:
-Какого дементора ты здесь делаешь, Поттер?
-Я же сказал, за долгом пришёл, – гриффиндорец почему-то снял с себя школьную мантию и расстегнул рубашку. Всё это полетело на пол и приземлилось с рядом начинающим бледнеть Малфоем.
-Но ты должен лежать в больничном крыле! Болеть! С рёбрами! – гневные вопли блондина скорее походили на нервный писк.
-Спасибо за заботу, – старые кроссовки Гарри, вместе с носками, приземлились на кучу его одежды. – Мадам Помфри любезно отпустила меня прогуляться, так что скоро я должен буду вернуться.
-Ты… Ты подкараулил меня? – задохнулся Драко, совершенно не обращая внимания на манёвры гриффиндорца. Тот остался лишь в мягких спортивных штанах и, наклонившись к парню, занялся пуговицами на зелёной рубашке блондина.
-Да, конечно, – спокойно заявил Поттер в ответ, переходя на пряжку на ремне брюк слизеринца.
Драко как зачарованный смотрел в эти тёмные глаза хищника, на разметавшиеся пряди чёрных, как смоль, волос, на искривлённый шрам на лбу… Только когда горячий язык Гарри коснулся его соска и нежно лизнул его, Малфой вернулся к реальности.
-Эй! Эй, ты чего? Убери руки! Поттер! Отвали, я тебе сказал! – блондин зашёлся в злобных криках. Он попытался извернуться, чтобы высвободиться из плена рук, обвивших его, и с силой пнул гриффиндорца в недавно сломанные рёбра. Но, к огромному ужасу блондина, тот только злобно ухмыльнулся:
-Гадёныш… - почти ласково прошептал парень. – Мои кости и не такое выдерживали! – и Гарри навалился на слизеринца всем телом, прижимая его к полу и сковывая его запястья мёртвой хваткой над головой блондина. Драко с ужасом уставился на брюнета. Ещё бы немного, и из малахитовых глаз посыпались бы тёмно-зелёные искры. Слизеринец замер в стальных руках похитителя.

URL
2010-11-05 в 22:24 

Лёль
Трудно быть совершенством... Но ведь можно! (с) Драко Л. Малфой
-П-п-поттер… - прошептал Малфой дрожащими губами. – Ты хочешь взять меня силой? – его глаза заблестели, а на пышных ресницах мелькнула слезинка.
-Что я тебе сказал по поводу обращения ко мне, Драко? – прорычало дикое животное, всего несколько минут назад бывшее Гарри Поттером.
Злить одержимого мага показалось аристократу не самой блестящей идеей, и он постарался выдавить из себя более-менее членораздельное: "Г-гарри"…
Возбуждаясь, необузданный брюнет ещё больше навалился на свою жертву, подминая её под себя.
-Да, Драко?
-Ты обещал, что не сделаешь мне больно… А мне больно! – в голосе парня зазвучали страдальческие нотки, а глаза, широко распахнутые, закрылись вуалью слёз. Гарри шумно выдохнул ему в лицо:
-Просто ты так вырываешься, будто серьёзно думаешь, что я тебя отпущу! – он скатился на пол и сгрёб Малфоя в охапку. – А меня это так возбуждает!
Блондин поперхнулся собственной слюной. Он уже пожалел, что вообще открыл рот. Жутко захотелось умереть, или хотя бы потерять сознание. Может, попросить Поттера сломать ему пару рёбер?
Не успел Драко оформить свой гениальный план, как почувствовал рывок и сообразил, что уже лежит на животе, уткнувшись носом в капюшон собственного плаща, а обе руки блондина вывернуты за спину и опять связаны. На этот раз – рубашкой гриффиндорца и сильнее.
-Мерлин милосердный! Лучше нашли на меня "круциатус", – застонал Малфой.
-Нет, что ты, – на полном серьёзе, заявил Поттер, – это будет намного приятнее, вот увидишь!
Драко хотел, было, подумать, как может быть приятнее изнасилование, но тут же вздрогнул и напрягся, потому что-то мягкое, горячее и гибкое коснулось его зада и прошлось пару раз по ямочке между ягодицами.
Одну руку Гарри устроил на бедре блондина, другую положил ему на задницу и, легонько раздвинув упругие полушария, запустил туда свой проворный язык.
Слизеринец встрепенулся, но тут же вспомнив, что может сделать только себе хуже, затих. Тем более что ощущения были не такими уж и неприятными.
Заметив, что блондин утихомирился, и не предпринимает попыток к самоубийству, Поттер ослабил узлы, удерживающие кисти парня, и освободил его руки. Тот сразу же прижал их к груди, боясь, вдруг охотник передумает.
-Поднимись на колени, – шёпотом скомандовал гриффиндорец, приподнимая Драко за бёдра. Красный, как полотна Дома великого Годрика, Малфой послушно поднял зад вверх, опираясь на колени и локти.
-Г-га-арри! Будь ты проклят! Что ты делаешь? – простонал в складки плаща слизеринец.
-Риминг! – как ни в чём не бывало, ответил наглец, лишь на долю секунды прервав своё увлекательное занятие. С энтузиазмом, он аккуратно ещё больше раздвинул половинки упругой задницы парня и принялся делать неторопливые движения языком вверх и вниз, вдоль его анальной ложбинки. Полизывая нежную кожу, которая никогда раньше не знала таких прикосновений, брюнет добрался до заветного кольца мышц и, наконец, сконцентрировался на анусе.
Драко подумал, что кончит прямо сейчас же. Такого ему ещё никогда не представлялось испытать. –"У этого что, ещё и название есть?"
Лаская небольшое отверстие, Гарри заставлял парня вздыхать и стонать, каждый раз, когда его язык скользил по нежной коже, или проталкивался в упругий проход. Малфой еле удерживался, чтобы самому не толкнуться задом навстречу лицу Поттера, до чего же ему хотелось чувствовать этот язык глубже в себе.
-Я могу?.. Войти, пальцами? – задыхаясь от возбуждения, спросил гриффиндорец.
-Да… Пожалуйста, медленно, – блондин услышал свой собственный голос, как издалека, и не поверил, что он только что это сказал. – Гарри, нежно… - взмолился парень, осознавая, что сошёл с ума, если просит такого.
Коварный обольститель вернулся к первоначальному делу, но теперь, кроме его подвижного языка, у немного расслабленного прохода в анус, появились пара гибких и нежных пальцев. Неторопливо они проскользнули внутрь, погладили стеночки, нащупали заветное выступление, однако не торопились его задевать. Язык искусителя тем временем старательно вылизывал мошонку парня, щекоча нежную кожицу и яички. Слизеринец застонал во весь голос и, не в силах более сдерживаться, двинулся назад, насаживаясь на пальцы Поттера.
Язык оторвался от разгорячившийся плоти, пальцы вынырнули, и Малфой почувствовал, как нечто большее по размеру прикоснулось к его заднему проходу.
-Расслабься, – приказал Гарри. Странно, но от самого слова уже хотелось напрячься. Однако парень сделал пару глубоких вдохов и почувствовал, как отпускают скованные мышцы. Одной рукой брюнет придерживал любовника за бедро, второй направлял головку своего члена. На этот раз фаллос легко проскользнул внутрь. Поттер позаимствовал вазелина из аптечки мадам Помфри, и Драко замер, переваривая ощущения.
Гриффиндорец устроил руки у блондина на талии и постепенно стал вгонять член глубже и глубже в тело Малфоя. Тот сдавленно вскрикнул, однако ничего не сказал, только поднялся с локтей, упираясь в пол ладонями, и раздвинул пошире ноги, пропуская Гарри ближе к себе и глубже в себя. Поттер начал двигаться вперёд назад, подбирая нужный темп. Слизеринец выгнул спину, вскинул голову. Светло-золотистые локоны раскачивались, в такт движений двух тел. Взгляд брюнета упал на ступни Малфоя – они напряглись, а пальцы вытянулись – Гарри понял, что тот сейчас кончит, а ему самому не хватало чуть-чуть. Словно назло прочитав мысли мага, парень коснулся своего возбуждённого члена, и этого стало достаточно, чтоб струя белой горячей спермы, будто обжигая пальцы, излилась на мантию, под ноги блондина.
Поттер остановилс и хотел, было, вынуть член, но Драко повернул к нему разгорячённое лицо:
-Ты же… Ещё нет?..
-Нет, – ответил Гарри, не дожидаясь продолжения вопроса.
-Подожди, – блондин подался назад, пропуская в себя всё ещё упругий член парня. – Не выходи… Я хочу… Ещё…
Малфой отвернулся и опустил голову, зарываясь лицом в складки мантии. Гарри заметил, что даже уши блондина пылали красным, соревнуясь окраской с гобеленами в гостиной Гриффиндорцев.
-Только помоги мне немного, – донёсся удушливый голос из недр материи плаща.
Поттер ничего не ответил. Наклонившись, он припал животом к спине парня, обхватил пальцами член партнёра и начал методично водить по нему рукой. Эрекция появилась, как по волшебству. Блондин застонал.
-Знаешь, ты бы мог сам помогать себе, так было бы удобней, – мягко произнёс гриффиндорец и, нежно ухватив кисть парня, уложил его пальцы ему на член. Драко тут же обхватил возбуждённый орган и продолжил работу, начатую брюнетом, а сам учитель вернул руку на бедро Малфоя и ускорил темп движений. Через минуту он уже со скоростью вколачивался в задницу слизеринца, по самые яички, задевая простату парня и вызывая в нём волны эмоций, наполненных наполовину болью, наполовину удовольствием.
Послышался сдавленный крик, и Драко снова забился в судорогах оргазма. На этот раз Гарри присоединился к нему, богато изливая сперму в содрогающееся тело.
Не в состоянии больше себя держать, слизеринец рухнул на уже порядком помятую мантию на полу. Такой же обессиленный рядом завалился его партнёр, выскальзывая из дрожащего блондина и окончательно пачкая его плащ остатками своего семени. Оба парня тяжело дышали, постепенно успокаиваясь.
-Чёрт, По… Гарри, где ты научился таким вещам? Такое преподают в Доме доблестных гриффиндорцев?
-Да,чтобы доставлять наслаждение и удовольствие прекрасным слизеринцам, – в шутку унизился брюнет. Ну, ещё бы, не рассказывать же Серебряному принцу, как он пытал Финигана, чтобы тот достал ему соответствующую литературу. Драко повернул голову и наткнулся на изумрудные чистые глаза, которые с интересом разглядывали его.
-Дьявол тебя разберёт, Поттер, – проворчал блондин, закрывая глаза.
Гриффиндорец приподнялся и накрыл его губы своими, нежно провёл по ним языком. Перешёл на висок, изучил ушную раковину, старательно вылизывая всё по пути. Куснул за мочку, перебрался на шею, лизнул подрагивающую венку, поцеловал ключицу…
-Поттер! – позвал Драко.
-Ум! – не отрываясь от своего увлекательного занятия, отозвался Гарри.
-Поттер!! – Малфой отодвинул от себя парня за плечи. – Мадам Помфри больше не отпустит тебя погулять!
-Угу! – радостно согласился охмелевший брюнет, кивая головой.
-Она будет волноваться! – отчеканил слизеринец. – Тебе пора идти!!
-Да, Драко… - но блондин смерил Гарри таким убийственным взглядом, что парень тут же перестал сиять и протрезвел:
-Да, Малфой…
-Быстренько! Прямо в палату! В кровать!! – глаза слизеринца сузились в две тонкие щёлочки.
-Да, Малфой! – Поттер подскочил, как укушенный Пикси, и начал носиться по этажу, впопыхах собирая свои вещи.
Драко улёгся на бок и подпёр голову рукой, совершенно не стараясь хоть как-то прикрыться. Рядом, на рубашке слизеринца, покоилась его волшебная палочка, и в её присутствии парень чувствовал себя уверенней. Однако он не торопился ею воспользоваться, спокойно наблюдая за мельтешившим Поттером. Гриффиндорец нарезал круги лёгкой пробежкой, струхивая солому с рубашки и натягивая кроссовки.
-Ты ещё здесь? – надменно, с угрозой спросил блондин.
-Нет, Малфой, – пискнул в ответ Гарри. – Я уже ушёл! – и, не оглядываясь, прижимая к себе свою школьную мантию и второй кроссовок, парень бросился через дверь вон.
В следующую минуту на лестнице раздался шум чего-то падающего, сопровождаемый нецензурными выражениями и даже отборным матом - Поттер катился вниз по ступенькам.
-Я в порядке! – раздался истошный вопль, когда Гарри, судя по всему, приземлившись, достиг очередного лестничного пролёта. – Я пошёл!
-Я схожу с ума, – ужаснулся вслух Драко, накрывая лицо своей зелёной рубашкой и тщетно пытаясь удушиться ею…

URL
2010-11-05 в 22:38 

Лёль
Трудно быть совершенством... Но ведь можно! (с) Драко Л. Малфой
** 11 **

-Почему тебя не было на станции? Почему ты не поехал с Рейвенкловцами? Почему ты ещё в больнице? Ты опять упал с метлы? Или всё-таки ты подрался? С кем? Это слизеринцы? Почему у тебя такой вид? А как же неделя профессий? – и так далее, и тому подобное.
Гарри лежал на больничной койке и мысленно считал до ста, в надежде что Гермиона и Рон замолчат до тех пор. Когда же этого не произошло, он начал сначала.
-Отреагируй уже как-нибудь, Гарри! – девушка выбилась из сил и опустила руки. Незамедлительно умолк и Рон, доселе голосивший в унисон с подругой. "Наезжать" же на друга в одиночку ему не хотелось. Повисла раздражённая тишина. Поттер, наконец, удостоил друзей своим вниманием, возвращаясь из астрала.
-Ребята, всё нормально. Как я уже рассказывал, я свалился с метлы. Вчера вечером, подумав, что я чувствую себя уже лучше, я отпросился прогуляться и поскользнулся на лестнице. В результате мадам Помфри опять пришлось отпаивать меня "Костеростом". На сей раз, я поклялся, что не встану с постели целый день.
-А как же твоя неделя профессий? Ведь это же обязательно для каждого старшекурсника? – вопросительно посмотрела на рассказчика Гермиона. Ей вообще не нравилось то, что здесь происходило. В последнее время что-то явно шло не как всегда.
-Я уже говорил на эту тему с Дамблдором. – Гарри поник – Он настаивает, чтоб я ехал завтра, с факультетом Слизерин.
-Что-что? Директор заставляет тебя ехать в министерство с этими змеями? – челюсть Рона норовила отвалиться и упасть на пол.
-Ага, – нахохлился Поттер.
-Ну и что? – ввинтилась в разговор Гермиона. – Главное, чтоб Гарри поехал! Это же очень важно! И потом, это повлияет на его оценку!
-Герм, ты с ума сошла! – завопил Рон. – Это же слизеринцы!!! Там будут Снейп и Малфой!!!
Валяющийся на кровати больной закатил глаза от улыбающейся ему альтернативы. Гулять по Министерству Магии с этими типами!
-Глупости! – каменным голосом заявила Грейнджер. – Я считаю, что профессор Дамблдор прав. Гарри, не важно, с кем ты едешь туда! Важно, что ты всё же посетишь министерство!
-К твоему сведению, я там уже был, – потухшим голосом произнёс Поттер.
-Да, Гарри, я знаю, – девушка погладила друга по руке. – И мы уже обсуждали эту тему. Ты должен идти дальше. Ради Сириуса. Ради своего будущего. Именно поехав на эту экскурсию, ты докажешь всем, и себе, что ты не слабак, ты можешь пережить какую-то школьную поездку. И ты не побоишься вновь там оказаться! И если надо будет, то поедешь туда ещё раз! Неужели ты не хочешь бросить вызов своему страху? Ты же хотел поехать с нами?
-Ну не со Снейпом же? – взвизгнул рыжий.
-Да какая разница! – рассвирепела Гермиона. – Ему же не придётся ходить с ним по министерству в обнимку? Будет себе идти в конце группы, а потом пойдёт навестить мистера Уизли. Да и Фадж там будет, не оставит его одного. Не многие могут похвастаться, что лично знают премьер-министра магического сообщества!
Гарри и Рон единодушно уставились на префекта гриффиндорцев. Рот Уизли изогнулся в нервно-истерической гримасе, а у Поттера забилась жилка под правым глазом. Парень представил себя вальяжно прохаживающимся по коридору министерства под ручку с Корнелиусом Фаджем, непринуждённо болтая о погоде и посылая улыбки направо и налево, а позади них гогочущую толпу слизеринцев, во главе с фыркающим и давящимся от смеха профессором зельеделия. Гарри передёрнуло.
-У меня вообще биография - обзавидуешься! – гневно заявил гриффиндорец. – Я не поеду. И точка.


На следующее утро гордый факультет серебряно-зелёных отправлялся в Лондон. Но в это хмурое осеннее утро Дом родовитых магов и волшебников облачился в простую маггловскую одежду, того требовала профессиональная этика и конспирация. Поглазеть на это зрелище собрались почти все ученики школы чародейства и волшебства. Однако отпрыски аристократической элиты, на удивление, чувствовали себя довольно неплохо в дорогих кожаных куртках и меховых тёплых шубках. Радостно переговариваясь, слизеринцы толпились у ворот. Рядом маячила высокая худая фигура декана факультета, как и всегда, облачённая в чёрное. На профессоре был строгий костюм с длинным пиджаком-фраком, а на голове красовалась невысокая твердая шляпа цилиндрической формы с узкими полями. В руках зельевар держал портфель-дипломат, и всем свои видом походил на строгого Лондонского учителя какой-нибудь академии для мальчиков.
Драко Малфой тоже был одет подобающе. На нём были чёрные плотные джинсы, туфли на высокой подошве и ослепительно-белая рубашка с длинным рукавом. Поверх сорочки тёплая шерстяная безрукавка, тёмно-синего цвета. Завершали картину маслом чёрный кожаный плащ, длинный, почти касавшийся земли, с широкими лацканами и серебряными застёжками, и белый атласный длинный шарф, накинутый поверх плаща и ниспадавший из-под воротника. Конечно же, он был неотразим, и ученицы со всех курсов, находившиеся неподалёку, не отводили от него восторженных взглядов. Блондин сидел, грациозно закинув ногу на ногу, церемонно улыбался и кивал головой на оклики окружавших его людей. Зато взгляд его холодных серых глаз беспокойно скользил по фигурам учеников, стоящих во дворе. Он заметил что Снейп, проворчав себе что-то под нос, вдруг устремился в сторону школы и, проследив за его движением, наконец, нашёл то, что искал. К группе студентов, собравшихся на заднем дворе Хогвартса, приближались две известные персоны: победитель Гриндевальда, в лице старца Альбуса Дамблдора, и надежда всего магического мира, в лице Гарри Поттера. Последний выглядел так, словно оправдать надежды всех магов и ведьм ему предстояло прямо сейчас. Видимо, перспектива ехать в Лондон с вражеским факультетом его не очень забавляла.
-Не могу поверить, что позволил вам втянуть себя в это, – проворчал Гарри, пряча руки в карманы и ежась от холода.
-Но ты же хочешь стать аврором? – мягко ответил директор. – Вот и познакомишься поближе с департаментом. Я послал сову с уведомлением, тебя пропустят в закрытый отдел, под присмотром мистера Уизли. И, к тому же, визит в министерство - это прямая обязанность каждого ученика шестого курса.
-Но профессор! Вы же понимаете, кто я? И, после того, что произошло в министерстве, я еду туда со слизеринцами!
-Ну, во-первых, так же сложились обстоятельства, что ты не поехал туда со своими друзьями, так ведь? – Дамблдор блеснул стёклышками очков, Гарри ещё больше съёжился в куртке. – А во-вторых, профессор Снейп всё время будет рядом и присмотрит за тобой, я всецело доверяю этому человеку.
-Не разделяю ваших взглядов в этом плане, – себе под нос пробормотал Поттер.
-И потом, – как будто не расслышав замечания юноши, продолжил маг, – в министерстве все предупреждены о вашем прибытии. Возгласов "Ах, да это же Гарри Поттер" – не будет, – "обрадовал" гриффиндорца директор.
-Предупреждены? – Гарри рисковал получить удар. – В каком смысле?
-В том смысле, что всё пройдёт прекрасно, – покивал головой Дамблдор, – здание охраняется отрядом авроров, специально приглашённых для этого.
-О, я не говорю о нападении Пожирателей, – простонал Гарри. – Просто, я еду туда с слизеринцами…
-Тем более, нет повода для беспокойства, – хитро улыбнулся старик.
-Ну, если вас не смущает возможность, что по возвращении в школу у вас не будет хватать одного студента, а семейство Малфоев лишится единственного наследника и потомка, то всё просто восхитительно! – зашипел гриффиндорец. – Если кто-то из них что-то выкинет, я за себя не ручаюсь!
-Что-то подсказывает мне, что вы разберётесь, мистер Поттер…

URL
2010-11-05 в 22:48 

Лёль
Трудно быть совершенством... Но ведь можно! (с) Драко Л. Малфой
Восторженные ученики разбились на небольшие группки, по два-три человека, и выстроились в небольшой отряд. Малфой, как префект своего факультета, встал во главе слизеринской молодёжи, возле декана курса. Панси,староста девочек, на пару с Милисентой закрывали строй.
Снейп, крепко сжав челюсти и рукоятку своего портфеля, уже добрался до компании директора и гриффиндорца. По группе учеников пробежал возбуждённый гул. Слухи, что золотой мальчик едет в Лондон с слизеринцами, оправдались. Малфой обернулся к одноклассникам.
-Господа. Мистер Поттер сегодня присоединится к нашему факультету, для нанесения визита в министерство магии. Прошу вас содействовать нашему декану, который благородно согласился на эту просьбу директора. От вас требуется проявить снисхождение и терпение, всё как всегда, господа. Думаю, мне нет необходимости напоминать вам, как к нашим фамилиям относится министерство, давайте же не будем давать им лишнего повода косо смотреть в нашу сторону. Факт, что мальчик, который выжил, едет именно с нами, как раз играет нам на руку, и не в наших правилах не использовать это. Покажем этим безмозглым представителям и чиновникам нашу добродетельность и благородность. Благодарю, и желаю всем приятного дня.
Некоторые чинно закивали, некоторые поджали губы. Но ни один студент не проронил ни слова в ответ. Маленькая тирада блондина была обращена только к его сокурсникам, и она не была услышана другими учениками, мелькавшими на улице. Слизеринцы, как ни в чём не бывало, вернулись к своим разговорам, но косые взгляды, летевшие в сторону странной троицы, прекратились.
-Северус! – радостно поприветствовал подошедшего директор. – Я вижу, вы уже готовы! Ну что ж, передаю в ваши руки мистера Поттера. Мы уже всё обговорили.
Снейп, прошипев что-то вроде "безумно рад по этому поводу", приказал Гарри следовать за ним.
Дамблдор похлопал юношу по плечу:
-Передавай привет Артуру Уизли. И приятно провести время! – добродушно пожелал старец вслед уже удаляющейся паре.
-Так как вы полностью на моём личном попечительстве, – сквозь зубы прошипел профессор зельеделия, когда они отошли на безопасное расстояние от глупо улыбающегося директора, – я приказываю вам следить за своим поведением и очень хорошо думать, прежде чем говорить что-либо. Я знаю, это вам не под силу, но сегодня уж постарайтесь. И если вы затеете дешёвую потасовку с одним из моих студентов – я даже и не подумаю вмешиваться, а затем признаю виновным вас, мой бесценный герой. И если с вами что-то произойдет, из-за вашего стремления всё разрушать и везде вмешиваться, ответственность за это будет лежать только на ваших плечах, мистер Поттер. Я надеюсь, я выражаюсь довольно чётко?
-Кристально! – смело парировал "бесценный герой".
-Поверьте, я не наслаждаюсь вашим обществом, – процедил Снейп.
-О, профессор, наконец, я с вами хоть в чём-то солидарен. Мне тоже прискорбно, что целые сутки из моей увлекательной жизни я проведу, терпя ваше присутствие.
-Десять баллов с Гриффиндора. Двойное эссе по ядовитым зельям и ядам ко мне на стол, к субботе. Внеклассная работа.
-Прекрасно, профессор. Я почерпну много нового. Как вы думаете, как скоро мне представится случай применить мои знания на практике?
Мастер зельеделия зашёлся в приступе немого гнева. Он совершенно не узнавал того мальчишку, вернувшегося после его последнего визита в министерство, в прошлом году. Когда погиб Сириус Блэк, Гарри Поттер был забитым истеричным подростком. А теперь…
-"Доигрались", – подумал Северус. – "Вырос.Озверел. Может, надежда на то, что он победит Тёмного лорда, не так уж и призрачна"?
Препираясь, эти двое подошли к группе учеников, уже порядком продрогших из-за холодной погоды. Вдруг Снейпа осенило.
-Мистер Поттер. Встаньте рядом со старостой факультета. От мистера Малфоя не отходить ни на шаг, беспрекословно слушаться и выполнять все его требования касательно безопасности проведения экскурсии. Не волнуйтесь, он не попросит вас сигануть под колёса паровоза. К сожалению.
Гарри хотел, было, что-то съязвить, но Серебряный принц смерил его таким обжигающим взглядом, что гриффиндорец поспешно проглотил слова, чуть не сорвавшиеся с его уст. Гордый собою декан только самодовольно хмыкнул.
-"К каждому котлу найдётся крышка", – пронеслось у Северуса в голове. Профессор вздохнул и направился к воротам школы. Студенты поспешили за ним, переговариваясь и хихикая.

Впервые "Хогвартс-Экспресс" показался Гарри таким большим и пустым. Непривычно было видеть так мало учеников, поднимающихся на платформу. Радостные Рейвенкловцы замахали им вслед руками, когда поезд тронулся со станции. Гарри занял свободное купе в конце вагона, и его не потревожили ни разу за всё время поездки. За что он был особо благодарен чванливым слизеринцам.
С платформы девять и три четверти до центра Лондона добрались тоже без приключений. Дул холодный северный ветер, все ученики школы чародейства и волшебства ёжились в одеждах, поднимая воротники и натягивая посильнее шапки. Гарри молча вышагивал возле Драко, ещё больше выделяя из группы шикарного блондина своим видом.
Сегодня Поттер наотрез отказался облачаться в одежду друзей, зная, что всё равно будет смотреться грязным пятном на фоне дорого одетых слизеринцев. С воплями - "Да, я хочу, чтоб в этом меня видели в Министерстве и запечатлели в "Пророке" – Гарри впихнулся в свои старые потёртые джинсы, клетчатую рубашку и в связанный миссис Уизли оранжевый свитер. На ногах героя магического мира были его старые кроссовки, а на плечах – жатая коричневая куртка. На шею ничего не оставалось одеть кроме школьного длинного шарфа. И единственное, что по-настоящему согревало душу парня, так это то, что он так "выгодно" оттенял идущего рядом блондина. Элегантно одетый Драко, должно быть, уже мысленно перепробовал на Потере все существующие и несуществующие заклятия пыток за то, что тот осквернял его общество своим видом.
Однако, как оказалось, Малфоя совершенно не заботил внешний вид золотого мальчика, больше напоминавшего лондонского беспризорника. Слизеринец периодически оглядывался на ряд студентов, проверяя, все ли в порядке, смотрел по сторонам, отмечая движение маггловского транспорта, и вообще вёл себя довольно серьёзно и беспристрастно. Наконец, впереди показалось серое здание Министерства, и все с облегчением вздохнули.
Получив значки посетителей и пройдя проверку, Хогвартские ученики оказались в атриуме здания. Многие здесь уже бывали, поэтому они просто спокойно стояли в ожидании встречи со своим гидом.
В холле показался краснолицый низкорослый мужчина с блестящей лысой головой. Маг торопился навстречу группе, постоянно потирая короткие пухлые руки.
-Добрый день, молодые люди, – радостно поприветствовал их толстячок. – Меня зовут мистер Бонто, и я буду сегодня вашим провожатым по удивительному миру министерства! Уверен, вы все найдёте сегодня что-то интересное для себя!
Гид обернулся к декану молодых людей, взиравшего на него сверху вниз:
-Северус? Как добрались?
-Прекрасно, Амирам, вот только вас мы прождали целых семь минут, да и пока прошли все эти проверки. Неужели это все так необходимо? – надменно произнёс профессор.
-О, приношу свои извинения, – без тени раскаянья в голосе закудахтал Бонто. – Но ты же знаешь, сегодня удвоенная охрана, повышенное внимание… - и маг покосился в сторону переминавшегося с ноги на ногу Поттера.
-Мне надо было просить прибавки к жалованию, за то, что подвергаю себя и своих студентов такой опасности, как общество национального героя, – вздохнул маг.
Предвидя реакцию гриффиндорца, Малфой развернулся к парню, приготавливая морально-уничтожающий взгляд, но его уже опередил лысый проводник:
-Мистер Поттер! Добро пожаловать в министерство магии! Министр после обеда присоединится к нам, чтобы поздороваться с вами лично! – гид опять радостно потёр руки. Он, наверно, пребывал в полной уверенности, что сделал молодому магу огромнейший комплимент и польстил его самолюбию.
-Час от часу не легче! – прошептал гриффиндорец. – Лягни меня гиппогриф, только Фаджа мне не хватало…
Гарри вжал голову в плечи, ожидая взрыва смеха и издёвок от стоявших за спиной слизеринцев. Но ответом ему был лишь монотонный говор студентов и гул министерства. Похоже, студенты не обращали на него внимания, совершенно не выделяя его из группы учеников Хогвартса.
-Странно, – пробормотал Поттер, и впервые в жизни профессор Снейп разделил с гриффиндорцем внезапное изумление, окидывая подозрительным взглядом своих подопечных.

URL
2010-11-05 в 22:52 

Лёль
Трудно быть совершенством... Но ведь можно! (с) Драко Л. Малфой
Экскурсия началась с центрального кафе-ресторана, где юных магов и ведьм напоили кофе и горячим шоколадом и накормили булочками с корицей. Крэбб и Гойл набрали с собой печенья и пряников в коробочку из картона, а Паркинсон, кокетливо улыбаясь Драко, подкладывала в тарелку блондина сдобные изделия.
-Дорогой, ты в последнее время вообще не уделяешь должного внимания своему здоровью. Ты практически ничего не ешь!
Малфой молча размешивал свой кофе маленькой мельхиоровой ложечкой, внимательно разглядывая густой напиток.
-Хочешь заменить профессор Трелони в дальнейшем? – с другой стороны от Драко сидел Блейз Забини. – Не думаю, что тебе стоит, у тебя такое перспективное будущее!
Не удержавшись, Малфой фыркнул:
-Гадать я не собираюсь. Я лишь пытаюсь определить свежесть молока, добавленного в этот кофе.
-О, с ним всё в порядке! – поспешила заверить друга Панси. – Вон, Винсент и Грегори уже по третьей чашке выдули, и вроде бы всё нормально…
-По-моему, у этого пойла, смеющего называть себя гордым именем Кофе, есть побочные эффекты. Или это ты называешь "нормально"? – блондин указал на весело размахивающих своими волшебными палочками парней, которые пытались наложить на коробочку "всёвмещающие" чары. Девушка хихикнула, а Блейз подавился глотком горячего шоколада.
-Джентльмены, вы же помните о приказе, запрещающем использование магии студентами в пределах министерства? – усмехаясь, обратился к парням Драко, протягивая им ещё одну бумажную упаковку. Сообразив, слизеринцы закивали.
Наблюдавший за всем этим Гарри только подивился, как же Малфой влияет на окружающих его. Истинный лидер. Если захочет – поднимет до небес. А захочет – испепелит одним лишь словом. Как же много лиц было у этого утончённого загадочного молодого мага. Как много граней.

Наконец, слизеринское общество соизволило закончить полдник, и группа продолжила покорение департаментов и отделов. Доблестные ученики, в принципе, вели себя очень подобающе своим фамильярным рангам. Несмотря на юный возраст, они не галдели и смеялись, а негромко переговаривались и задавали разные вопросы. И опять же, совершенно игнорировали Поттера. Последнего это начинало бесить.
В сопровождении Амирама Бонто, Слизеринцы посетили Большой архив (библиотеку) и Отдел магических игр и спорта (Гарри и Драко, как по команде, рванули в штаб-квартиру Британско-ирландской лиги квиддича). Выудить парней, да и весь факультет, из павильона оказалось делом выполнимым, но трудным. Затем направились в Отдел магического транспорта и Отдел международного магического сотрудничества. Здесь задержались на короткое время, получили краткий курс на тему магического законодательства и права и даже посетили британский филиал Международной конфедерации магов.
Покинув пятый уровень здания, и набившись, как сардины в консервную банку, вместе со студентами в лифт, декан и провожатый заспорили, куда же следует направиться дальше. Мистер Бонто настаивал на посещении Отдела наблюдения за магическими тварями и контроля над ними, так как департамент находился на следующем уровне, и гид придерживался строгого плана. Профессор зельеделия же выразил горячее желание отправиться в Отдел обеспечения магического правопорядка, на втором уровне здания. Так как это подходило по теме магического законодательства, департамент которого они только что посетили. Нажимая на все кнопки подряд, маги не заметили, как лифт уже вызвал кто-то другой. Железные створки открылись, приятный голос дикторши оповестил о прибытии в подвальные помещения Министерства магии, и, продолжая спорить, волшебники, а за ними и вся группа, поспешили оставить тесную кабинку, пропуская вместо себя в лифт людей в длинных серых плащах.
-Амир, а вы уверенны, что должны здесь быть? – окликнул лысого толстяка один из магов, зашедших в лифт, прежде чем железная дверца закрылась. Снейп и Бонто замерли и оглянулись.
В отличие от других этажей – этот был совершенно безлюден и холоден. По коридору не было ни одной двери, только в самом конце виднелась тёмная арка, ведущая в следующий коридор. Совершенно чёрные стены и такие же чёрные потолки визуально меняли пространство, создавая гнетущее впечатление. У Гарри закружилась голова. Он мгновенно узнал это место. Здесь его впервые судили за применение волшебства летом прошлого года. Здесь же находилось и пророчество, спрятанное в Отделе тайн. Перед глазами пролетели вспышками события прошлого лета. Хрустальный шар с предсказанием. Бой с Пожирателями Смерти. Волдеморт. Сириус.
-Сириус… - стон сорвался с застывших губ гриффиндорца, и, не удержавшись на ногах, парень рухнул на пол.
-Поттер! – не отдавая себе отчёта в своих действиях, Драко поспешно кинулся к лежащему студенту.
-Дементор! – выругался Снейп, следуя примеру Малфоя. Тут же оказался и провожатый.
-Какого тёмного? – Бонто вцепился в плечи юноши. – Что с ним?
Поттер был без сознания.
-У него шок. Надо убрать его отсюда, – взмахнув волшебной палочкой, Северус приподнял тело Гарри, поставил его в вертикальное положение и левитировал его к лифту.
-Прошу вас, все за нами! – позвал Амирам слизеринцев. – Вам нельзя оставаться здесь одним!
Створки кабинки отворились, и группа вновь ввалилась в узкое помещение.
-Мистер Малфой, помогите мне, – профессор начинал потихоньку закипать. Палочка в его руках дрожала.
Драко кивнул, подхватывая расслабленного Поттера и прижимая его к стене своим телом. Сокурсники сохраняли гробовое молчание, проникшись важностью ситуации.
-Отдел магических происшествий и катастроф, – объявил приятный женский голос. Лифт остановился на третьем уровне, и живописная группа вырвалась в широкий просторный коридор. Здесь располагалась штаб-квартира стирателей памяти, к офису которых прилагалась небольшая комната отдыха. На этом же этаже был кабинет по производству зелий, Снейп надеялся найти там успокоительное. Оставив остальных учеников Хогвартса в коридоре, Снейп, Бонто и Малфой занесли обмякшего Поттера в министерскую гостиную и уложили на серый диванчик.
-Я вызвал колдомедика, – хлопотал гид. – А нам надо идти! Дорогой Северус, нам надо вернуться к остальным студентам, их нельзя оставлять в министерстве одних!
-Поттера тоже нельзя оставлять одного, пока не прибудет врач! – возразил профессор, так некстати вспоминая, что поручился за парня директору.
-Пусть этот молодой человек останется с ним! – тут же волонтировал Драко в добровольца мистер Бонто. – А мы обязаны поспешить, ты же знаешь, как министр щепетилен…
-Кому остаться? Мне? – возмущённо запротестовал блондин против гениального решения проблемы. – Я не собираюсь становиться сиделкой Поттера!
-Я надеюсь, вы не подумали, что ею стану я? Сделайте одолжение, мистер Малфой, подождите здесь, пока я не вернусь, – блеснув разъяренными глазами, декан развернулся и вышел из комнаты. За ним, всё время потирая руки, засеменил провожатый.
Подавленный слизеринец остался наедине с бессознательным телом Золотого мальчика. В первую очередь он перенёс подальше от дивана подушки, пуфы и всё остальное, чем Поттер бы смог в него запустить по возвращению в сознание. Затем, скинув тёплый плащ, и оставив только белый шарф на шее, Малфой уселся в глубокое кресло рядом и стал ждать.

URL
2010-11-05 в 22:54 

Лёль
Трудно быть совершенством... Но ведь можно! (с) Драко Л. Малфой
** 12 **

-Сириус! – послышался сдавленный стон. Драко встрепенулся, прогоняя лёгкий сон, которым забылся, сидя в кресле.
-Сириус, осторожно! Сириус! – стон усилился, превращаясь в сдавленный крик.
Малфой в недоумении уставился на хрипящего гриффиндорца. Поттер мотал головой, яростно сжимал в кулаки руки и прерывисто дышал.
-Сириус, нет! Не-е-ет! - сдавленные крики перешли в истошные вопли. Глаза парня были плотно зажмурены, на лбу появилась испарина.
-Так вот оно что… - пробормотал Драко. – Это же случилось в Отделе тайн…
Так как все события, произошедшие в министерстве прошлым летом, держались в строжайшем секрете – о них знали практически все маги и ведьмы. Узник, сбежавший из Азкабана два года назад, оказался крёстным мальчика, который выжил. И были такие, что уверяли даже, что он был невиновен. Блэк выдержал двенадцать лет в самой страшной тюрьме для волшебников, чтобы сбежать и, спустя пару лет, умереть от руки приспешников Тёмного Лорда, здесь, в самом сердце Министерства Магии.
-"И старина Дамблдор всё равно настоял, что бы Поттер приехал на эту дурацкую экскурсию? У директора явно не все дома", – подумал Малфой. Его взгляд бесцельно блуждал по мечущейся на диване фигуре брюнета. Состояние гриффиндорца явно ухудшалось.
Чёрные волосы парня прилипли к мокрому от холодного пота лбу. Вопли стали затихать и постепенно перешли на всхлипы, гриффиндорцу было трудно дышать.
Драко подошёл поближе и нагнулся над пострадавшим. Его белый шарф соскользнул с шеи и, накрыв бледное лицо Поттера, тут же намок.
-Вот же ж чёрт, – проворчал Малфой. Протянув руку, он потянул за край шарфа, как вдруг рука лежачего взметнулась, и Гарри крепко вцепился в его кисть.
Блондин оторопел и попытался вернуть руку себе. Но не тут-то было – Поттер бессознательно держал Драко мёртвой хваткой. Сильно рванув руку на себя, так, что слизеринец под натиском бухнулся перед ним на колени, он прижал её к груди.
-Сириус, нет! Стой, Сириус! – всхлипы стали ещё жалостливее, и, не открывая глаза, Гарри зарыдал.
Драко ошарашенно смотрел на трясущегося в истерике брюнета. Он по-прежнему стоял перед ним на коленях, его рука всё так же покоилась в стальных объятиях на груди парня. Шарф, пропитавшись потом и слезами гриффиндорца, соскользнул на пол. Но Малфой уже не обращал на него внимания. Круглыми от ужаса глазами он смотрел на бьющегося уже в истерике Поттера.
-Колдомедика сюда! Помогите! Скорее, позовите колдомедика!!! – блондин повернул в сторону двери голову и закричал что было сил.
На его крик в комнату ворвалось сразу несколько человек. Они обступили диван и принялись разглядывать человека, лежащего на нём.
-Это же Гарри Поттер! Поттер? Ему плохо! – раздались перепуганные голоса.
-Чёрт, вы заметили? Надо же! Кретины! – прошипел Драко. – Чего уставились?
Наконец, через толпу, которая уже успела собраться в гостиной, протолкались двое магов в белых плащах.
-Отойди-ка, приятель, – мягко положил руку на плечё слизеринца один из них.
-Я не могу, – выдавил из себя Малфой, стараясь не смотреть на окружавших его людей.
-Не переживай, парень. С твоим другом всё будет в порядке. Ты останешься здесь, будешь рядом с ним. Нам нужно только проверить его, – неправильно расценив обстановку, "успокоил" Драко врач.
-Да нет же, чёрт. Я физически не могу! Он меня держит! – выругался блондин сквозь зубы, но маги в белых мантиях уже переключили своё внимание на пациента. Обступив студента с двух сторон, они занялись больным. А Малфой в первый раз в жизни пожалел, что имеет такую яркую внешность, так как сейчас привлекал к себе столько же внимания, как и мальчик, который-норовил-не-пережить-приезда в министерство.
Высушивающее заклинание, из саквояжа колдомедика появился горячий компресс. Один врач светил огоньком люмоса со своей палочки в глаза Поттера, немного приоткрывая их и проверяя реакцию зрачка. Другой колдомедик готовил какое-то зелье. В воздухе запахло палёным, Гарри закашлялся.
Приоткрыв ему рот, маг влил в парня лекарство. Ещё несколько минут гриффиндорец бился в судорогах, сжимая руку Драко так сильно, что Малфой уже хотел попросить зелья и для себя. Затем всё стихло. Постепенно дыхание брюнета восстановилось, сердце ровно билось в груди. С изнурённым лицом, склонив голову на бок, Поттер спокойно заснул.
Маги облегчённо вздохнули.
-Ну, всё. Теперь ему нужен покой. Вы же здесь с экскурсией из Хогвартса? Я сообщу вашему провожатому, что вы на какое-то время задержитесь здесь. Мистеру Поттеру надо отдохнуть и прийти в себя. Его не желательно сейчас тревожить. Он перенёс шок, его психика расстроенна. Так что я попрошу всех остальных удалиться, – колдомедик закончил разговор с Драко и повернулся к толпе волшебников. Последняя фраза была адресована им.
-А моя психика? Эй, куда вы? – ошарашенно залепетал вслед уходящим людям Малфой.
-Кто этот юноша, возле Поттера? – услышал слизеринец обрывки разговоров. – Какая преданность! Он отказался покидать его!
-Да, какая забота, какая поддержка! Не каждый день можно наблюдать такую привязанность…
Не решив окончательно, белеет ли он от злости или краснеет от стыда, лицо Драко стало покрываться пятнами. Сцепив зубы так, что на висках выступили бугорки, он злобно уставился на мирно посапывающего гриффиндорца.
-Нет, это просто невероятно…
Устав стоять на коленях, а в этой непривычной для слизеринца позе Малфой стоял уже довольно долго, блондин плюхнулся задом на пол и, обессилев, уронил голову на плечо Поттера.
-Святые небеса, – застонал Драко. – Снейп меня заавадит. Точно. Когда обо всём этом узнает. Даже в школу обратно не отвезёт. Зачем зря таскаться? Он прикончит меня где-нибудь здесь, на просторах министерства. А потом меня разыщет Дамблдор, оживит и убьёт ещё раз. Только за то, что я стал свидетелем истерики его дражайшего золотого мальчика! Что с моим трупом сделает отец – вообще думать не хочется. Вот тебе и проявил благородство. А что, ко всем дементорам, обо мне теперь думает пол-Министерства? "Какая забота, какая поддержка"… Кретины! Все вокруг! И ты, в первую очередь! – Малфой ткнул головой плечо Поттера.
-Драко… - вдруг прошептал тот. Блондин встрепенулся. Но нет, гриффиндорец не пришёл в сознание. Он по-прежнему лежал с закрытыми глазами. Однако губы его тихо шевелились, и маг вновь, очень чётко, услышал своё имя.
-Драко… - опять позвал Гарри.
-Святой Мерлин! – слизеринец предпринял попытку побиться головой об подлокотник широкого дивана. – Этого ещё не хватало!.. Здесь я, здесь…
Поттер замотал головой, почему-то принюхиваясь. Блондин наклонился к нему поближе, и Гарри тут же уткнулся носом ему в светлую макушку, шумно вдохнул.
-Драко, – довольно прошелестел он.
-"Может, позвать Снейпа прямо сейчас? Чтобы он прикончил меня поскорее, без мучений с последствиями?" – подумал Малфой, расслабляясь, и уже полностью уронив голову на плечо гриффиндорца, задремал.

-И вы, наверно, надеетесь получить зачётные баллы для Дома Слизерина, за свою добродетельность? Или у вас есть другие, более веские причины для этого?
Драко вздрогнул, ему приснился кошмар, в котором его декан отчитывал префекта за проявление альтруизма и гуманности. Сонно моргая, он пытался вспомнить, где находится.
-Профессор?
-Мистер Малфой, разрешите полюбопытствовать, что вы себе позволяете?
Наконец проморгавшись, блондин приподнял голову, чтобы проверить, что же себе он такого позволял.
Его ноги затекли, он до сих пор продолжал сидеть на полу, тогда как грудь его прекрасно устроилась на низком диванчике, а голова покоилась на плече мирно спящего Поттера. Запястье блондина было свободно, а вот плечи нашли пристанище в объятиях Гарри. Наглый гриффиндорец нежно прижимал к себе своего охранника.
Малфой подскочил как ужаленный, затекшая нога подвернулась, и юноша с грохотом вновь повалился на пол, приземляясь в двух шагах от гостеприимного диванчика, аккурат на свою пятую точку. Снейп, призывая всю сдержанность, завис над ним, как грозовая туча.
-П-п-профессор… Поттеру стало плохо, а вы не пришли... Меня попросил колдомедик остаться с ним…
-Я всё знаю, – прервал его сбивчивую речь Северус. – И, по-моему, даже больше, чем хотел бы! – он пристально уставился на своего ученика, но в этот момент оба услышали недовольное бурчание. Это Гарри, обнаружив пропажу источника тепла и ароматного запаха ромашек, заворчал и начал крутиться на диване.
-Профессор, прошу… Пусть этот инцидент останется между нами… - еле выдавил из себя слизеринец. Снейп закатил глаза, удручённо вздохнул.
-Я не должен быть свидетелем таких вещей. Это не входит в мою компетенцию, – проворчал маг.
Поттер потянулся на своём ложе и сел. Разминая затёкшую шею, он стал озираться по сторонам. Наконец, он сфокусировал взгляд на стоявших поодаль людях, Драко к тому времени уже принял вертикальное положение.
-Профессор Снейп? – сделал для себя блестящее открытие гриффиндорец.
-Единственный и неповторимый, собственной персоной, мистер Поттер. Хорошо отдохнули? Ну и славненько. Теперь оба приведите себя в порядок. Вы оба проспа… Пропустили обед. Экскурсия вас, естественно, не ждала. Мистер Малфой, вы сейчас же присоединитесь к нашей группе, мистер Поттер останется здесь и подождёт министра – Фадж лично решил засвидетельствовать вам своё почтение, – скривился в усмешке зельевар. – Мистер Малфой, поторопитесь.

URL
2010-11-05 в 22:55 

Лёль
Трудно быть совершенством... Но ведь можно! (с) Драко Л. Малфой
Дверь за профессором закрылась с грохотом, норовя если не развалиться, то хотя бы слететь с петель.
Гарри обхватил голову руками, опустив локти на колени. Наверняка, вспоминая произошедшее. В этой же позе его застал Драко, когда вернулся из туалета. Не нарушая удручённого молчания, слизеринец накинул свой плащ, поднял с пола испачканный шарф и, на мгновение задержав взгляд на Потере, вышел.
Оставшуюся часть экскурсии Малфой видел, как во сне. Просто молча, тенью, следовал за Снейпом, мрачнея всё больше и больше. К концу осмотра достопримечательностей Министерства декан и студент могли спокойно соревноваться за звание "самый угрюмый и мрачный посетитель столетия". Остальные слизеринцы постоянно перешёптывались и бросали косые взгляды на своего префекта. Но это были взгляды удивления и непонимания, так как проходящие мимо них маги и ведьмы, работники министерства, дружелюбно улыбались молодому человеку, скользящему лёгкой походкой во главе группы студентов. Некоторые чиновники и клерки даже подходили и пожимали юноше руку (Драко вслух не посмел спросить, по какой причине). А Поттера нигде не было видно.
На ужин он тоже не появился. Экскурсионная группа учеников школы чародейства и волшебства поглощала пищу почти в гробовом молчании. Поддавшись настроению своего старосты, они даже не крутили головами, разглядывая одиноких магов, спешащих отужинать в столовой и убраться восвояси. Винсент и Грегори, тихо посапывая, старательно набивали карманы печеньем и конфетами. Натан и Витас хмуро переглядывались, размышляя, как бы им выбраться из здания и погулять в городе. И даже Панси, никак не ожидавшая такого экстримального происшествия от безобидной экскурсии, хмурила бровки и надувала губки. Удручённо вздыхая, она переключила своё внимание на Забини, так как обожаемый Серебряный принц был сейчас где-то вне зоны реальности.
Драко уныло ковырял вилкой в тарелке. Перед глазами до сих пор стоял вид мечущегося в истерике Поттера. Холодный пот на лбу юноши, слёзы и крики отчаяния… Но не это пугало Малфоя. Те чувства, которые вызвал вид несчастного, страдающего лица гриффиндорца, тревожили сейчас Драко. Тревожили и злили. Злили потому, что он не понимал происхождения этих эмоций, не находил источника этих терзаний. Он определённо переживал за Гарри, беспокоился и совершенно не мог понять – почему.
После ужина студентов отправили в какую-то захудалую комнату отдыха.
-Здесь нам не отдыхать, а подыхать. От скуки, – проворчала Милисента, плюхаясь на маленький диванчик мышиного цвета. Сбежать в город не представлялось возможным, из-за охранных чар: Шурро и Сидд уже проверили, за что незамедлительно получили выговор и лишились двадцати баллов, каждый. Колдовать запрещалось категорически. В ожидании распределения по комнатам на ночлег, оставалось лишь играть в магические карты и шахматы и читать. Слизеринцы разбрелись по гостиной и занялись кто чем мог. А Поттер до сих пор так и не появился.
-Умер он, что ли… - проворчал Драко. Он стоял у магического окна комнаты и нервно курил. За стеклом мигали огни ночного города – волшебная иллюзия, призванная создать ощущение реального вида из окна. Но Малфой ничего не замечал. Ни блефа фальшивых фонарей, ни гомона товарищей по заключению в здании министерства. Сосредоточенно он изучал своё отражение.
-Драко… - на плечё парня легла холёная женская ладошка. – Могу я отвлечь тебя на минуту, от твоих серьёзных размышлений?
Малфой вздохнул. Девушка провела пальчиком по бледной коже на шее слизеринца, пробираясь под атласный шарф. Блондин так грациозно смотрелся в своих чёрных джинсах, белой рубашке и безрукавке, с этой мягкой полоской атласной материи на шее, что Панси не выдержала и прижалась грудью к спине парня, обнимая его сзади. Драко даже не шелохнулся.
-А раньше ты не так реагировал на моё внимание, милый… - грустно улыбнулась Паркинсон. – Это из-за него?
Ответом ей стали нахмуренные брови и плотно сжатые губы:
-Ты же понимаешь, нас могут обвинить в случившемся, – наконец произнёс блондин.
-Дорогой, за кого ты меня принимаешь? – девушка прижала лоб к его плечу. – Ты изменился не за сегодняшний один вечер…
Малфой повернул голову, опуская ресницы взглянул на подругу:
-Панс, изумрудная моя, на тебя пагубно повлияла эта "экспедиция". Уверен, она на всех нас завтра отразится негативными последствиями.
-Драко, к чему всё это? Не в моих принципах читать кому-либо нотации. Нравоучения, это больше по части Милисенты. Но ты мне дорог. Ты высокомерный, респектабельный и расчетливый, истинный Малфой. Но всё это клевета, наружная оболочка, соответствующая рамкам аристократических нравов. Отвлекающие чары, так сказать. Ведь я знаю тебя с шести лет. Внутри, под всем этим лоском и пафосом, ты чуткий, ранимый и очень нежный. Ты только ждёшь, пока тебя не встряхнут хорошенько, чтоб всё это вырвалось наружу. Ты боишься этого, так как долгое время жил под холодной сталью, сдерживая чувства. О, нет, я не имею в виду те эмоции, которые ты испытывал с очередной девушкой, встречая её ночью, и с которой поутру, провожая её, приходили одиночество и пустота. Ты слишком своенравен, и тебе нужен достойный противник. Может быть, тебе нужен кто-то, кто, наконец, просто завоюет тебя, хоть на короткое мгновение, сбивая с тебя спесь, и ты, наконец, сможешь расслабиться, хоть только и перед этим человеком. Ты сможешь позволить себе прекратить играть в чванливого, хладнокровного и неприкосновенного, гордого отпрыска древней фамилии Малфой. Сможешь наконец-то расслабиться, зная, что тебя хотят такого, кто ты на самом деле, а не того, кого они видят и боготворят…
Поражённый слизеринец аккуратно высвободился из объятий девушки и развернулся к ней:
-Миледи, вы не прекращаете меня эпатировать. За столько лет нашей дружбы… Пожалуй, сегодня моё отношение и уважение к тебе достигли апогея, Панси Паркинсон. Мне, правда, надо ещё немного времени, чтобы осознать всё сказанное тобой и не заавадить тебя после проведённого осознания… Но я признателен вам, миледи, за то, что почтили меня своим вниманием, – дружелюбно улыбнулся Драко. – И, да, нравоучения, это, несомненно, больше по части Милисенты…
-Ох, сэр Малфой, как же иногда хочется наложить на вас парочку заклятий, – засмеялась слизеринка. – Однако, как же жалко, что не я буду тем счастливым человеком, который всё же сумеет дать тебе хорошего пинка под твой прекрасный зад, чтобы ты очнулся… У меня просто не хватит силы. По-моему, физической…
Девушка наигранно вздохнула. Блондин приобнял её за плечи:
-Вот так, сдаёшь завоёванные позиции?
-Ну, я же не рыба, биться об лёд. Растопить твой айсберг, величественно называющий себя сердцем, сможет только дерзкий, не унимающийся огонь. Какого-нибудь неуравновешенного, а главное, не боящегося самой смерти человека. А почему не боящегося смерти? Да только посмотреть на тебя, нельзя не вздрогнув. А посметь посягнуть на твоё самолюбие… Наверно, отважиться на такое только храбрейший человек!
-Или отчаянный безумец, который думает, что ему уже нечего терять…
Панси придвинулась к лицу Драко, и легко прикоснулась губами к его устам:
-Ну же, Малфой! Ты же слизеринец, чёрт возьми! Наш девиз – бери, всё что захочешь! – и чуть тише добавила. – И ничего не бойся…
-Вот так просто? – прошептал юноша.
-Вот так просто, – улыбнулась девушка.
Какое-то время они ещё постояли молча. Окно, возле которого курил Драко, располагалось в самом конце комнаты, и во время всего разговора молодых людей никто не потревожил. Наконец, Паркинсон отодвинулась.
-Блейз пригласил меня завтра в Хогсмид, на свидание, – кокетливо пожала плечами брюнетка.
-Печально, – театрально вздохнул Малфой. – И даже лучшие из нас падают жертвами на алтарь любви… Ах ты, искусительница!
-Так ты не против? – в голосе подруги слышались серьёзные нотки.
-Нет, моё очарование, я только "за". И даже посоветую вам одно замечательное тихое местечко. Ты же знаешь таверну "Приворот"?

URL
2010-11-05 в 22:57 

Лёль
Трудно быть совершенством... Но ведь можно! (с) Драко Л. Малфой
После нескольких часов заточения, в комнате отдыха, наконец, нарисовался чёрный, как туча, профессор Снейп.
-Наверно, попало декану за то, что угораздил Поттера притащить на этаж отдела тайн! – заговорщицким шёпотом произнёс Забини, наклоняясь к уху Паркинсон. Они с Панси, Драко и Грегори играли в покер, и последний уже проиграл всей компании весь запас печенья и лакомств, которые он с Винсентом вынес из столовой после ужина.
-Вот Поттер расклеился, как лакричная барышня, – поддержал его Гойл. – А нас, наверняка, обвинят в бессердечности и равнодушии!
-Неправда, если б не ответственность и благородность Драко, всё было бы намного хуже! – зашипела Панси.
-Да, золотой мальчик теперь у меня в долгу, – закусывая нижнюю губу, произнёс Малфой. – Но как истинные джентльмены, мы этого никому не расскажем…
-Нужны ли такие жертвы, Драко? Слава безвкусна, когда она не предана огласке… - покивал головой Блейз.
-Оповестить весь мир о спасении будущего спасителя всё того же мира мне не позволяет гордость, – драматично возвёл глаза к небу Серебряный принц. – Тем более, что благодарные рыдающие объятия, плавно переходящие в ползанье у моих ног, всех фанатиков мальчика, который опять таки выжил, меня не прельщают.
Компания зафыркала, давясь смехом, каждый представляя себе, в меру своей распущенности, картинку спасающегося бегством аристократа от толпы поклонников, норовящих от радости облобызать ему руки, ноги, и всё прочее…
-…И не смейте лгать мне о том, что покинули свои комнаты в приступе лунатизма! – продолжил рассыпать гневные тирады декан факультета. Только сейчас ребята обратили на него внимание. – И даже мифам о применение на вас "империо" я не поверю! Во избежание наказаний и снятие баллов, – Снейп "зыркнул" глазищами на Шурро и Сида, – просто воздержитесь от острого желания выйти прогуляться. Вы же не самоубийцы, в конце концов!
Комнаты, выделенные студентам Хогвартса, располагались на этаже выше, поближе к "свежему воздуху". Для спален, в срочном порядке, выделили несколько гостиных, превращая их в жилые помещения, в которых с относительным удобством могли бы переночевать участники экскурсии. После "Недели Профессий" хоромы превращались обратно в обычные пыльные рабочие кабинеты. Снейп проводил учеников на верхний уровень здания, а сам скрылся в неизвестном направлении, пригрозив исключением из школы любому, кто покинет этаж в течение ночи. Судя по рычанию профессора, он был довольно серьёзен в своих словах и намереньях.
Как префект, Малфой выбирал комнату первый, и ему приглянулась самая дальняя по коридору. Слизеринцам предстояло спать по три человека в комнате, но, окинув взглядом свою спальню, Драко с чистым сердцем вытолкал Крэбба и Гойла наружу, так как здесь обнаружилась всего одна кровать. Правда, был ещё небольшой диванчик, который по желанию раскладывался в очень неудобную на вид кровать, не вмещавшую в себя долговязую фигуру Грегори, и коврик, на котором Малфой предложил устроиться габаритному тяжеловесу Винсенту. Осознав поражение, парни поддались на провокацию и удалились в соседнюю комнату. А Драко остался осматриваться по сторонам.
Судя по всему, палаты предназначались для декана факультета (как же иначе объяснить факт наличия лишь одной кровати на троих студентов?). Но Профессор Снейп явно дал понять, что не разделит прискорбной участи своих подопечных, и отправился, наверняка, в место, куда приятней этого пыльного этажа. Поэтому слизеринский староста принялся располагаться, насколько это было возможно, поудобнее. В принципе, комната была довольно ничего. Ничего хорошего – по определению Его Высочества Серебряного принца.
В смежную с соседней комнатой стену комнаты был встроен небольшой камин, перед ним на полу был расстелен коврик, полинявший от времени. Напротив камина, у противоположной стены – кровать. Рядом – небольшой комод с зеркалом, на стенах несколько полок с ничтожно жалким количеством книг. Письменный стол, диванчик и дверь в ванную комнату. Да, ещё картины с блеклыми пейзажами Англии, хорошо, что не с говорящими портретами – юному магу очень хотелось побыть в тишине. Окна в спальне отсутствовали, наверно, на них у дизайнеров министерства уже не хватило фантазии.
-Как современно, – хмыкнул аристократ, брезгливо разглядывая старенькие простыни, застеленные на кровати. – Ох, Мерлин терпеливый. По-моему, сегодня я точно не высплюсь.
Извлекая из своего небольшого дорожного саквояжа полотенце и зубную щётку, и, ворча по поводу неоправданных надежд на комфортабельность министерства, уставший постоялец побрёл в ванную комнату.

URL
2010-11-05 в 23:00 

Лёль
Трудно быть совершенством... Но ведь можно! (с) Драко Л. Малфой
** 13 **


Быстрой, лёгкой походкой Гарри летел по коридору здания Министерства. Он был в ярости. В руках не хватало лишь плаката с надписью "Временно не на месте, вышел из себя, скоро вернусь". Давно никто не доводил до такого бешенства небезызвестного гриффиндорца, отличающегося скромностью и кротким, беззлобным нравом. Но в этот момент Гарри Поттер совершенно не следовал критериям мирового героя. Он рвал и метал, готовясь в любую минуту сорваться с цепи здравого смысла и начать расшвыривать непростительные заклинания во все стороны. Мало того, что он полностью опозорился перед слизеринцами, как последняя истеричка, потеряв сознание в отделе тайн, так потом ещё к нему привязался министр, доканывая последние остатки гордости. Фадж затаскал его по отделам и департаментам, кичась перед чиновниками и промывая ему мозги уверениями, что он и министерство всегда верили ему, просто не всегда могли это выразить правильно. А то, что в прошлом году он обвинял Поттера во лжи о возвращении того, кого нельзя называть – так это всё бюрократия политики, это ничего, главное, что мальчик снова выжил и теперь наверняка победит тёмного Лорда, конечно, с поддержкой Корнелиуса…
Гарри зацепил ногой край ковра, покоившегося на полу коридора, споткнулся и громко нецензурно выругался. Ко всем его бедам прибавилась ещё одна: по окончании личной экскурсии с министром и обменом любезностей с деканом змеиного факультета, гостившего в здании, гриффиндорец выяснил, что теперь ему ещё и негде спать.
-Чёртово министерство, с его чёртовыми постановлениями о ночлеге студентов! Почему я должен бороться ещё и с этим, в моём возрасте?
Поттер плохо помнил, сколько времени прошло, как Малфой вышел из той злосчастной комнаты отдыха, где очнулся Гарри, и как там появился министр. Фадж довольно долго приносил свои извинения за инцидент, больше походившие на обвинения в адрес самого участника тогоже инцидента. Объяснял, что они должны соблюдать политкорректность по отношению к, так сказать, виновникам случившегося – мистеру Бонто и мистеру Снейпу. Уверял, что ни у одного из них не было злого умысла и намерения. Гарри же от этого легче не становилось.
В какой-то момент к несчастному страдальцу, в виде мальчика со шрамом на самом видном месте, пришло спасение, в виде рыжего мужчины в старом потёртом пиджаке. Корнелиус так неосмотрительно провёл Гарри мимо Отдела по ограничениям применения волшебства к изобретениям магглов, (и к самим магглам. Тут-то их и перехватил Артур Уизли. Хогвартский ученик вцепился в мага, как хищник в добычу, и наотрез отказался оставлять руку мужчины. Министру пришлось отпустить Поттера продолжить знакомство с подразделениями министерства в сопровождении отца близкого друга мальчика. Мистер Уизли отвёл Гарри в штаб-квартиру Отдела обеспечения магического правопорядка, познакомил с некоторыми аврорами, показал разные магические артефакты. Затем они зашли в Сектор борьбы с неправомерным использованием магии, пошушукались с работающими там ведьмами. Заглянули к хорошим знакомым Артура, посидели в крошечном кабинете, поговорили о старом, прошлом. Только Гарри пришёл немного в себя от "нашествия" Фаджа и стал получать удовольствие от экскурсии, как ему сообщили, что время ужина он пропустил, мистеру Уизли пора было возвращаться домой, а популярный Поттер вновь попал в когти к неугомонному министру. Все клерки уже расходились со своих рабочих мест, а Корнелиус, видимо, решив сегодня доконать Гарри окончательно, никак не унимался и даже выразил желание присоединиться к мальчику за ужином. Наскоро перекусив бутербродами с горячим чаем, гриффиндорец заявил, что устал и хочет спать. Искренне удивившись услышанному (как будто мировые герои не должны хотеть спать), Фадж, с явной неохотой, всё же отпустил несчастного на отдых, инструктируя его, как ему найти профессора Снейпа.
Невзирая на обстоятельство, что декан Слизерина был сегодня ответственный за гриффиндорца, Северус явно не горел желанием помогать Поттеру. На безобидный вопрос, где ему сегодня предстоит провести ночь, зельевар ответил, что ему не важно, лишь бы на этаже, отведённом для спален студентов Хогвартса.
-"По мне, так хоть в коридоре, на коврике", – подумал профессор, а вслух сказал:
-Свободных комнат не осталось, так что присоединитесь к кому-нибудь из учеников. – И обойдя назойливого парня, прошествовал дальше.
Поднявшись на указанный этаж, Гарри быстро узнал сложившуюся ситуацию, (вместо трёх человек в некоторых спальнях было немного больше), и, не задумываясь над дальнейшим, уверенно зашагал по направлению к самой дальней комнате в коридоре.

Драко стоял перед зеркалом в ванной и старательно вытирал волосы полотенцем. Намного легче это можно было сделать с помощью магии, но колдовать строго запрещалось и приходилось справляться собственными силами. Почему-то именно сегодня светлая шевелюра была непослушная, локоны капризничали и не хотели укладываться. Ещё бы. После такого денька. Что там волосы, сам хозяин чувствовал себя разбитым и несчастным. Не снимая полотенца с головы, Малфой вышел в спальню и направился к своему саквояжу с одеждой. Выудив из недр дорожной сумки нижнее бельё и лёгкий спортивный костюм, он повернулся к камину и замер в оцепенении. Сидя по-турецки на некогда пушистом ковре, на него взирал снизу вверх мистер Гарри Поттер, лично победитель сами-знаете-кого, взявшись в спальне слизеринца неизвестно откуда.
Драко сморгнул. Несколько мгновений понадобилось, чтобы он осознал, что это не видение. Ещё несколько – чтобы оценить ситуацию. И ещё один миг для того, чтобы вспомнить, что из одежды на слизеринце лишь влажное полотенце, причём намотанное на голову.
-Мантикору тебе в задницу! Поттер! Что ты здесь делаешь? – заорал Малфой, отбрасывая штаны, зажатые в руках, и стягивая с головы полотенце, пытаясь прикрыться им. Озарённый догадкой, что надо наоборот, отшвырнул полотенце и кинулся к брюкам, натягивая их прямо на голое тело.
Гарри беспристрастно наблюдал за нервной потасовкой слизеринца с одеждой. Справившись, наконец, с облачением в штаны, блондин, чуть не упав, кинулся на отрешённого от мира сего, непрошеного гостя.
-Я спросил, какого дементора ты здесь делаешь? – зарычал он.
-Я пришёл спать, – спокойно заявил Гарри. – Мне же надо где-то переночевать…
-Но не в моей же спальне! – завопил Драко.
-Мне Снейп приказал, – пожал плечами гриффиндорец.
-Снейп приказал тебе ночевать со мной??? – ошарашенно выпалил Малфой.
-Ну, не совсем… - недоумённо покосился на оравшего Поттер, но, видно, слизеринец до сих пор так и не понял, что ляпнул. – Он сказал присоединиться к кому-нибудь…
-Ну, так и проваливай отсюда! Присоединяйся к кому-нибудь! – оратор норовил охрипнуть от всех этих воплей.
-Я уже присоединился. К тебе…
-ЧТО??? – волосы блондина моментально высохли и пропитались магнетическим зарядом. Иными словами, они встали дыбом, и сейчас Драко стал похож на растрёпанный одуванчик-переросток. – Какого лешего???
-Ты один в большой комнате, а все остальные спальни заняты. В некоторых спят даже больше, чем по три человека! – брюнет поспешил охладить пыл парня вескими доводами. – И потом, из всех слизеринцев, ты, пожалуй, единственный, с кем я общаюсь…
Обычно сообразительный мальчик-одуванчик молча глотал ртом воздух, пытаясь переварить поступавшую информацию. Вот это нонсенс! А в "Ежедневном Пророке" это уже писали? Великий и Невозмутимый Гарри Поттер, оказывается, с ним общается!
-Но тут всего одна кровать, – не найдя более серьёзных аргументов, выдавил из себя Малфой.
-Ничего, поделимся, – вздохнул Поттер. Он поднялся с ковра и поплёлся к кровати, волоча за собой по полу пыльный рюкзак. – Если ты не возражаешь, я приму душ, – устало добавил он.
-Я сейчас же приволоку сюда Снейпа, и он выгонит тебя вон! – не совсем соображая, что он несёт, пискнул Драко и, подхватив с пола кофту от спортивного костюма, ринулся к двери.
-Делай что хочешь, Малфой, а я пошёл в душ, – безразлично махнул рукой Гарри, скрываясь в ванной комнате.
Словно скоростная метла, слизеринец вылетел из спальни и, соревнуясь в скорости с магическим транспортом, помчался по коридору.
-"Да что он о себе думает? Вообще напыщенность из головы все мозги вытеснила? Или это похвальба Фаджа так действует, что безвредный честный гриффиндорец становится глумливым нахалом! Хотя, в свете последних событий, назвать Поттера невинным не повернулся бы язык даже у Лонгботтома. Чего стоит только наглое противостояние золотого мальчика и мастера зельеделия. На каждом уроке алхимии факультет Гриффиндор мужественно терял баллы за доблестный отпор новоявленной язвы, по имени Гарри Поттер. А как последний "познакомился поближе", начав своё трепетное "общение" со слизеринцем? Малфой никак не мог окрестить того зверя, который похотливо рычал на него в спальне - милым щенком...
Очнулся беглец только когда добрался до широкой лестницы, в противоположном от его комнаты конце коридора. Впереди зиял чернотой лестничный пролёт. Лишь оказавшись на краю ступеньки, ведущей в тёмное никуда, Драко утихомирился и, боязливо озираясь по сторонам, прислонился спиной к стене.

URL
2010-11-05 в 23:01 

Лёль
Трудно быть совершенством... Но ведь можно! (с) Драко Л. Малфой
Оборвав свою демагогию, он задумался о другом. По одной, в голове стали формулироваться мысли иного характера.
И куда он так помчался? Он даже не знает, где спальня декана, если тот вообще ночует в министерстве. А даже если префект и встретит своего ценного профессора? Поттер прав, Малфой один в комнате, вместо трёх положенных человек (факт, что там всего одна кровать, видимо, не должен был смущать троих взрослых парней). Потом ему, да и всем слизеринцам достанется от Фаджа, что не приютили его бесподобного гостя. Драко шатается по коридору во время отбоя, а Снейп отчётливо дал понять, что подвергнет наказанию любого, кто нарушит предписанные для студентов правила… Северус и так весь день был на нервах, из-за припадочного гриффиндорца, а злить ещё больше своего декана Малфой не рискнул. Может, отправиться спать к Панси?
Укутавшись поплотней в довольно тонкую кофтёнку, Драко повернул назад. Остановившись у дверей женской спальни и услышав девичий смех, блондин положил руку на дверную ручку, и тут же резко отдёрнул пальцы, обжигаясь о заколдованный металл. Ну конечно, заклятие "прайвеси" – чары неприкосновенности частной жизни, охраняемые интимную сферу человека. Теперь никто не мог проникнуть на территорию, защищённую этим волшебством, без особого приглашения хозяев. Девушки, должно быть, наложили это заклинание, чтоб, наконец, получить покой от назойливых сердцеедов – мужской половины слизеринского факультета. И почему Малфой не наложил его у себя в спальне, сразу же после прихода? Наплевать на запрет использования магии. Даже на улице несовершеннолетним магам можно колдовать, если что-то угрожает их жизни. Правда, Поттер не совсем угрожал. Он, скорее, молил об убежище… Кстати, о Потере…
Раздумав стучать к слизеринкам и звать Панси, Драко тихонько прошмыгнул по коридору и ужом скользнул в свою спальню.
Комната была освещена лишь пламенем, мерцавшим в камине. Оно приятно согревало и частично наполняло комнату красными отблесками.
Примостившись на краешке кровати и чуть ли не с головой накрывшись пуховым одеялом, Поттер тревожно спал, иногда вздрагивая и вздыхая.
-"Он что, действительно думал, что мы вот так спокойно разделим одну постель на двоих?" – изумился Малфой, проходя мимо и снимая с комода пачку сигарет. Развернув упаковку, блондин извлёк одну папироску и прикурил. Затянувшись, и выпуская тонкие струйки серого дыма, парень облокотился бедром о комод и уставился на спящего брюнета.
-"Ты же слизеринец, чёрт возьми! Наш девиз – бери, всё что захочешь!"… - в голове прозвучал гордый лозунг в исполнении Панси Паркинсон.
Машинально стряхивая с сигареты пепел, Драко вспоминал, как провёл свою первую ночь в обществе Поттера. Ту ночь, в Запретном лесу, когда растрёпанный пылкий гриффиндорец впервые прикоснулся к нему. Не в драке, и не в случайной ситуации. А прикоснулся по-настоящему, тепло и страстно…


Драко было холодно лежать на дне сырой ямы. Болела рука, постепенно немея и теряя чувствительность.
-"Наверняка сломал", – подумал слизеринец. С носа текло что-то жидкое, и заливало горло. – "Моя собственная кровь погубит меня", – усмехнулся про себя парень, закашлявшись. – "Утопит"…
Но тут вдруг, совершенно неожиданно, на землю возле него уселся Поттер, приподнял голову парня и устроил её у себя на коленях. Прошептал какое-то заклинание, проводя своей палочкой по испачканному носу блондина. Драко, конечно, мог и сам наложить заживляющее заклятие, но оно требовало концентрации внимания, а это не представлялось возможным в положении лёжа на спине, давясь собственной кровью. Любой другой просто перевернул бы пострадавшего на бок, но Поттер, как всегда, нашёл более оригинальное решение. Ну и на том спасибо. Противная жидкость перестала заливать горло, и Малфой облегчённо вздохнул.
Потом Поттер развёл костёр, а они опять поссорились… Как глупо… Разъярённый гриффиндорец ни за что не поможет теперь слизеринцу, как бы благороден он не был. Малфой бы не помог.
Но необъяснимый брюнет опять удивил его. Пожертвовав свой ремень и тряпку, обозначавшую футболку, Гарри перевязал сломанную руку Драко, фиксируя её на брусочке дерева и подвязывая к шее. Тогда-то слизеринец впервые увидел довольно неплохую фигуру гриффиндорского ловца, накачанный торс парня, широкие плечи, развитую грудь, мускулистые руки. И как он не видел всего этого раньше? Хотя, глупый вопрос, где, собственно, он мог бы всё это увидеть…
Постепенно становилось всё холоднее и холоднее. Поттер заснул у скудного костёрчика, который смог соорудить из той трухи, что валялась на дне этой плесневелой ямы. Малфой прикидывал в уме выгодные и достойные варианты смерти. Конечно же, Золотого мальчика. Потому что, если никто не спасёт их от лютого холода в течение ближайших пары часов, Драко наплюёт на всё и начнёт посылать в небо снопы красных искр, дабы привлечь внимание учителей, которые их наверняка ищут. А потом заавадит Поттера. Из принципа. А если на них нападут магические твари – слизеринец предоставит Гарри ещё раз блеснуть в лучах героизма, защищая собою покалеченного и страждущего. И этот вариант, естественно, имел летальный исход, в виде трагической смерти героя нации. Ну ещё бы, ведь защищать Драко, Поттеру предстояло бы всю ночь, до прибытия тяжёлой артиллерии…
Неизвестно, сколько времени провёл слизеринец, придаваясь таким идеям и мыслям. Руку что-то пощекотало, Драко непроизвольно дёрнулся, сгоняя раздражение. Однако через какое-то время досадное чувство вернулось, и Малфой, обозляясь, перевёл взгляд на землю подле него, разыскивая источник, потревоживший его. Присмотревшись получше, блондин оторопел от страха.
Прямо возле него, потирая мохнатыми лапками, устроился паук, размером с небольшую болонку. Один взгляд вокруг, и парня бросило в дрожь. Земля в овраге шевелилась, наполняясь разной живностью, которая жужжала и шипела. Простыми заклинаниями левитации Драко не мог противостоять натиску животных, силы его были на исходе. Ужас и холод сковали горло, и вместо крика о помощи у Малфоя вырвался жалобный плач.
Поттер не замедлил появиться. Расшвыряв тварей ногами, он выхватил свою волшебную палочку и, наклоняясь к земле, что-то прошептал. Это было какое-то странное, незнакомое заклинание, которое гриффиндорец произнёс вперемешку со свистом. Подобное произношение Драко где-то уже слышал, и даже из уст самого Поттера. Но сейчас не это было важно. Главное – это подействовало, твари отступили. Но внутри слизеринец почувствовал прилив настоящей паники.
Это был реальный испуг, не испытываемый юношей никогда ранее. Малфой, не признаваясь самому себе, знал, что не боится крыс и пауков только на уроках зельеделия, когда грызуны уже были неопасны. Здесь же, в лесу,наполненным этими тварями, Драко чувствовал, что ингредиент для зелья – он. И в этот момент слизеринец не собирался оставаться один на один со своими страхами.
Поттер говорил что-то, затем отвернулся, вознамериваясь уйти. Но, подпуская проблески безумия, блондин не собирался дать ему это сделать. Почти окоченевшими пальцами, он вцепился в брючину гриффиндорца, не отпуская его от себя. Всё, что угодно, лишь бы не в одиночку. Запретный лес, с его стонами и придыханием, нависал над несчастным школьником, пытаясь проглотить его целиком. И Драко не смог этого вынести.
У юноши закружилась голова. Своих ног он уже почти не чувствовал, постепенно переставали слушаться и пальцы. Холод пронизывал его насквозь, сжимая ледяной хваткой сердце.
Поттер уселся рядом и притянул к себе. Его свитер почету-то был мокрый в том месте, где его коснулась щека Драко. Понемногу сознание стало затуманиваться, очень захотелось спать. Где-то вдалеке слизеринец услышал своё имя, кто-то звал его, но откликнуться уже не было сил…
Малфой медленно погружался в чёрную бездну. Вокруг была пустота, наполненная стенанием и ропотом. Холодная безызвестность. Драко не мешала темнота. Но холод… Холод, леденящий кровь в венах, стужа, сковывающая руки и ноги, озноб, с треском ломающий кости изнутри… Парень не хотел здесь больше оставаться, он заметался, словно стараясь всплыть на поверхность… Но у него ничего не вышло, его тело больше ему не принадлежало. Камнем он падал в ледяную пропасть…
Внезапно он услышал лёгкий шорох. Больше напоминавший шелест листвы. Этот шорох доносился изнутрии его тела, Драко услышал его в низу живота. Что-то приятно зашептало внутрии и затрепетало, как в предчувствии чего-то радостного, светлого. Как в преддверии тепла поутру просыпаются цветы, распуская бутоны и поворачиваясь к солнцу. Юноша замер, боясь шелохнуться и спугнуть это лёгкое, почти неощущаемое чувство. Он и так не мог шевелиться, но теперь он боялся ещё и дышать. Однако приятное чувство не ушло, как призрачный мираж. Оно осталось, наполняя Драко изнутри теплом и светом. Оно наплывало, как морской прибой, накатывая волнами и накрывая парня, врываясь в сознание и оживляя тело. Поняв, что уже может спокойно дышать, не спугнув горячий океан, появившийся так внезапно и неизвестно откуда, Малфой разомкнул губы и шумно выдохнул, выпуская наружу чувство облегчения. Сквозь завесу шума прибоя он стал различать другие звуки, и чтоб показать, что он их слышит, парень попытался ответить, произнося что-то несуразное. Губы ещё плохо слушались, но блондин уже мог их чувствовать, так же появилась чувствительность в теле, и лёгкое, приятное покалывание опять же в животе. Вздрогнув, парень двинулся навстречу этим волнам тепла, всем телом стараясь прочувствовать их, насладиться этим волшебным мгновением. Мелкая дрожь, пульсировавшая в теле, перебралась в ноги, маленьким салютом врываясь во все вены, добралась до пальцев на ногах и рассыпалась яркими искрами, чуть ли не обжигая. Пальцы онемели, а по всему телу прошла волна, превращающаяся в цунами тепла и покалывания, оживляя окоченевшее тело и возвращая разум на поверхность страшного омута беспамятства.

URL
2010-11-05 в 23:02 

Лёль
Трудно быть совершенством... Но ведь можно! (с) Драко Л. Малфой
Драко мог почти свободно дышать. Губы пересохли, это мешало наполнить грудь воздухом, как чашу, до краёв. Не зная, чего он жаждет больше – кислорода или влаги, юноша инстинктивно подался вперёд, к спасительному источнику, который вернул его к жизни, выхватывая из цепких тисков холода. Его просьбу благосклонно4 приняли, и вот уже спасительная влага, нежно и осторожно, словно боясь утопить, аккуратно накрывает измученные губы и поднимает над поверхностью водной глади того омута, из которого только что вынырнул Малфой. Наконец юноша смог сделать глубокий вздох, полной грудью. И холодная земля, покоившаяся под молодым телом слизеринца, начавшая напоминать о себе в реальном мире, вдруг из-под него, так и не успев сформироваться. Мозг функционировал, чувства и ощущения обострились, а глаза приоткрылись, но лишь на долю секунды. Но всего этого было более чем достаточно.
Вокруг распласталась темнота, но она уже не была ужасающей и неприятной. Она не давила на глаза и, сжалившись, дала парню возможность увидеть…
Источником спасительного тепла оказались сильные мужские руки, а мягкие робкие губы вернули Драко в сознание.
Малфой приоткрыл рот, пропуская язык своего избавителя в себя. Изнывая от истомы и страсти, благодетель принимал дар, честно заслуженный и такой желанный. Горячие руки парня, продолжая источать тепло, изучали изгибы фигуры слизеринца и расточали жар по расслабленному телу. Блондин хотел впитать в себя как можно больше этой волшебной энергии, прижимаясь к источнику и поддаваясь ласкам. Он почувствовал, как его крепче сжимают в объятиях, как прижимается к нему чужая плоть. И понял, как же он хочет ощущать это, какое наслаждение это доставляло. Драко не хотел, чтоб это чувство чужого тела рядом, такого горячего, сильного и властного, прильнувшего к нему, как будто стараясь испить его, когда-либо прекратилось.
Но через какое-то время спаситель расслабился, легонько приподнял парня со своего плеча и, уложив его на землю, отвернулся.
-"Что он делает?" – сквозь вуаль прикрытых ресниц Малфой разглядывал лежащего рядом парня. Рука того равномерно задвигалась, послышались лёгкие стоны. Человек устроился поудобнее, и только по звукам движения и сбивчивому дыханию слизеринец догадался об истинном занятии своего героя. Умелые руки парня теперь ласкали своего хозяина, и Драко не мог оторвать глаза от содрогающегося тела рядом. Он плохо видел происходящее, но прекрасно знал, что тот делает. Сознание того, что парень свободно онанирует при нём, дико возбуждало.
Наконец, юноша протяжно выдохнул и затих. Какое-то время он полежал на земле, затем встал и принялся собирать со дна ямы остатки хвороста для костра. Пламя не разгоралось, в золе лишь горели красные огоньки. Но и они грели душу, успокаивая. Малфой заворочался, стараясь расшевелить части тела, лёгкий холодок вновь попытался прокрасться под одежду. Но к нему вновь прильнуло чужое тело, согревая блондина своим дыханием и теплом. А Драко закрыл глаза и вдохнул, стараясь впитать в себя как можно больше этого мгновения, изучая и запоминая запах, такой волшебный, присущий только одному гриффиндорцу…
Драко проснулся к утру, понимая, что всё это время Поттер не выпускал его из кольца своих рук, сохраняя между ними спасительное тепло. Где-то вверху замерцал рассвет, повеяло свежим дыханием ветра, и слизеринец почувствовал лёгкую вибрацию в воздухе, присущую только магии. Его тело плавно оторвалось от земли, выскользнуло из объятий гриффиндорца и поплыло вверх. Рядом так же парило тело брюнета. Нелепо выгнувшись, парень из последних сил выбросил руку и вцепился в пальцы Драко. В таком виде, словно державшихся за руки, Хогвартских учеников подняло на поверхность земли заклинание левитации.
-Хвала Великому Мерлину, они живы! – раздался облегчённый вздох профессора МакГонагалл. Она спешила к парням, переступая через сломанные ветки и хватаясь за деревья. Малфой повернул голову, напротив него с палочкой в руках маячил Снейп, в упор разглядывая своего студента.
-Минерва, будь добра, позови сюда Рубеуса, пожалуйста, – раздался с другой стороны мягкий голос директора Хогвартса.
-"Силы небесные, Поттер! Нашёл, когда вырубаться! Отпусти меня!" – завопил про себя слизеринец, тщетно пытаясь освободить пальцы из руки Гарри.
Проламываясь, словно неуклюжее животное, сквозь лесную чащу, к собравшимся спешил Хагрид. Подставив руки, он поймал висевшего в воздухе Поттера, Малфой приземлился на руки своего декана. Придерживая свои ноши, профессора стояли в замешательстве друг напротив друга, пока Дамблдор аккуратно разжимал бессознательную хватку гриффиндорца.
-Мистер Малфой, – растягивая каждое слово, подражая обожаемому ученику, процедил декан. – Не смейте притворяться спящим. Вам ещё объясняться. Вначале – перед директором, затем – передо мной. Советую вам очень тщательно всё обдумать вначале.
-Да, сэр…
МакГонагалл возглавляла шествие, вооружившись волшебной палочкой и грозно всматриваясь в лесную чащу. За ней шли Снейп и Хагрид, с уставшими учениками на руках. Замыкал строй Дамблдор, ухмыляясь и весело теребя кончик своей бороды.
Найденных студентов доставили в больничное крыло, прямо в распростёртые объятия перепуганной мадам Помфри. Профессор Спраут помогала ведьме с лекарствами – Поттеру решили дать снотворного, помимо обычной лечебной настойки. А от Малфоя потребовали объяснений.
Пребывая ещё в лёгком шоке от происходящего, (медсестра, не замолкая, твердила, что это просто чудо, что слизеринец не подхватил воспаление лёгких, с его слабым здоровьем), Драко промямлил, что-то о домашнем задании, лесничем и об ошибке, которая произошла из-за непогоды. На удивление, директор не настаивал на более логичном и правдоподобном объяснении и очень быстро отпустил студента отдыхать. Все были заняты Поттером – ему становилось хуже.
На ночь Малфоя освободили из палаты, а на утро он как бы случайно заглянул в больничное крыло школы. Возле спящего гриффиндорца сидела с книгой в руках Грейнджер, потом, толкнув блондина плечом, проходя через дверной проём, в комнату прошёл рыжий Уизли. Тихо выругавшись, Драко ретировался.
Полдня он провёл как во сне, бесцельно слоняясь по школьным коридорам и даже не снимая баллы сучеников младших курсов, попадавшихся ему на пути. Наконец, к полудню, он заметил высокую сухую фигуру директора школы, направляющегося в сторону больничных палат. Слизеринец украдкой проследил за магом. Ему нужно было расспросить о некоторых вещах очнувшегося гриффиндорца.
Дамблдор и Поттер тихо разговаривали, затем профессор ушёл, оставив ученика в глубоком замешательстве. Малфой потоптался немного на месте и, удостоверившись, что "больной", в принципе, ещё не пришёл в себя, решил учинить допрос попозже. Тем более что лёгкая мантия почему-то стала слишком жаркой, а брюки – тесными.
Но вопросы остались и мучили его. Новые чувства, незнакомые доселе эмоции... Мучили тогда и не давали покоя сейчас. Драко уже порядком надоело, что последний месяц он только и делал, что пытался найти разные ответы и объяснения. И не находил…

URL
2010-11-05 в 23:04 

Лёль
Трудно быть совершенством... Но ведь можно! (с) Драко Л. Малфой
** 14 **

-Нет, Сириус, нет! – раздался в тишине знакомый страдающий голос.
Драко моментально очнулся, прогоняя нахлынувшие воспоминания. Сигарета в руках давно истлела, засыпая пеплом старенький неказистый комодик. Парень раздавил её в пепельнице и подошёл к кровати.
-Нет, Сириус! – снова душераздирающий стон.
-Нет, только не это… - мысленно взмолился Малфой, усаживаясь на разостланную постель рядом с гриффиндорцем:
-Эй, Поттер, проснись, – тихо позвал он.
Гарри открыл глаза. Они были затуманены. Вздрогнув и не раздумывая ни мгновения, парень бросился на шею обомлевшему слизеринцу.
-Эй, эй, ты что? Отпусти меня, припадочный! – попытался вырваться Малфой, привставая, но, соскользнув, Поттер крепко обвил руками талию Драко и уложил голову ему на колени, тем самым усаживая слизеринца обратно.
-Пожалуйста, – умоляюще прошептал Гарри. – Не уходи! Останься со мной! Я не могу быть сейчас один. Ты… Ты нужен мне, Драко…
Юноша повернул голову, зелёные глаза встретились с серыми, и Малфой почувствовал комок, подступающий к горлу и перехватывающий дыхание.
Глаза Поттера, широко распахнутые, изумрудно чистые – постепенно становились малахитовыми, затягиваясь пеленой… Слёз…
Не было никакого другого Гарри Поттера со страшными, тёмными глазами. Никогда не было другой, чужой личности. Это всегда был один и тот же, бесшабашный, необузданный гриффиндорец, поддающийся настроению… И порыву чувств…
Драко смотрел в глубочайший омут этих зелёных глаз и понимал, что летит вниз. Безудержно. Стремительно. В головокружительном падении.
Эти глаза, как он не замечал этого раньше? Они о стольком говорили, наполняясь страхом, болью, тревогой, желанием, страстью… Они темнели, как волшебное зелье, которое уже приготовилось и ждало, ждало, чтобы его испили до дна…
Сколько чувств имел и хранил в себе обладатель этих глаз, как долго сдерживал их, опасаясь, не понимая, томясь… И как же точно эти магические глаза передавали эйфорию чувств, поднимавшихся прямо из сердца юноши…

Щёки Малфоя намокли от дорожки лёгких, почти невесомых слёз, пробежавших по лицу. Пальцы аккуратно проскользнули в чёрные локоны волос, и, склонившись, слизеринец крепко прижал парня к груди:
-Гарри…
-Да, Драко?
-Всё уже хорошо.
-Ты останешься?
Блондин легонько усмехнулся:
-Куда же я денусь, мне же негде ночевать по-другому…
Гордому аристократу оставалось винить лишь себя. Он просто не мог все эти годы простить Поттеру того, что был отвергнут, протягивая руку и предлагая дружбу. С самой первой встречи с мальчиком, который выжил, Драко знал, что хотел быть рядом с ним, сидеть за одной партой, учить вместе уроки. И если Гарри предпочёл дружить с нищим Уизли – то Малфой получал своё внимание другим способом, цепляя и обижая гриффиндорца.
Но детское решение не приносило ожидаемого, и спустя годы скверное отношение, переросшее в привычку, стало надоедать. Многое изменилось, слизеринец быстро повзрослел, понимая, что детская вражда не будет длиться вечно и что этого "вечно" может вообще и не быть…
Так или иначе, но он нуждался в Гарри. Он, во что бы то ни стало, хотел быть неотъемлемой частью его жизни. Но надменный слизеринец никогда бы не признался в этом, никому. И, в первую очередь, себе. Он исподтишка интересовался его похождениями, старался следить за ним. Как и той ночью…
А вот Поттер был не спесив. И ни на минуту не задумался о своих действиях. Он делал то, что говорило ему сердце…
Малфой вспомнил, как Гарри обливал его лицо своими горячими слезами, как крепко прижимал к себе. Драко знал, что окажись он на месте гриффиндорца, он поступил бы точно так же. Он не хотел потерять Гарри. Просто не мог.

-"И ничего не бойся"... – опять всплыл в памяти приятный голос верной подруги детства:
-"Вот так просто?"
-"Вот так просто…"

Затихший брюнет, удобно устроившись на коленях слизеринца, тихонько вздохнул, обвивая талию парня покрепче. Малфой, смущённо улыбаясь, погладил парня по волосам:
-Не знаю, Гарри, пожалуй, это не к месту, но я тебя хочу… - прошептал он, – прямо сейчас…
Поттер в замешательстве уставился на него:
-К месту, – и слизеринец увидел, как потемнели от желания и страсти зелёные глаза. – Я думал о тебе…
-Да? – Драко мягко отстранил брюнета от себя и уложил его на кровать. – И что же ты думал обо мне?
-Я думал о той ночи, в Запретном лесу. И о том, что не пережил бы, если б с тобой что то случилось, – серьёзно ответил гриффиндорец.
Малфой тем временем расстегнул кофту, обнажая гладкую грудь и плоский живот. В долю секунды стянул с себя штаны и оказался полностью нагим. Гарри молча, с трепетом наблюдал за ним.
Блондин юркнул под одеяло. Нащупав на бёдрах Поттера тонкую ткань боксеров, он принялся высвобождать парня из плена материи. Гриффиндорец всё ждал, когда Драко вынырнет из-под одеяла, но тот не спешил. Лишив Гарри нижнего белья, он положил ему руки на бедра, и брюнет вдруг почувствовал горячее дыхание у себя в паху.
-Драко… Ты не обязан этого делать… - выдохнул парень.
-Но я хочу! – уверенно заявил слизеринец из недр постели.
Малфой неловко обхватил член Поттера пальцами и провёл по нему языком. Затем накрыл губами головку и постарался вобрать в себя побольше. Возбуждённый орган был уже наполовину во рту, когда блондин стал неумело вращать вокруг него языком. Гарри улыбнулся в кулак. Было понятно, что в этом плане гриффиндорец у него первый. И сама эта мысль чертовски возбуждала. Драко же, тем временем, понемногу набирался опыта, расслабившись и начав двигать головою вверх-вниз. Он сжимал разгорячённый член у основания, не пытаясь даже вобрать в себя весь размер целиком, поднимал и опускал голову, обволакивая фаллос губами и немного царапая зубами. Язык юноши скользил по головке, описывая круги вокруг нежной кожи.
Дыхание Поттера участилось, сердце застучало быстрее, и вот он уже в нетерпении комкает пальцами простыни. Наконец, не выдержав больше этой сладкой пытки, он запустил руки под одеяло и, вцепившись в плечи Драко, выудил его наружу.

URL
2010-11-05 в 23:05 

Лёль
Трудно быть совершенством... Но ведь можно! (с) Драко Л. Малфой
Лицо слизеринца раскраснелось от возбуждения и старания. И он был благодарен Гарри за то, что тот сам прервал акт. Так как от неопытности у него уже заболела челюсть, а от нехватки кислорода закружилась голова. Но сам Малфой ни за что не прекратил бы начатое. Из гордости. Хоть и не был готов к кульминации деятельности, из принципа шёл бы до победного конца. Чего бы это ему не стоило, и каких бы усилий не пришлось бы приложить. Мерлин, как же он был сейчас благодарен Поттеру. Мысли он читает, что ли? Или панический страх Драко – Гарри ощущал кожей?
Гриффиндорец притянул Малфоя к себе и нежно поцеловал в губы. Светлые волосы блондина рассыпались, обрамляя тонкое лицо и щекоча щёки Поттера. Парень шумно вздохнул опьяняющий запах цветов, пропитавший мягкие локоны.
-Ты потрясающе пахнешь ромашками, – прошептал брюнет. – Я чувствую твой запах, даже если ты уже вышел из комнаты. Я всегда знаю, если ты в ней был…
Его руки проворно гуляли по спине Драко, иногда сжимая объятия чуть сильнее, в порыве страсти. Но тут же разжимая их, боясь причинить боль этому нежному худому телу. Тонкие пальцы Гарри скользили по линиям тела Драко, повторяя изгибы фигуры. Изучали впадинки и рельефы, мягко касаясь и нажимая. Нежно, успокаивая, умоляя…
-Подожди, я сейчас, – блондин покраснел до корней волос. Поттер не смог удержать улыбки, расползающейся по лицу:
-Ты такой милый, когда краснеешь…
-Сам ты милый, – разнервничался Малфой. Он протянул руку за своей волшебной палочкой и лёгким взмахом призвал из ванной комнаты флакон с маслом для тела, который видел там ранее. Гарри тоже заметил этот флакон, когда принимал душ, богатое воображение тут же нарисовало пару картинок сочетания масла и блондина. Не веря, что мечты могут осуществиться, парень застонал.
-Поттер, ты можешь быть хоть на минуту серьёзным? – волновался по пустякам слизеринец.
-Могу, – и брюнет прищурил тёмно-зелёные, полные похоти глаза, и хищно облизнулся. Малфою, естественно, сделалось сразу хуже:
-Хорошо. Ты меня испугал. А теперь прекрати, – прошипел он.
-Ну вот, видишь? – улыбнулся Гарри и взял из рук Драко бутылочку. – Можно?
Блондин отстранился, увлекая парня вглубь кровати. Затем, когда гриффиндорец закончил обильно смазывать свой член маслом, взобрался тому на живот:
-Я хочу попробовать так, – возбуждённо прохрипел Малфой.
-Ты уверен? – озабоченно спросил Поттер, на что получил незамедлительный ответ:
-Да! – а потом смущённое: - Поможешь мне?
Гарри взволнованно кивнул головой. В отблесках пламени, пылавшем в камине, бледная кожа слизеринца казалась девственно-розовой, отливавшей перламутром. На щеках блондина по-прежнему играл румянец, от чего они напоминали бархатную кожицу спелого фрукта, покрытую нежным мягким пушком. Казалось, сам юноша источал слабое сияние, словно ауру, а на золотых локонах мерцали и переливались яркие блики огня. Поттер перестал дышать, боясь вздохом прогнать столь прекрасное видение. Пропустив руку между ног своего наваждения, он плавно ввёл в парня сразу два пальца.
-Гарри… – выдохнул мираж, закрывая глаза и опрокидывая голову назад. Кольцо мышц жадно сомкнулось вокруг уже трёх пальцев, и Драко заёрзал в нетерпении. Опираясь руками о согнутые колени Поттера, он приподнялся, пропуская вторую руку гриффиндорца. Гарри поднял набухший член и направил головку к заднему проходу блондина, по дороге высвобождая свои пальцы. Медленно, опуская упругую задницу навстречу возбуждённому органу, слизеринец плавно насаживался на фаллос, полностью вбирая его в себя.
-Подожди, малыш, тебе может быть больно, – застонал Поттер, придерживая блондина за бёдра и вынимая руку из-под него. Но парень уже уселся полностью, накрывая живот брюнета своим подрагивающим членом.
-Кажется, я кончу прямо сейчас, – прохрипел Поттер.
-Дай мне пару минут, – выдохнул Малфой, жмурясь и свыкаясь с острыми ощущениями, в буквальном смысле наполнявшими его.
-Мерлин, хоть вечность, – прошептал Гарри, вжимаясь в тело парня и обхватывая его за талию. Слизеринец отдышался:
-Ну же, двигайся, - тихая мольба.
-Как я могу двигаться, когда ты сверху? Приподнимись немного…
Драко привстал, вновь опираясь о колени Гарри, а тот начал медленно поднимать таз, двигаясь под ним и напрягая пресс. Со временем он усилил толчки. Поттер хотел больше и сильнее входить в это хрупкое худое тело, чтобы Малфой чувствовал его глубже в себе. Не выдержав, он снял блондина с себя и уложил рядом, на бок, спиной к себе.
Слизеринец не протестовал, так даже было удобнее. Гарри приподнял его ногу, проскальзывая членом обратно в узкий и жаркий проход, и всем телом приникая вплотную к Драко. Блондин чувствовал, как яички Поттера касались его собственных, возбуждая мошонку. Ногу, что оказалась сверху, он согнул в колене, и парень повторил его позу, как кусочек мозаики, вклиниваясь и дополняя.
Одной рукой гриффиндорец обвил талию Драко, другой подпирал своё тело. Уткнувшись носом в макушку блондина, он вдыхал, как наркотик, сладковатый запах цветочного шампуня.
Толчки стали быстрее и сильнее. Слизеринец извивался на простыне, замкнутый между постелью и рукой брюнета. Ухватившись пальцами за свой возбуждённый член, он сжал его у основания, одновременно толкаясь навстречу бёдрам Поттера.
-Да, малыш, ты всё правильно делаешь, – прошептал ему в ухо гриффиндорец, а затем прошелся по ушной раковине языком. Перешёл на бледную шею, припадая к ней губами и посасывая нежную кожу. Юноша застонал ещё больше.
Почувствовав, как напряглись ноги Малфоя, Гарри стал с силой вколачивать свой член в пульсирующее анальное отверстие, сковывая блондина в стальной хватке и вбивая его в матрац. Драко вскрикнул, до боли сцепляя пальцы, и кончил, выгибаясь и сжимаясь. В этот же момент оргазм настиг и Гарри, и, насаживая на себя блондина в последний раз, он выдохнул его имя и, наконец, отпустил.
Выскользнув из содрогающегося тела, он развернул слизеринца, сгребая того в охапку и крепко прижимая к себе. Уткнувшись в шею парня, Драко тут же впился в неё резким и грубым поцелуем, всасывая кожу и лаская языком.
-Малыш, отпусти, – простонал Поттер, откидываясь назад. – Ты и так сводишь меня с ума…
Какое-то время они молча лежали, переводя дыхание и прислушиваясь к биению сердец и треску поленьев в камине.
-А почему ты решил вернуть мне долг именно таким извращённым способом? – тихо полюбопытствовал Гарри, припоминая о ночи в "Привороте".
-Потому что я был уверен, что буду лучше тебя в этом, – немедля ответил Драко. – А почему ты продолжил? – парировал блондин.
-Потому что в оранжерее, на Хэллоунской вечеринке, я понял, что ты чертовски сексуален, и что я хочу тебя… Я просто не мог забыть той ночи в Запретном лесу. Узнав однажды вкус твоего тела, я захотел ещё и уже не мог остановиться… Может, нам почаще заходить в лес по ночам?
-Ну уж нет, спасибо! – слизеринца передёрнуло от мысли о повторном посещении затхлой ямы и страшных тварей. – Одного раза хватило!
-Да, одного раза действительно хватило, – улыбнулся Поттер, вновь притягивая блондина к себе и вовлекая его в страстный поцелуй.

Перешёптываясь, усмехаясь, вспоминая разные старые обиды и тут же забывая их, Гарри и Драко провели в ласках ещё пару часов и, наконец, заснули, всё-таки разделив одну постель на двоих. Но они спали, так тесно прижавшись друг к другу, что, наверное, смогли бы уместиться даже на раскладном диванчике.
-"Всё-таки хорошо, что здесь была всего одна кровать" – засыпая, подумал Малфой.

URL
2010-11-05 в 23:06 

Лёль
Трудно быть совершенством... Но ведь можно! (с) Драко Л. Малфой
Наутро он проснулся один. Ни Поттера, ни его вещей не было видно. Зато раковина в ванной комнате ещё не высохла, напоминая о недавнем использовании, а на полу виднелись следы мокрых ног. Вздохнув, Малфой полез в душ.
Маленькая армия Серебряного принца ожидала его в коридоре. Командир и кавалерия спустились в столовую, где уже расположились почти все слизеринцы.
В самом дальнем углу стола, в гордом одиночестве сидел Гарри Поттер. Малфой хихикнул, наблюдая, с какой скоростью гриффиндорец поглощал свой завтрак. Впихнув в рот целиком всю булочку и осушив залпом чашку кофе, поперхнувшись, запив ещё одной чашкой, он подскочил со своего места, и, просияв счастливой улыбкой, промчался ураганом мимо остальных, застывших в шоке, участников поездки в министерство.
-Кто-то хорошо провёл время этой ночью, – услышал возле себя Драко женские голоса. Группка слизеринок, намазывая джем на тосты, завистливо вздыхала, глядя Поттеру вслед.
-Ну конечно! Это же "Гарри Поттер", – передразнила одна шатенка, кивая головой подруге.
-Он-то наверняка сбежал ночью в город, и хорошо повеселился, – поддержала её спутница, блондинка с мелкими кудряшками. – И не торчал здесь всю ночь, как мы!
-И ведь ему за это ничего не будет, – поддакнула длинноволосая брюнетка.
-Судя по его довольной физиономии, даже если ему и дадут нагоняй, его это мало беспокоит, – откликнулась шатенка, откусывая огромный кусок от жареного хлебца. - Столько счастья в глазах…
-Наверняка игра стоила свеч, – наматывая на палец светлую кудряшку, вздохнула блондинка. – Он же гриффиндорец, всегда такой правильный! А тут – такой риск! Авроры и всё такое…
-Да, интересно, ради кого же стоит так рисковать, и что же принесло столько радости золотому мальчику, – мечтательно заморгала брюнетка.
Отвернувшись от сплетниц, Драко уселся за стол. На щеках заиграл лёгкий румянец, гордо выпрямившись, Серебряный принц прикрыл глаза и окинул столовую томным взглядом. Он-то прекрасно знал, что, а вернее кто, смог наполнить безумным счастьем эти зелёные глаза.
Поттер действительно мог сбежать ночью в город. И ему действительно ничего существенного бы не сделали. Лишили бы пары сотни баллов, подумаешь. Зато сколько эффекта! А вместо этого Поттер смело пришёл к нему. Ну кто бы мог подумать…
-Драко, позволь узнать, что развеселило тебя в это хмурое осеннее утро, – Блейз уселся рядом, придвигая к себе тарелку с овсянкой.
-Эта каша, – хмыкнул Малфой, пряча румянец.
-О. Если это слишком личный вопрос, то не отвечай, – приподнял брови Забини, покосившись на тарелку с потенциальным завтраком.
-Я это тоже чувствую, – по другую руку префекта факультета расположилась Паркинсон.
-Что, восторг? – выглянул из-за плеча друга Блейз.
-Нет, чувство тошноты, – протянула Панси. – Но в отличие от Драко, сие меня не веселит…
Ребята рассмеялись, а Малфой украдкой бросил взгляд на дверь, в которой недавно исчез Поттер
-"Интересно, что наш золотой мальчик расскажет о поездке своим друзьям?"…

Гарри мчался по коридору министерства, едва задевая проходящих магов и ведьм. Он хотел успеть попрощаться с Артуром Уизли перед отъездом. Рыжеволосый мужчина сидел в своём маленьком кабинете и что-то писал. Юноша деликатно кашлянул, привлекая к себе внимание.
-О, Гарри! – радостно воскликнул Артур. – Как хорошо, что ты зашёл. Я уже хотел дописать письмо и идти тебя искать сам. Вот, Молли передала тебе и ребятам в школу.
Маг вытащил из-под стола большой коричневый свёрток шелестящей бумаги и вручил его обомлевшему студенту.
-Мистер Уизли… - поставив пакет на стол, замялся Гарри. – Я хотел у вас кое-что спросить… Что бы вы делали, если б рискнули сделать нечто неординарное необдуманно, но решительно, и у вас бы всё получилось как нельзя лучше? – Поттер чувствовал, что краснеет, как младшекурсник. Мужчина приблизился к парню и положил руку ему на плечо:
-Я бы радовался, Гарри. И продолжал бы смело действовать. Ты молод, силён и должен добиться того, чего хочешь!
-"Или кого" – улыбнувшись, подумал гриффиндорец, а вслух добавил:
-Спасибо, сэр…
-Мистер Поттер! Я знал, что найду вас здесь! – сзади раздались раскаты грома, исходящие из грозовой тучи – профессора Снейпа. – Вся группа готова к отъезду, почему я должен бегать за вами по всему министерству?
-Вы не должны были, сэр, – невинно заморгал беглец, подхватывая коричневый пакет со стола. – Вы же сами только что сказали, что знали, где найдёте меня. Сразу бы сюда и пришли, вместо того, что б сломя голову переворачивать всё министерство в поисках, – совершенно не утрировал ситуацию студент.
-Десять баллов с Гриффиндора, – отчеканил мастер зельеделия. – За неуважение и грубость к преподавательскому составу…
Но Поттер его уже не слышал. Проскочив мимо мага, он снитчем бросился вперёд по коридору, прижимая к груди шуршащий свёрток. Даже сто Снейпов не могли испортить ему сегодня настроения.
-Ну же, Северус, – склонил голову на бок Артур. – Прости мальчику пылкий нрав.
-Я дам ему адрес, пусть язвит, Сам-Знаешь-Кому, – прищурился слизеринский декан и, развернувшись, вышел из кабинета.
Слизеринцы, одетые в плащи и вооружённые дорожными сумками и полученными в министерстве знаниями, столпились в Атриуме. Мистер Бонто раздавал всем небольшие пергаменты с адресами и именами отделов, в которые ученики могли написать для получения дополнительной информации о работе. Невдалеке от группы неловко переминался с ноги на ногу одинокий гриффиндорец, расправляя на себе мятую куртку и косясь по сторонам.
Подошёл Снейп, обменялся парой фраз с провожатым. Ему явно не терпелось покинуть назойливое шумное здание, и профессор поторапливал гида.
-Мистер Поттер, место! – окликнул зельевар студента, и Гарри встал в строй, рядом со скучавшим Малфоем, равнодушно разглядывающим окружающих. Экскурсия покинула магическое здание и двойная охрана авроров, так и не появившаяся на глаза перед Хогвартскими учениками, отправилась охранять студентов до станции 9 и три четверти.

URL
2010-11-05 в 23:07 

Лёль
Трудно быть совершенством... Но ведь можно! (с) Драко Л. Малфой
Гарри удобно устроился на мягком сидение в купе Хогвартс - Экспресса. Он опять выбрал последний вагон и теперь, расположившись со всеми удобствами, рассматривал содержимое пакета, полученного от мистера Уизли. Только пару минут назад поезд отошёл от станции, а Поттеру уже не терпелось приехать в школу.
За дверью послышались голоса, раздался стук, и, не дожидаясь ответа, в купе чинно вошли три слизеринки, которые накануне обсуждали его за завтраком. Устроившись на скамье напротив, они продолжили прерванный разговор:
-Я же говорила вам! Посмотрите! – указала одна из них пальчиком на обомлевшего гриффиндорца,куда-то в район шеи.
-Да, действительно, – согласилась с подругой кудрявая блондинка. – Невероятно!
-Ээээ…Эммм… Я могу вам чем-то помочь? – наконец смог сформулировать целое предложение оторопевший Гарри.
-А я не верю! Он же гриффиндорец! – проигнорировав парня, воспротивилась подругам длинноволосая брюнетка. – Чтоб кто-нибудь из наших!
-Да нет же, сама посмотри! – встрепенулась шатенка, тыкавшая в Поттера пальчиком.
-Я могу узнать, что вам от меня надо? – не оставлял попыток вмешаться в разговор Поттер.
-Вчера этого не было, – протянула блондинка, играясь со светлой кудряшкой, в упор не замечая гриффиндорца.
-Ну, мало ли что? – не унималась недоверчивая брюнетка.
-Послушайте, это неприлично, в конце концов! – замахал руками Гарри.
-Что значит "мало ли что"? – опять ноль внимания на мирового героя со стороны девиц. – Засос на шее, он сам себе поставил?
-Чтоооо? – багровея, плюхнулся на сидение Поттер и принялся яростно заматываться школьным шарфом, попутно пытаясь удушиться.
-Мистер Поттер, попытки суицида оставьте на потом, - окатил холодным взором потенциального самоубийцу слизеринский префект, вдруг нарисовавшийся в дверном проёме. – А вы, милые дамы, соблаговолите объяснить, зачем вы пытаетесь призвать народного героя этого века к применению к себе насилия и нанесения тяжких телесных повреждений?
Девушки как по команде вздёрнули носики. Шатенка, судя по всему старшая, ответила:
-Малфой, вмешательство в частную жизнь мистера Поттера не является преступлением и не карается сроком в Азкабане. Мы все имеем право обсуждать новости, связанные с героем магического мира. Всё равно "Пророк" и так этим всё время занимается…
-Не думаю, что синяк на шее или ссадина на колене является новостью мирового масштаба, – прищурился Серебряный принц. – Однако если вас интересуют именно такие интимные детали доблестного гриффиндорца, то я могу попросить мистера Поттера, в качестве одолжения, сообщать вам каждый раз, когда у него начнётся зуд или появится тошнота. Уверен, такая информация придётся вам по вкусу, ибо разводить грязные сплетни подобает вашему уровню развития и самооценки. Будут ещё блестящие идеи?
-Нет, – фыркнула шатенка,– в сфере наших интересов не лежат препирательства с префектом факультета. Мы выше этого. Можешь запретить нам покидать остальных студентов группы, пока мы находимся вне Хогвартса. Можешь следить за порядком. Всё же остальное для тебя, Малфой, вне досягаемости.
Дёрнув плечом, слизеринка вышла из купе. За ней, поджав губки и поднимая носы ещё выше, поспешили подруги. Драко посторонился, давая им проход:
-Я сообщу мисс Паркинсон, что у вас, юные дамы, полно свободного времени, и вы с радостью возьмётесь выполнять какую-нибудь факультативную работу, на которую она подыскивала добровольцев, – порадовал уходящих девушек на прощание староста, проходя в купе и захлопывая дверь.
-Как ты собираешься победить Тёмного Лорда, если ты испугался трёх мелководных змеюк? Хотя нет, не открывай мне этой тайны, я не выдержу груза ответственности…
Малфой подошёл к столу, на котором сиротливо покоился забытый Гарри пакет, и принялся невозмутимо копаться в его содержимом.
-Я не испугался, я разозлился!.. Эй, это подарки, всем, в школу…
-Ну, а я не "все"?
-Нет, – вдруг смущённо улыбнулся Поттер. – Ты один единственный, особенный… - гриффиндорец протянул руки и, обхватив Драко за талию, усадил его себе на колени.
-Наконец-то ты понял, что я самый неотразимый и неповторимый, – устраиваясь поудобнее, блондин спокойно вытирал об школьный шарф Гарри красное яблоко, которое он выудил из бумажного пакета миссис Уизли. Поттер поперхнулся. Он только хотел назвать слизеринцу поставщика этого яблока, являющегося в глазах аристократа одним из "нищих рыжих", но вовремя остановился. Изменения в поведении очень шли Малфою.
-Спасибо, что спас меня от этих фурий, – он покрепче обнял слизеринца.
-Угу, – рот Драко был забит яблоком. – Ты мой должник!
Гарри сидел молча, прижимая к себе блондина, невозмутимо жующего яблоко, и наслаждался запахом его волос.
-Знаешь, сегодня пятница… - задумчиво произнёс слизеринец. – Наверняка все наши отправятся в Хогсмид. А у меня отдельная комната в слизеринских подземельях, с мягким ковром и небольшим камином…
-И только с одной кроватью? – улыбнулся Гарри.
-Да, только с одной, но достаточно большой, – Драко развернулся к гриффиндорцу:
-Почему ты ушёл так рано утром?
-О, а ты был готов сделать эту новость народным достоянием? – засмеялся брюнет.
-Нет, пожалуй, ещё не готов…
-Ещё нет? Значит, когда-нибудь всё-таки – да? – и, не давая парню опомниться, он притянул Малфоя к себе и припал губами к мягким губам собеседника. Почувствовав сладкий вкус яблока, Гарри застонал и ворвался в рот к слизеринцу, стараясь языком слизать как можно больше вкусного сока.
Руки блондина легли на плечи Поттера, и он вцепился пальцами в чёрные локоны. Наконец, оторвавшись от уст парня, глубоко вздохнул:
-Я научусь, и буду лучше тебя и в этом!
-Так мне можно прийти сегодня?
-Ну, думаю, что да… - Драко нехотя встал на ноги.
-А зачем? – лукаво улыбнулся брюнет.
-Как зачем? Отдавать долги! – Малфой схватил ещё одно яблоко и проворно отпрыгнул к двери, чтобы Поттер не успел поймать его:
-И прихвати яблоки! – радостно прокричал Драко, и дверь купе с лёгким стуком закрылась за ним…





КОНЕЦ.

:lala2:

URL
2012-08-16 в 07:00 

Обалденно.....

URL
2012-12-07 в 05:40 

LaAIRIN
Узнать что либо у женщины невозможно в любом возрасте. Девичья память, плавно переходит в женские секреты, а затем в старческий склероз)))))XD)))))
С удовольствием прочитала второй раз!
первый - на Домиане полгода назад))

Спасибо!:red:

2015-01-10 в 16:47 

Спасибо, было и романтично и весело : )

URL
   

Особая Страничка

главная